Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Травмы, получаемые детьми во время отдыха, активного досуга, занятий спортом, не редкость. Государственные медицинские судебные эксперты сталкиваются с детским травматизмом не так часто, как врачи профильной специализации, но тем не менее регулярно.

 

Приведенный случай из практики заслуживает внимания своей нетривиальностью: несложный, на первый взгляд даже банальный. Однако скрупулезный подход медицинских судебных экспертов к обследованию подэкспертного и изучению результатов медицинского обследования позволил правильным образом интерпретировать клиническую картину и избежать ошибки, которая имела бы не только медицинские, но и правовые последствия.

 

Из анамнеза

 

В больницу родителями доставлен подросток с жалобами на боли в спине. За несколько часов до этого он играл во дворе с другими детьми. Между ними произошел конфликт, и девочка-ровесница резко его толкнула. Упав на бок (верхней частью — на газон, нижней — на асфальт), мальчик почувствовал сильную боль в спине, но встал и попытался догнать свою обидчицу…

 

Результаты осмотра в приемном отделении: в области позвоночника со стороны кожных покровов видимых изменений нет, болезненность при пальпации на уровне остистых отростков 3–6-го грудных позвонков. Движения в грудном отделе позвоночника болезненные, неврологических нарушений нет.

 

Выполнены рентгенограммы шейного и грудного отделов позвоночника. Обеспокоенность врачей вызвал грудной отдел: минимальная клиновидная деформация спереди тела 3-го грудного позвонка — признак компрессионного перелома? На других уровнях снижения высоты тел позвонков нет, смещений нет, дефектов дужек и отростков не выявлено.

 

С диагнозом «компрессионный перелом тела 3-го грудного позвонка 1-й степени» пациент госпитализирован для стационарного лечения.

 

Анализ данных

 

Родители увидели связь между переломом и падением сына во время конфликта с девочкой во дворе. С заявлением они обратились в РОВД. Была назначена проверка и судебно-медицинская экспертиза по определению степени тяжести телесных повреждений.

 

Государственный медицинский судебный эксперт осмотрел подэкспертного в больнице спустя 2,5 недели после госпитализации. От пациента поступили жалобы на периодические боли, в т. ч. при ощупывании, в поясничном отделе позвоночника. Эксперт изучил рентгенограммы шейного и грудного отделов позвоночника, медицинскую карту стационарного пациента и медицинскую карту амбулаторного пациента, а также обстоятельства происшествия.

 

По результатам экспертизы телесных повреждений, находящихся в причинной связи с обстоятельствами падения во дворе, не обнаружено. Согласно выводам эксперта, выставленный за время стационарного и амбулаторного лечения диагноз «закрытый компрессионный перелом тела 3-го грудного позвонка» и длительность лечения по этому поводу объективными медицинскими данными не подтверждаются. 

 

С результатами экспертизы не соглашаются родители мальчика, т. к. из больницы их сына выписывают после 3-недельного лечения с заключительным диагнозом «закрытый компрессионный перелом тела 3-го грудного позвонка 1-й степени», больному рекомендовано ношение корсета.

 

Органом, проводящим проверку, снова назначается судебно-медицинская экспертиза, на этот раз комиссионная. На разрешение вынесены следующие вопросы: мог ли мальчик получить телесные повреждения при обстоятельствах падения во дворе? имелся ли у него в день происшествия перелом тела 3-го грудного позвонка?

 

Противоречия

 

Судебным экспертам предоставлены медицинские карты больного, история развития ребенка, результаты РКТ позвоночника и рентгенограммы, выполненных в процессе лечения. С целью совместного изучения результатов рентгенологического исследования и правильной интерпретации клинической картины медицинские судебные эксперты ходатайствуют о включении в состав комиссии в качестве экспертов врача-рентгенолога и врача-травматолога.

 

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом привлекаемые специалисты предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, отказ или уклонение от исполнения возложенных обязанностей.   

 

В ходе экспертизы и изучения медицинских документов у членов экспертной комиссии возникли противоречия в интерпретации результатов исследования позвоночника. В частности, врач-рентгенолог приходит к выводу, что по данным РКТ и МРТ изменения в грудном отделе позвоночника следует трактовать как проявления остеохондропатии (ювенильного хондроза) 3–4, 5–6-го грудных позвонков.

 

В то же время врачом-травматологом при обследовании фиксируются жалобы пациента на периодическую боль в позвоночнике в течение уже полугода. Учитывая обстоятельства происшествия, данные клинического осмотра, локального статуса ребенка и РКТ (сделанной сразу после происшествия и госпитализации), травматолог приходит к выводу, что имелась клиника закрытого компрессионного перелома тела 3-го грудного позвонка 1-й степени, а спустя 8 месяцев после первоначального обследования — клиника вертеброгенной торакалгии на фоне остеохондроза позвоночника в сегментах 3–4, 5–6-го грудных позвонков.

 

С учетом противоположных мнений приглашенных клинических специалистов медицинскими судебными экспертами принято решение о привлечении к проведению экспертизы врачей республиканского уровня. По ходатайству в экспертную комиссию включены представители РНПЦ травматологии и ортопедии — врач-травматолог с 37-летним стажем, ведущий научный сотрудник, кандидат мед. наук и врач-рентгенолог с 24-летним стажем, заведующий отделением лучевой диагностики, кандидат мед. наук.

 

Подросток дополнительно осмотрен в РНПЦ травматологии и ортопедии, выполнена рентгенологическая диагностика грудного отдела позвоночника. По результатам обследования, ретроспективного изучения медицинских документов, в т. ч. результатов рентгенологического исследования грудного отдела позвоночника, материалов проверки и обстоятельств падения мальчика, оба специалиста заключают: объективных данных, указывающих на наличие перелома тела 3-го позвонка, не выявлено. Даны рекомендации по дальнейшему лечению и профилактике.

 

Заключительный диагноз

 

После совместных обсуждений полученных данных все члены экспертной комиссии (3 государственных медицинских судебных эксперта и 4 клинических специалиста) пришли к единому мнению: заключительный клинический диагноз, выставленный в больнице, где пациент проходил лечение, не подтвержден объективными клиническими данными (в т. ч. результатами лучевой диагностики); телесных повреждений, полученных вследствие падения ребенка после конфликта, не выявлено.

 

Также члены экспертной комиссии отметили в заключении, что изменения в грудном отделе позвоночника, обнаруженные при рентгенологических исследованиях, указывают на наличие ювенильного хондроза — общего заболевания, которое возникает в период активного развития ребенка при формировании скелета, проявляется дегенеративными и дистрофическими изменениями в межпозвонковых дисках, суставах, костной ткани и связках с развитием деформации позвоночника (идиопатического сколиоза, правосторонней грудопоясничной деформации позвоночника).

 

Таким образом, экспертная комиссия поставила точку в вопросе о наличии либо отсутствии у мальчика телесных повреждений, связанных с падением. Результаты экспертизы имели крайне важное значение для принятия процессуального решения по материалам проверки и стали основанием для вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

 

Бесспорно, истинный диагноз, причину болей в спине, беспокоивших мальчика длительное время, и тактику дальнейшего лечения и профилактики было важно узнать в первую очередь для самого ребенка и его родителей.

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».