Женщина из индийского племени Инес Рамес сама себе сделала кесарево сечение и выжила

Инес Рамирес Перес

Удивительные истории бывают не только в медицинских сериалах. Порой в жизни происходит такое, от чего сам доктор Хаус, охотившийся за наиболее редкими и необычными диагнозами, определенно впал бы в ступор. «Медвестник» предлагает вниманию читателей новую рубрику «Медицинское невероятное», ведь все самые любопытные медицинские случаи так или иначе выходят за рамки привычного: связаны со сверхвозможностями человеческого организма, чудесами науки и врачебного гения, а порой и с обычной человеческой глупостью...

 

История Инес:

 

«Выпила стакан спирта и взрезала себе живот»

 

Пятого марта 2000 года произошел беспрецедентный в истории медицины случай: женщина сама себе сделала кесарево сечение, выжила и спасла своего ребенка. Звучит как мистификация: медицинский мир никогда не слышал о подобном ни до нее, ни после. И тем не менее это реальный случай, он был расследован специалистами и даже попал на страницы International Journal of Gynecology & Obstetrics —  международного издания об акушерстве и гинекологии.

 

Инес Рамирес Перес родилась в 1960 году в индейском племени сапотеков в мексиканском штате Оахака. Простая крестьянка до описываемых событий родила шестерых детей и была беременна в восьмой раз (одного ребенка потеряла в родах). Рио-де-Талео, горная деревушка, где жила семья Инес, находилась в 80 км от ближайшего медпункта.

 

Когда у Инес начались схватки, она была дома, с ней были только малолетние дети. Длились схватки около 12 часов, к полуночи отошли воды, боль становилась нестерпимой, а ребенок так и не появлялся. Точно так же все было и в предыдущий раз, когда Инес потеряла малыша. Поэтому напуганная женщина пошла на крайнюю меру: выпив стаканчик крепкого алкоголя, взяла в руки кухонный нож с 15-сантиметровым лезвием.

 

Индейцы рожают сидя, слегка подавшись вперед. Стенка матки смещается к брюшине. Поэтому, взрезав себе живот, Инес не повредила кишечник. Она приставила лезвие к низу живота и повела разрез вверх, для верности длиной целых 17 сантиметров. И повторяла это движение, с каждым разом углубляя рану, захватывая новые слои. Чтобы разрезать матку, Инес понадобилось браться за нож трижды. Операция длилась не больше часа. Нащупав ножку мальчика, мать извлекла его на свет и страшно обрадовалась, когда малыш запищал. У Инес еще хватило сил перерезать пуповину ножницами и кое-как «затолкать внутренности обратно». Лишь затем она потеряла сознание.

 

В ходе операции женщина держала нож хватом, предусмотренным  у столяров, работающих ножами  для резьбы по дереву: давила  на лезвие  указательным и большим пальцами, понемногу углубляя разрез.

 

НожТот самый нож с 15-сантиметровым лезвием, которым воспользовалась Инес. Ещё в 2014 году служил в хозяйстве для нарезки овощей

 

История санитара:

 

«Аспирин при температуре, кесарево при трудных родах»

 

Надо сказать, что какой-никакой медицинский работник в забытой богом горной деревушке на высоте две тысячи метров над уровнем моря с населением в полтысячи жителей имелся — санитар Леон Крус. В его ведении находилась казенная аптечка, из которой он по мере надобности выдавал лекарства — аспирин, например, если у кого-то поднималась температура. Леон даже приходился двоюродным братом мужу Инес. Сам Антонио Перес от медицины был весьма далек, но именно он помогал появиться на свет всем своим детям. На этот раз отца, правда, не оказалось дома — поздним вечером, когда у Инес случились роды, застрял в деревенском трактире. 

 

Совет в случае трудных родов провести себе кесарево Инес получила от Леона. Именно он обнаружил потерявшую сознание и в море крови женщину на рассвете и, кое-как зашив штопальной иглой и простой хлопчатобумажной нитью разрез, дотащил несчастную до маршрутки. Еще час пришлось трястись по разбитой грунтовой дороге до медпункта, где для Инес наконец вызвали скорую помощь.

 

История акушеров:

 

«Помогло стечение обстоятельств: она правильно выбрала место для разреза»

 

Случай Инес вошел в сборник статей Михаила Шифрина «100 рассказов из истории медицины. Величайшие открытия, подвиги и преступления во имя вашего здоровья» (изд-во «Альпина Паблишер», 2019). Вот как описывает автор впечатления акушеров-гинекологов районной больницы Сан-Пабло-Уистепек, куда спустя 16 часов после случившегося доставили героическую мать: «При виде 17-сантиметрового разреза, прихваченного хлопчатобумажной ниткой, завотделением Онорио Гальван взял камеру и стал снимать все, что делает хирург Хесус Гусман. Заглянув в рану, оба не поверили своим глазам: матка уменьшилась до обычных размеров, кровотечение прекратилось и при этом никаких признаков инфекции! Брюшную полость промыли, маточные трубы перевязали во избежание новой беременности. Полости закрыли, поставили дренаж, стали колоть антибиотики. Приключения для кишечника даром не прошли: на третий день дали о себе знать спайки, которые пришлось удалять абдоминальному хирургу. И все же выздоровление шло в невероятном темпе: Инес рвалась домой, где без присмотра шестеро детей. Орландо был при ней неотлучно, он с усердием сосал материнскую грудь».

 

По мнению специалистов, Инес помогло счастливое стечение обстоятельств: она правильно выбрала место для разреза — напротив матки, не задев кишечник; не произошло инфицирования раны от операции, проведенной в нестерильной среде; она не потеряла сознание от болевого шока или потери крови до конца операции.

 

История Орландо:

 

«Мы откроем в деревне больницу и назовем ее госпиталем имени Орландо»

 

Спустя 10 дней лечения женщина отправилась из клиники на маршрутке в обратный путь. Но не в силах пережидать долгую объездную дорогу по серпантину (очень уж рвалась к детям!), вышла из автобуса и, привязав сына шалью за спиной, двинулась напрямую горными тропками. Через пару часов она была уже дома и сразу же взялась за накопившиеся по хозяйству дела.

 

То, что с ней случилось, Инес описывает так: «Я просто больше не могла терпеть боль. Если моему ребенку суждено было умереть — я решила, что умру вместе с ним... Я надеялась, что Господь сохранит и меня, и его». Впоследствии Инес рассказывала, что не советовала бы никакой другой женщине следовать ее примеру. Но если бы история повторилась с ней, ради любимого сына Орландо она, не задумываясь, сделала бы то же самое.

 

Премьер-министр штата пообещал провести в деревню дорогу с твердым покрытием, чтобы могла приехать скорая помощь. А министр здравоохранения Мексики пообещал построить в деревне больницу и назвать ее именем Орландо. Но ни дороги, ни больницы, ни даже мобильной связи в Рио-де-Талео нет и поныне. А знаменитые в прошлом мать и сын, о которых мир уже успел забыть, живут там до сих пор.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».