Газета медицинский вестник


Заведующий отделением анестезиологии и реанимации Могилевской инфекционной больницы Сергей Шапортов в другой профессии себя не представляет. Однако признается, что иногда хотелось поменять специальность и заняться, например, медицинской статистикой. Почему у анестезиолога-реаниматолога возникали такие мысли? Специалист рассказал корреспонденту «МВ». 

 

Случаи уникальные
 
— Самое сложное — переживать смерть своих пациентов, в частности тех, кого долго лечил, состояние которых стабилизировалось и даже улучшилось. Особенно тяжело, когда это дети. Редко, но случается и такое. Каждая смерть — очередной рубец на сердце. И всякий раз не дают покоя мысли: может, можно было сделать что-то по-другому, — делится собеседник. 
 
Даже имея солидный опыт работы — 34 года, Сергей Шапортов так и не научился мириться с горем. Объясняет: наверное, такой характер. Смерть каждого человека воспринимает как смерть близкого.
 
К слову, через отделение анестезиологии и реанимации на шесть коек ежегодно проходят 240–300 пациентов. Как правило, это больные менингитом, энцефалитом, вирусным гепатитом, осложненным ВИЧ, тяжелой кишечной инфекцией, например, сальмонеллезом с развитием почечной недостаточности, ларингостенозом, обструктивным бронхитом, тяжелым коклюшем. Иногда поступают с малярией — завозные случаи из тропических стран. В год от трех до десяти пациентов не выживают. К примеру, несколько лет назад три человека с бешенством. А в год заболеваемости гриппом H1N1 количество пациентов реанимации превысило 300.
 
— Сложности возникают постоянно — в постановке точного диагноза, лечении... Безусловно, есть протоколы обследования и терапии, но одно и то же заболевание у каждого протекает по-своему.
Все случаи уникальные, — обращает внимание заведующий отделением.
 
Немало сил и времени отнимает бумажная работа. 
 
— Хочется полностью перейти на электронный документооборот. Работали бы эффективнее. Сейчас, например, приходится в разные учреждения дублировать одну и ту же информацию, потому что нет единой сети.
 
Но зато какое удовлетворение испытывает врач, когда после длительного лечения, бессонных и, кажется, бесконечных ночей выписывает здоровых пациентов. Анестезиолог-реаниматолог счастлив, когда спустя годы они узнают в городе, благодарят. В такие моменты, признается собеседник, чувствует особое воодушевление.
 
 
Решения оперативные
 
Сергей Шапортов вырос в Могилеве. Окончив школу с золотой медалью, поступил в Витебский мединститут.
 
— В школе меня увлекали химия, биология, физика, — объясняет врач. — И так как я медалист, в мединститут мог поступить, сдав только экзамен по физике. А этот предмет я знал лучше всего.
 
Кроме того, отец долгое время работал главным инженером на одном из могилевских предприятий, где, бывало, происходили аварии, несчастные случаи. 
 
— Он круглые сутки был на связи с коллегами, оперативно решал проблемы, ликвидировал последствия. Возможно, это отчасти повлияло на то, что я выбрал реаниматологию. Наша специальность тоже требует принятия быстрых решений. 
 
Первые, но уверенные шаги в профессии молодой специалист совершал во время интернатуры в Могилевской ГБСМП. Способного врача заметил главный анестезиолог-реаниматолог области Ефим Гальпер.
 
— Вместе с моим другом, тоже анестезиологом-реаниматологом, Ефим Тимофеевич направил меня в Климовичи. Там открылась новая больница, и мы должны были с нуля организовать отделение анестезиологии и реанимации. 
 
Через год, наладив работу, Сергей Шапортов вернулся в Могилев и устроился в областную больницу. Отделение анестезиологии и реанимации инфекционки возглавляет последние 
16 лет.
 
Каждый анестезиолог…
  
…помнит своего первого умершего пациента. Своей историей поделился и наш собеседник.
 
— Это случилось в Климовичах. Поступила 83-летняя женщина с тромбозом мезентериальных артерий и вследствие этого перитонитом. Совместно с хирургами спасали ее около месяца. Выполнили четыре или пять лапаротомий, но… Сейчас, спустя 33 года, с учетом современных технологий все могло бы быть по-другому. 
 
Также врач вспоминает случай 25-летней давности. В городе Горки двое детей отравились угарным газом, впали в кому. Бабушка, у которой они гостили, истопила печь и, видимо, рано закрыла дымоход. Сергей Юрьевич по санавиации из Могилева прибыл в райцентр.
 
— Метод лечения при отравлении угарным газом по сути один — гипербарическая оксигенация. Для этого детей необходимо было транспортировать в Могилев, но в дороге они могли умереть. Реанимобилей тогда еще не было, — отмечает собеседник. 
 
Взвесив все «за» и «против», врачи рискнули. И риск себя оправдал: оба мальчика выжили. 
 
В контексте коронавирусной инфекции вспоминается 80-летняя пациентка — самая пожилая из всех, кто выжил, находясь на ИВЛ, в стационаре. На искусственном дыхании она провела около трех недель. 
 
О ковидных пациентах реанимации заведующий рассказывает:
 
— Не было ни одного моложе 40 лет. Как правило, старше 50. Что интересно, чаще всего 57, 59, 62 года. Конечно, многие с сопутствующими заболеваниями. Большинство с избыточной массой тела. Укладывали их в прон-позицию, обеспечивали кислородом около 10 литров в минуту. Приходилось постоянно объяснять им необходимость находиться именно в таком положении. 
 
18 1 1 2 3 4 5 6 7Пандемические страхи 
 
Сергей Шапортов рассказывает, как готовились к коронавирусной инфекции:  
 
— Не скажу, что было страшно, но опасался — за себя, за близких, за коллектив. Нам в некотором смысле повезло. С появлением в Витебске и Минске первых пациентов коллеги делились свежей информацией. Средств защиты у нас было достаточно. До поступления ковидных больных успели потренироваться в надевании противочумных костюмов, респираторов. Первое время, конечно, было тяжело. Ходили в них по 2–3 часа. Казалось, больше не выдержим. Но когда поступили первые пациенты и все стало реальностью, а не тренировкой, выяснилось, что в СИЗах можно продержаться и шесть часов. Я однажды 12 часов не снимал респиратор. Ко всему привыкаешь. К тому же мы поняли, что гораздо опаснее, чем в ковидном очаге, находиться в общественных местах, особенно сейчас, когда люди расслабились и не носят маски, не соблюдают дистанцию. 
 
В период коронавирусной инфекции важно:
  • иметь в достаточном количестве и использовать СИЗы, что убережет от заражения даже в очаге инфекции; 
  • не только изучать протоколы по лечению, но и общаться с коллегами. 
— Самый главный вывод, который я для себя сделал, — нельзя расслабляться даже сейчас. Пациентов, безусловно, стало меньше, но пандемия не закончилась, риск заболеть остается. Вакцина до конца не создана, и неизвестно, насколько она будет эффективна. Нет этиотропного лечения. Необходимо продолжать соблюдать все правила, написанные, по сути, как армейский устав — кровью. Больницы возвращаются к обычному режиму работы. Это хорошо, но если медперсонал считает, что все закончилось, и перестает носить СИЗы, то в результате может заразиться. Вот недавно к нам на лечение поступил доктор.
 
К слову, в самой инфекционке переболели пять санитарок и медсестра — все поправились.
 
Как COVID-19 изменил жизнь? 
 
— Пандемия расставила многие вещи по своим местам, — высказывает мнение врач. — Во-первых, показала, кто есть кто, кто выдержал, а кто нет. Некоторые врачи и медсестры, к сожалению, уволились. Во-вторых, изменился привычный образ жизни. 34 года я работал без всех этих противочумных костюмов. Придя на работу и посмотрев больных, мог выпить кофе и спокойно обдумать, как лечить пациентов дальше. Сейчас, находясь в СИЗах, попить можно только по расписанию, и принимать решения приходится намного быстрее. В-третьих, изменилось отношение к медработникам. Если раньше мы так же старались и периодически вместо благодарности получали жалобы, то сейчас нам постоянно говорят спасибо. Когда сообщаем родным пациента, что его состояние сильно ухудшилось и перевели на ИВЛ, они все равно благодарят за помощь, просят сделать все возможное. Их понимание и поддержка придают сил.
 
Последние четыре месяца Сергей Юрьевич общается с семьей главным образом дистанционно, чтобы не подвергать риску. К слову, жена Наталья Юрьевна работает врачом общей практики в Могилевской поликлинике № 8. Шапортовы познакомились еще в мединституте, а после пятого курса поженились. Две дочери по стопам родителей не пошли, выбрали экономику. 
Подрастают трое внуков — радость семьи. Сергей Юрьевич хочет, чтобы они стали врачами, но при одном условии: 
 
— Если к медработ-никам сохранится отношение общества, которое сформировалось во время пандемии. Без уважения работать морально тяжело. 
 
Полноценных выходных у анестезиолога-реаниматолога мало, ведь дома он все так же думает о пациентах. Нередко приходится срываться и ехать в больницу. А последние четыре месяца и вовсе почти не отдыхал. Поэтому как закончится пандемия, первым делом планирует уйти в отпуск. 
 
— Когда работаешь в такой напряженной обстановке, просто посидеть дома и ни о чем не думать — уже счастье. Хотя не знаю, удастся ли в этом году отдохнуть по-настоящему...
 
Награда всего коллектива 
 
Сергей Шапортов — врач-анестезиолог-реаниматолог высшей квалификационной категории. В его копилке немало профессиональных успехов и заслуженных наград. Особенно гордится специальной премией Могилевского горисполкома «Достижение» в номинации «Охрана здоровья», почетной грамотой Республиканского комитета Белорусского профсоюза работников здравоохранения. А в этом году Сергей Юрьевич отмечен медалью «За трудовые заслуги».
 
— Когда узнал об этом, на душе стало радостно. Конечно, мы работаем не за медали. Наша главная награда, как бы пафосно ни звучало, это спасенные жизни. Но все равно приятно, что не забыли про наш нелегкий труд. Это награда всего коллектива.
 
В отделении анестезиологии и реанимации трудятся 15 сотрудников, из них 4 врача. Во время пандемии помогали медсестры областного онкодиспансера.
 
— Успех в спасении тяжелых больных обеспечивает исключительно командная работа. Есть интенсивная терапия, а есть не менее важный интенсивный уход, и иногда сложно сказать, кто приносит пользы больше, — врач или санитарка. Все вместе совершаем одно благое дело. И во время пандемии, кстати, ни один сотрудник не ушел в отпуск. Спасибо коллегам за ответственность и взаимопомощь, — резюмирует Сергей Шапортов. 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».