Фото из открытых источников носит иллюстративный характер.
Фото из открытых источников носит иллюстративный характер.

Самый первый крик новорожденного звучит… на языке его матери. Это особенно очевидно в тональных языках, где колебания высоты тона определяют значение слов. Группа китайских и немецких ученых из Вюрцбургского университета продемонстрировала этот феномен в исследовании на младенцах из Китая и Камеруна.

 

Тоны и смыслы

 

Тональные (тоновые) языки звучат довольно странно для европейского уха: в отличие от немецкого, французского или английского смысл в них определяется еще и высотой произнесения слогов или слов. За идентичными на первый взгляд звуками могут стоять совершенно различные лексические и грамматические значения в зависимости от того, произносятся ли они высоко или низко, протяженно или с определенными звуковыми колебаниями, — тон играет смыслоразличительную роль.

 

Ярчайшим примером тонового языка является китайский. Чтобы свободно изъясняться на этом языке, необходимо овладеть четырьмя характерными звуками. Гораздо сложнее обстоит дело с ламнсо, языком народа нсо — по оценкам, 280 тысяч представителей этой этнической группы живут в высокогорных деревнях на лугах Северо-Западного Камеруна, где занимаются сельским хозяйством. Этот сложный тональный язык имеет 8 тонов, некоторые из которых, кроме того, обладают «контурными» различиями. Это означает, что тот, кто хочет идеально говорить на ламнсо, должен не только уметь подобрать идеальный тон, но и интегрировать необходимые колебания высоты звука в определенные слова.

 

Итак, если матери говорят на таких сложных тональных языках, не отражается ли это в плаче их младенцев? Вопрос изучается учеными из разных стран в рамках масштабного проекта. Результаты некоторых исследований уже опубликованы в последних выпусках журналов Speech, Language and Hearing и Journal of Voice.

 

Звуки родного языка

 

«Плач новорожденных, матери которых говорят на тоновом языке, характеризуется значительно более высокими мелодическими вариациями по сравнению, например, с немецкими новорожденными», — говорит профессор Кэтлин Вермке, руководитель Центра предречевого развития кафедры ортодонтии Университета Вюрцбурга. Младенцы нсо в Камеруне демонстрировали значительно более высокую «общую вариацию высоты звука внутри высказывания» (интервал между самым высоким и самым низким тоном). Также кратковременное повышение и понижение тона во время их крика было более интенсивным по сравнению с новорожденными от немецкоязычных матерей. «Их плач действительно больше похож на пение», — говорит профессор Вермке, описывая этот эффект. Результаты были аналогичными и для новорожденных из Пекина.

 

С точки зрения ученых, эти результаты подтверждают теорию, которую сначала проверили, сравнивая немецких и французских новорожденных.

 

Строительные блоки для развития будущего языка приобретаются с момента рождения, а не когда младенцы начинают лепетать или произносить первые слова, утверждают лингвисты. Или даже раньше: широкие возможности познакомиться со своим родным языком человек получает еще в утробе матери в течение последней трети беременности. Вот почему новорожденные демонстрируют в своем плаче характерные мелодические паттерны, на которые влияет их окружение, а именно язык, на котором говорит мать, задолго до того, как начнут произносить свои первые согласные звуки или попробуют «слоговое лепетание», похожее на речь.

 

Вне культурных границ

 

В то же время эти результаты подчеркивают, что новорожденные демонстрируют высокую степень межкультурной универсальности в своем плаче. «Мы исследовали младенцев из самых разных культур, — говорит Кэтлин Вермке. — С одной стороны, дети из Пекина, которые развиваются в окружении всех благ цивилизации — компьютеров, телевидения, смартфонов. С другой стороны, дети нсо, которые родились в сельской местности, где нет никаких технических достижений современности. И несмотря на эти культурные различия, обе группы тонального языка продемонстрировали аналогичные эффекты по сравнению с группой нетонального немецкого языка».

 

При всей осторожности эти результаты могут свидетельствовать о том, что в процесс в дополнение к внешним факторам вовлечены и генетические. «И, конечно, не подлежит сомнению, что новорожденные могут выучить любой язык, на котором говорят в мире, независимо от того, насколько он сложен», — утверждает Кэтлин Вермке.

 

Как дети интегрируют информацию?

 

Двухлетний ребенок может сказать всего несколько слов, а пятилетний знает многие тысячи. Как детям удается совершить этот подвиг? Более века психологов занимает эта загадка: в бесчисленных экспериментах исследователи титруют информацию, которую малыши используют для изучения новых слов. Но до сих пор неясно, как дети интегрируют разные типы информации.

 

Фокусы со словами

 

«Разумеется, дети используют множество различных источников информации из социальной среды и опираются на уже полученные знания, чтобы выучить новые слова. Но похоже на то, что у них есть еще определенный набор уловок, которым они могут пользоваться», — говорит Мануэль Бон, исследователь из Института эволюционной антропологии Макса Планка (Германия).

 

Если вы показываете ребенку предмет, который он уже знает, скажем, чашку, а также предмет, которого он никогда раньше не видел, ребенок обычно думает, что слово, которое он никогда раньше не слышал, принадлежит новому предмету. Почему? Дети используют информацию в форме имеющихся у них знаний слов (вещь, из которой вы пьете, называется «чашкой»), чтобы сделать вывод, что объект, у которого нет имени, соответствует имени, у которого нет объекта. Другая информация поступает из социального контекста: дети запоминают прошлые взаимодействия с говорящим, чтобы узнать, о чем они, вероятно, будут говорить дальше.

 

«Но в реальном мире дети изучают слова в сложных социальных условиях, в которых доступен более чем один тип информации. Им приходится использовать свои знания слов при общении с говорящим. Обучение словам всегда требует интеграции нескольких различных источников информации, — продолжает Мануэль Бон. — Открытым остается  вопрос, как дети сочетают разные, иногда даже противоречащие друг другу источники информации?»

 

Предсказания компьютерной программы

 

В новом исследовании этим вопросом занялась группа ученых из Института эволюционной антропологии Макса Планка, Массачусетского технологического института и Стэнфордского университета (США). На первом этапе прошла серия экспериментов, чтобы определить чувствительность детей к различным источникам информации. По итогам сформулирована вычислительная когнитивная модель, в которой подробно описан способ интеграции этой информации.

 

«Можно представить эту модель как небольшую компьютерную программу. Мы вводим информацию о чувствительности детей к различной информации, которую измеряем в отдельных экспериментах, а затем программа моделирует то, что должно произойти, если эти источники информации объединить рациональным образом. Модель выдает прогнозы того, что должно произойти в новых гипотетических ситуациях, когда все эти источники информации доступны», — объясняет Майкл Генри Тесслер, один из ведущих авторов исследования.

 

На последнем этапе исследователи превратили гипотетические ситуации в реальные эксперименты. Они собрали данные, работая с детьми от 2 до 5 лет, чтобы проверить, насколько хорошо прогнозы модели рациональной интеграции совпадают с реальностью. Выяснилось, что информацию о поведении детей в новых ситуациях модель предсказывала просто идеально.

 

Изучение языка как проблема социального вывода

 

Как работает модель? Алгоритм, который обрабатывает различные источники информации и объединяет их, учитывает все данные о десятилетиях исследований в области философии, психологии развития и лингвистики. По сути, модель рассматривает изучение языка как проблему социального вывода, в которой ребенок пытается выяснить, что имеет в виду говорящий и каковы его намерения. Различные источники информации систематически связаны с этим основным намерением, что обеспечивает естественный способ их интеграции.

 

Кроме того, модель также указывает, что изменяется по мере взросления детей. Подрастая, они становятся более чувствительными к тем или иным источникам информации, но процесс социального мышления, объединяющий все источники, остается прежним.

 

Исследование предлагает несколько заставляющих задуматься результатов, сообщающих о том, как дети учат язык. Следующими шагами в этой исследовательской программе будет проверка надежности теоретической модели. Для этого команда в настоящее время работает над экспериментами, включающими новый набор источников информации, которые предстоит интегрировать детям.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».