Фото из архива О. Воронцовой.  
Фото из архива О. Воронцовой.  

Врач-педиатр, заведующая приемным отделением Гродненской областной детской клинической больницы Оксана Воронцова в профессии уже более 30 лет. На одном рабочем месте… «Не люблю рутину: работать в экстриме всегда интересно», — признается она.

 

С уроков — на аэродром

 

Мама у Оксаны Воронцовой — филолог, профессор. Папа — хирург, посвятивший детской хирургии почти полвека.

 

Оксана Воронцова:

 

Папе сейчас 83 года, до 80 лет оперировал.

 

Она до сих пор вспоминает, как в школе летала вместе с ним на санавиационном кукурузнике.

 

Оксана Воронцова:

 

Папа брал меня с собой в дальние районы Гродненской области. Он заходил в школу, просил разрешения у педагогов отпустить меня с занятий. Мне было так интересно! По характеру я спасатель. У меня есть такая потребность — защищать.

 

Впервые в операционную я вошла еще в пятилетнем возрасте со своим семилетним братом. Брат долго не выдержал, а я осталась смотреть операцию до конца. Мне хотелось быть хирургом, как папа. После школы поступила в Гродненский госмединститут. Так получилось, что я окончила только первые четыре курса в Гродно, а пятый и шестой — в Красноярском медвузе: муж был военным, и я уехала за ним в Сибирь, как жена декабриста.

 

Когда Оксана Михайловна с семьей вернулась в Гродно, начала работать в приемном отделении ГрОДКБ. Тогда думала, что временно.

 

На сегодняшний день под началом Оксаны Воронцовой 33 человека: врачи, медсестры, санитарки.

 

Оксана Воронцова:

 

Многие мои коллеги проходили у нас интернатуру. Это те молодые люди, которые хотели работать в нашем коллективе. Шли сюда целенаправленно. Мне приятно слышать, когда они говорят: «Хотим работать только здесь, с вами». Я знаю этих людей и могу на них положиться. Особенно радует, когда в мое отсутствие меня заменяют ученики.

 

Каждый день — новый опыт 

 

Оксана Воронцова:

 

С детьми работать очень легко: они всегда говорят правду. Это искренние и благодарные пациенты. Всегда видно, как они выздоравливают: по глазам, по настроению. Тяжело бывает с родителями. Меня не вдохновляет тенденция последнего времени, когда родители считают, что за ребенка должны отвечать врачи и учителя. А родители вроде как ни при чем. Очень эмоционально ко всему относятся бабушки…

 

До 2010 года больница обслуживала детей до 14-летнего возраста. Потом — до 16 лет. С 2014-го введен в строй новый хирургический корпус, а вместе с ним открылись детское ортопедо-травматологическое отделение, детский травмпункт, отделение реанимации, два хирургических отделения, МРТ и КТ. Теперь здесь принимают детей до 18 лет. А это около 30 тысяч пациентов в год, из них 13–14 тысяч госпитализируются.

 

Оксана Воронцова:

 

Корпус проектировали своими силами. Мы стали еще в каком-то смысле и архитекторами, работали вместе с дизайнерами. В итоге все получилось функционально и очень красиво! К примеру, пост медсестры выглядит как детский паровоз, а разноцветные направляющие линии со стрелками-самолетиками на напольном покрытии ведут в приемные боксы…

 

Оксана Воронцова вспоминает 2016 год: 

 

За несколько часов к нам поступило более 40 школьников с непонятным отравлением. Я хорошо помню, как у меня тогда включились все те знания, которые давали на курсах по медицине катастроф в БелМАПО. Отмечалась очень четкая, слаженная работа всех служб и специалистов, грамотная сортировка. Для меня это был огромный практический опыт. Всех спасли…

 

К сожалению, напряженные дни здесь не редкость: в отделении оказывают помощь детям с тяжелыми отравлениями, травмами, ожогами, суицидальными попытками. С 2020 года — активная борьба с коронавирусной инфекцией. К счастью, за время пандемии никого не потеряли...

 

Оксана Воронцова:

 

Наши врачи все переболели, я умудрилась дважды встретиться с вирусом.

 

И педиатр, и психолог…

 

Оксана Воронцова:

 

Однажды пришла ко мне мама двоих малышей и плачет: одного положили с ней в больницу, а второго не с кем оставить: папа — водитель-дальнобойщик… Я рассказала ей свою жизненную историю, когда ко мне в Красноярск за 7 тысяч километров приезжали по очереди папа и мама, чтобы по месяцу побыть с грудным ребенком, пока я доучусь в мединституте. Попросить помощи у близких и знакомых на самом деле очень сложно. И этому тоже учимся…

 

Рутину не люблю. Самое рутинное занятие у заведующего — это документация. Хотя и здесь стараюсь подходить организованно и творчески.

 

В 2018 году у меня случился жизненный кризис, захотелось что-то изменить. Четверть века отработала на одном месте… Как раз предложили руководящую должность в санатории. Я рискнула, но через 4 месяца вернулась обратно. Поняла, что не мое. Меня очень поддержал главный врач нашей больницы Сергей Валентинович Таранцей. Нужно было уйти, чтобы снова вернуться. Надеюсь, уже навсегда.

 

На прием к Оксане Воронцовой пришел четырехлетний мальчишка с папой. У него был диагноз «злокачественная опухоль почки». Лечение в Минске, тяжелые курсы химиотерапии, долгое нахождение в ГрОДКБ. За это время Оксана Михайловна и его семья стали друзьями. Мальчик выздоровел, вырос. Теперь студент.

 

Как-то к ней в кабинет постучался его отец, и врач сразу заволновалась: что-то случилось. А он говорит: «Оксана Михайловна, я забежал, чтобы поделиться радостью — Женька влюбился!»

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».