Фото из архива М. Серковой
Фото из архива М. Серковой

Фельдшер выездной бригады поста СМП Гомельской городской станции СМП Марина Серкова собеседник удивительный. И работа у нее непростая, и судьба. Но она всегда верила: если очень захотеть, все сбудется. Жизнь неизменно подтверждает это правило. Какие заветные мечты осуществились,  а какие ждут своего часа?

 

Со знанием дела

 

Наше знакомство началось со звонка в редакцию «МВ». Звонила медсестра из ГОКБ, впечатленная поступком своей коллеги — фельдшера Марины Серковой. Мы связались с Мариной, чтобы подробнее расспросить о рассказанной нам истории.  

 

— На пост поступил вызов: 19-летняя пациентка жаловалась на боль в животе. Приехали, а девушка корчится от боли. С подозрением на аппендицит решаю срочно везти в больницу, на что слышу категорический отказ. Выясняется, что у пациентки семимесячный ребенок, которого не с кем оставить. Женя (так зовут пациентку) росла в детдоме, — посвящает в детали собеседница. — Чтобы не терять времени, я собрала ребенка, и мы все вместе поехали в областную клиническую больницу.

 

Хирург решает немедленно оперировать. Но как же ребенок? Долго не раздумывая, Марина вызвалась забрать к себе. Согласовав вопрос с администрацией, фельдшеру оформили больничный лист. Пациентка дала письменное согласие.

 

— Все удивлялись: это же такая ответственность, вы уверены? Но у меня трое своих детей, я знаю, как позаботиться о малышах, — говорит Марина.

 

Уже через неделю фельдшер вместе с мужем забирала новую знакомую из больницы. Марина оформила отпуск и взяла шефство над судьбой Евгении: помогала ухаживать за малышом, оформить бесплатное детское питание… Девушка-сирота, не знавшая такой заботы, предложила Марине крестить ее ребенка.

 

— Мы живем в деревне Калинино, а Женя в соседнем Большевике, в двух километрах от нас, приезжает в гости. От матери ей осталась квартира. Сама мать появляется, только когда нужны деньги. И Женя не может отказать, хотя сама живет на детское пособие.

 

Истории бывают разные

 

В практике Марины немало запоминающихся случаев. Например, за все время работы она приняла восемь родов на дому. Одну малышку даже назвали в ее честь. Запомнился недоношенный ребенок — родился в 27 недель. И был один, как говорит Марина, волшебный случай. 

 

Восемь лет назад 8 февраля я загадала желание — ребенка. В тот же день один из вызовов, изначально не мой, был по поводу боли в животе у девушки. Как потом выяснилось, беременной, на 26-й неделе. Пока обзванивали больницы, у нее начались роды. Приняли прямо в машине скорой, — вспоминает собеседница.

 

Новоиспеченная мать от ребенка тут же отказалась...

 

Вскоре в семье Марины Серковой появился сын Никита. Малыш родился недоношенным, 480 граммов, 37 сантиметров. Сегодня это вполне здоровый мальчик и, кстати, прилежный ученик.

 

— Никита у меня лучше всех. Хотя врачи говорили, что он не будет ни слышать, ни видеть. Да, у него были судороги, остановка дыхания, но мы все пережили, и сейчас у нас все отлично.

 

Или недавний случай:

 

— В два часа ночи вызывают по поводу суицида. МЧС взламывает двери в квартиру — и все видят картину: девушка беспробудно спит. Как выяснилось, она выпила спиртное и решила побаловаться: позвонила подруге с вопросом, как покончить жизнь самоубийством. Подруга вызвала МЧС, скорую.

 

Несколько лет назад произошел еще один неординарный случай.

 

— Мама заволновалась по поводу дочери... Дверь в квартиру оказалась закрытой изнутри. На звонки дочь не отвечала. Мама вызвала МЧС. Приехала скорая, участковый. Взломали дверь. В квартире обнаружили двух девушек в наркотическом опьянении. Причем одна второй нанесла около 20, точно не помню, ножевых ранений. Как выяснилось позже, на почве ревности.

 

На грани жизни и смерти

 

Всякие пациенты бывают в практике Марины Серковой. Так, например, мужчина, вонзивший себе нож в область сердца. Но дело оказалось не столько в ранении…

 

— Приехали, а он лежит посиневший, без сознания. Мы были уверены, что повреждено сердце. Достать нож не можем — начнется кровотечение. У раненого обнаруживаем слабое сердцебиение, низкое артериальное давление. Ставим капельницу, даем кислород. У пациента начинается рвота, благодаря чему выходит кусок пищи, которым, как оказалось, он поперхнулся. Мужчина открывает глаза, смотрит на нас и спрашивает: что вы от меня хотите? А нож прошел возле сердца. Пострадавший выпивал в компании, завязался спор. Мужчина обозлился: раз я вам не нравлюсь, получайте.

 

А на одном из вызовов фельдшер, по ее словам, рыдала.

 

— Пятилетний ребенок без сознания, а родители даже не волнуются, не могут сказать, что произошло. Меня поразило их безразличие. Ставлю мальчику капельницу, а у самой руки трясутся от негодования и слезы катятся. В машину скорой его относил не отец, а мой помощник. Родители в больницу не поехали. У ребенка случился эпистатус, он потерял сознание. К счастью, через три дня мальчик поправился. Лично узнавала о его состоянии в больнице.

 

А вот кто может вызвать скорую без повода, так это пожилые, — просто поговорить. После чего, обращает внимание фельдшер, им сразу становится легче.

 

«По самому по краю»

 

Особенно сложным для фельдшера выездной бригады выдался период COVID-19.

 

— У одной из пациенток на протяжении десяти дней повышалась температура тела. Женщина весом 160 кг занимала всю кровать. Когда мы приехали, она находилась в критическом состоянии: низкие сатурация и артериальное давление, сильные хрипы в легких, то есть стопроцентная пневмония. Упорно пытались ее поднять. Вдруг она говорит: девочки, меня уже ничего не беспокоит. И умирает.

 

Марина Серкова негодует: люди болеют несколько дней и не хотят вызвать участкового врача, а потом в один момент, как правило ночью, звонят в скорую. 

 

— Спрашиваю: у вас усилилась боль, ухудшилось самочувствие? Нет, просто наконец созрели вызвать специалиста, — рассказывает собеседница. — А больным астмой объясняю: начинается приступ — вызывайте скорую, иначе не сможем вовремя купировать. На что бабушки отвечают: не хотим вас беспокоить.

 

Бывает, по словам фельдшера, вызывают злоупотребляющие алкоголем — просят опохмелиться или объяснить жене, что им нужно выпить.

 

На работу в период COVID-19 Марина Серкова ходила с большим опасением. К сожалению, фельдшер от инфекции тоже пострадала — перенесла двустороннюю пневмонию. В общей сложности амбулаторно лечилась 40 дней, принимала сначала противовирусные препараты, затем антибактериальные. Семью на это время забрала мама.

 

В период распространения коронавирусной инфекции Марина работала сутки через трое или четверо. За несколько выходных фельдшер успевала отдохнуть и набраться сил. Потом снова — противочумный костюм, страх и неизвестность.

 

— В ПЧК ходили полностью мокрые. Надеваешь, обслуживаешь вызов, при необходимости едешь в больницу. Это как минимум час-полтора.

 

Три шага в медицину

 

В профессии Марина Серкова 17 лет. О белом халате мечтала с 4-го класса.

 

— В нашем роду медиков нет. Но была такая история: у моей бабушки акушерка принимала роды на дому. И бабушка в ее честь назвала свою дочь, мою маму, Татьяной. Вот, возможно, та ниточка, откуда у меня бессознательное желание стать медработником, — поясняет собеседница.

 

С первого раза в Гомельское медучилище Марина не поступила: на бюджетное обучение не хватило трех баллов. Мама, зная, как дочь грезила о медицине, предложила пойти на платное. На что Марина сказала: такого не будет никогда. Была уверена: рано или поздно обязательно поступит. В 17 лет устроилась санитаркой в детскую областную клиническую больницу, а через год прошла в медучилище на специальность «Сестринское дело». После окончания прилежной учащейся предложили обучаться дальше.

 

— Был пробный набор фельдшеров-акушеров. Естественно, я не стала упускать возможность и получила второй диплом по специальности «Лечебное дело». Затем заочно окончила ВГМУ по специальности «Медико-реабилитационное дело». С одной стороны, ты уважаемый человек, ходишь в белом халате, но на скорой платят больше. Да и график мне нравится: сутки отработал, трое занимаешься детьми.

 

Марина особенно любит наблюдать за эффектом внутривенных инъекций, после которых пациент буквально оживает на глазах. Большое удовлетворение получает, когда удается спасти человека, находящегося на грани жизни и смерти. 

 

С кем Новый год встретишь…

 

Кроме старшего Никиты Марина с мужем Виталием воспитывает четырехлетних двойняшек Кирилла и Виталину. Кстати, имена мама выбирала не просто красивые и редкие, а со смыслом.

 

— Никита — значит победитель. Когда в реанимации он боролся за жизнь, поняла, что лучше имени для него быть не может. О сыне Кирилле мечтала с детства. С греческого переводится как «владыка». Виталину назвала в честь мужа, — уточняет собеседница.

 

Семье в этом году исполняется восемь лет.

 

— С мужем познакомились 28 декабря в соцсетях, а уже первого января решили вместе отметить Новый год, после чего не расставались. 

 

Семья обожает рыбалку. Даже маленькие Кирилл и Виталина со спиннингом в руках плавают с родителями в лодке. А Марина и на 8-м месяце беременности не могла отказаться от удовольствия порыбачить.

 

Несколько лет назад семья купила дом и переехала из Гомеля в деревню недалеко от города.

 

— Нам здесь очень нравится. Свежий воздух, натуральные продукты. У нас большой огород, свиньи, кролики, козы, овцы, утки, куры. Для своих подписчиков в инстаграме люблю устроить игру: публикую фото с едой и предлагаю найти купленное в магазине. Помогает мама, забирает к себе детей, пока я, например, занимаюсь уборкой. А еще она выращивает много цветов, любуемся красотой.

 

О планах и мечтах

 

— Когда у меня еще не было детей, я ходила в дом ребенка на Свиридова, помогала и играла с воспитанниками. Жалела всех одинаково, не понимала, как у нянечек могут быть любимчики. Помню, как в 17 лет, когда работала санитаркой, со слезами пришла к маме: хотела забрать девочку-отказника. Она мне так улыбалась, шла на контакт только со мной. Но мама убедила: ты сама еще ребенок.  

 

Но мысли усыновить малыша в будущем еще не раз посещали Марину. Да и о своем ребенке Марина грезила долгое время. К сожалению, у женщины были некоторые проблемы со здоровьем. Но она верила: у нее будет трое детей и обязательно двойняшки, как ее дядя и тетя.

 

— Когда, забеременев, я в первый раз пришла на УЗИ, мне сообщили: у вас один ребенок. Быть такого не может, думала я, и оказалась права. На 12-й неделе УЗИ показало двойню.

 

Слушая истории Марины, нетрудно поверить: мысли действительно материальны.

 

Когда ей очень нужны были деньги, она выиграла в лотерею полквартиры в Минске.

 

К сорока годам Марина поставила цель закончить строительство на участке. Но главные желания не об этом.

 

— Дети уже выбрали профессии. Виталина, скорее всего, будет акушером-гинекологом. Я учу не изменять своим мечтам, обязательно стремиться их осуществить, но помнить: главная мечта должна быть одна. Очень хочется увидеть, как сложится жизнь моих детей, и гордиться ими. 


 

 Как прокомментировали в органах опеки и попечительства отдела образования Гомельского райисполкома, ситуация, когда фельдшер взяла к себе ребенка пациентки на период ее лечения, никаких противоречий с законодательством не вызывает, так как мама дала свое письменное согласие.

 

Как действовать, когда пациенту необходима срочная госпитализация, а его ребенок остается без присмотра?

 

Медработник должен обратиться в территориальные органы опеки и попечительства (при отделе образования администрации района). Органы опеки и попечительства в свою очередь находят родственников, в ином случае ребенка до 3-х лет направляют в детскую больницу, старше 3-х лет — в приют при социально-педагогическом центре.

 

Если госпитализация плановая, родитель может заранее обратиться в территориальные органы опеки и попечительства. На период его стационарного лечения ребенка при невозможности доверить родственникам также в зависимости от возраста направят в детскую больницу либо приют при социально-педагогическом центре.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».