Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

В черепе умершего 5,3 тысячи лет назад мужчины найден древнейший образец чумной палочки. Это самые ранние из известных науке фрагментов ДНК возбудителя этой болезни. Результаты исследования опубликованы в Cell Reports.

 

Загадка номера RV 2039

 

Останки древних людей были обнаружены при раскопках еще в 1875 году в местечке Рилюкалнс неподалеку от реки Салаца (в древности — Астиджерва), впадающей в Балтийское море (на территории современной Латвии). Под пластом из чередующихся слоев раковин пресноводных мидий и рыбьих костей, которые сформировались в результате деятельности человека за короткий период в начале 6-го века до н. э. археолог-любитель Карл Георг граф Сиверс обнаружил два одиночных захоронения. Там покоились хорошо сохранившиеся останки девушки 12–18 лет и молодого мужчины 20–30 лет. В те времена установить точную датировку не представлялось возможным, поэтому тела остались малоизученными. Черепа исчезли после Второй мировой войны, однако в 2011 году их вновь обнаружили в антропологической коллекции друга Сиверса — всемирно известного немецкого врача, основоположника патанатомии Рудольфа Вирхова. Одновременно с этим на стоянке Рилюкалнс открыли еще два захоронения доисторического происхождения — пожилого мужчины и новорожденного.

 

По данным радиоуглеродного анализа, возраст останков составляет около 5 тысяч лет. Судя по всему, древние жители берегов реки Салаца занимались охотой, рыболовством и собирательством. Анализ ДНК показал, что они столкнулись с возбудителем чумы — бактерией Yersinia pestis, вызвавшей три эпидемии в истории. Ученые выполнили полногеномное шотган-секвенирование древней ДНК (метод секвенирования/клонирования длинных участков ДНК) и параллельно провели поиск в собранных последовательностях геномов патогенов вирусной и бактериальной природы. В одном из образцов, получившем номер RV 2039, и были обнаружены фрагменты генома Y. pestis. Эти фрагменты демонстрировали типичные для древней ДНК паттерны повреждений, поэтому в возрасте найденного образца ДНК не возникло сомнений. Исследователи воссоздали геном этой чумной палочки.

 

Итак, одним из первых переносчиков «черной смерти» оказался молодой мужчина. Вероятнее всего, он довольно продолжительное время жил с болезнью. А это может означать, что она протекала в легкой форме.

 

Еще до славы «черной смерти»…

 

Генетический анализ показал, что древний штамм был менее заразным и не столь смертоносным, как его средневековый собрат. Следовательно, появление Y. pestis в истории можно отодвинуть на 2 тысячи лет ранее, чем предполагали ученые. В отличие от возбудителя «черной смерти», древний геном чумной палочки не содержал гена, который позволил патогену впоследствии передаваться человеку от блох. У древней бактерии в структуре гена не найдено вариаций, играющих важную роль в выживании Y. pestis в пищеварительной системе блох и их передаче человеку.

 

Сравнение полученного генома с 278 древними и современными геномами Y. pestis, а также с геномом родственной бактерии Y. pseudotuberculosis, показало, что воссозданный геном лежит в основании всего филогенетического древа Y. pestis. Он представляет собой первое ответвление, возникшее после отделения Y. pestis от Y. pseudotuberculosis, которое случилось 7 тысяч лет назад. Этот вариант отличался от штаммов Y. pestis, выделенных из человеческих останков времен неолита и бронзового века. В нем 106 уникальных однонуклеотидных полиморфизмов, которые, однако, не влияют на факторы вирулентности.

 

Ученые предположили, что древние охотники и собиратели района реки Салаца могли получить Y. pestis или даже ее предка, Y. pseudotuberculosis, при контакте с бобрами (на стоянке Рилюкалнс самым распространенным видом среди археозоологических находок был бобр — частый переносчик Y. pseudotuberculosis, непосредственно предшествующего штамму Y. pestis).

 

Кроме того, несмотря на присутствие Y. pestis в останках молодого мужчины, неизвестно, болел ли он чумой или был носителем. Он точно не страдал бубонной формой (переносчиками которой являются блохи), быть может, болел легочной, но она редко встречалась в прошлом. Вполне вероятно, что мужчина заразился после укуса грызуна или хищного животного септицемической чумой, которая не могла передаваться другим людям.

 

Есть вероятность, что доисторические штаммы с высокой бактериальной нагрузкой имели более низкую вирулентность. Из этого не следует, конечно, что они были безвредными и от них не умирали. Но вот поверить в их возможность вызывать эпидемии довольно сложно. Таким образом ученые поставили под сомнение гипотезу о том, что численность населения Европы 5,5 тысячи лет назад резко сократилась из-за чумы. Они считают, что большее влияния на этот процесс оказали изменения климата.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».