Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

В рамках 5-го Полесского урологического форума на базе ГомГМУ ведущие специалисты обсудили проблемы и перспективы последипломного образования. Свое видение представил и доцент кафедры урологии и нефрологии БелМАПО, кандидат мед. наук Николай Доста.

 

Белорусский опыт

 

Доста НиколайНиколай Доста, доцент кафедры урологии и нефрологии БелМАПО, кандидат мед. наукНиколай Иванович в течение 10 лет являлся председателем Белорусской ассоциации урологов. Специалист постоянно участвует в научных форумах, много общается с коллегами из России, Польши, Германии, поэтому хорошо знаком с современной системой последипломного образования за рубежом. На ежегодных рабочих совещаниях Европейской ассоциации урологов (EAU) обсуждаются вопросы последипломного образования, а также качество диагностики и лечения урологических заболеваний. Но образование — это для EAU функция номер один.

 

Николай Доста начал с истории становления последипломного образования по урологии в нашей республике. Так, 10 января 1953 года в Белорусском государственном институте усовершенствования врачей открылась кафедра урологии, организатором и заведующей которой стала доктор мед. наук, профессор Мария Жукова. Именно ей принадлежала первая зарегистрированная в Беларуси должность уролога. Вторая — единственному ассистенту кафедры урологии Зинаиде Трофимовой.

 

Николай Доста:

 

В этот период в Минске не было ни одной урологической койки и, соответственно, урологического отделения. Министром здравоохранения того времени Иваном Инсаровым и ректором БелГИУВ Владимиром Морзоном было принято решение организовать на базе хирургического отделения 1-й клинической больницы Минска кафедру урологии, которая в 1954 году перебазировалась в открывшееся в Минской областной больнице единственное урологическое отделение на 30 коек.

 

Возглавила отделение Зинаида Трофимова. В поликлинике при областной больнице был открыт республиканский консультативный прием, откуда пациенты направлялись на стационарное лечение. Административно-управленческая система, когда руководителем отделения является сотрудник кафедры, у нас забыта, а за рубежом, например в России, с успехом функционирует и сегодня.

 

Первый 4-месячный цикл специализации по урологии прошел с 3 мая по 30 августа 1953 года (для 6 слушателей).

 

Николай Доста:

 

Это был сложный период, когда не было нормативной базы, учебных программ, наглядных пособий. Для обследования были доступны цистоскопия и рентгеновские методы: обзорный снимок и экскреторная урография.

 

В то время первичная специализация врачей-урологов (в течение 4—6 месяцев) была возможна после того, как молодой специалист после окончания мединститута 3 года отработал хирургом на районе. В последующем урологи проходили курсы усовершенствования в течение 1,5—2 месяцев (сокращенный курс первичной специализации). В 1960-е годы в СССР впервые в мире была создана система последипломного образования и непрерывного усовершенствования врачей, в т. ч. урологов.

 

Николай Доста:

 

Коллеги из Венгрии, Германии, Болгарии, Чехословакии удивлялись, познакомившись с нашей системой последипломного образования: бесплатное обучение, врачи на 4 месяца обеспечиваются общежитием, стипендией. Ничего подобного в Европе на тот момент не было.

 

Чтобы специалисты активно приезжали на циклы усовершенствования, имели мотивацию, стала вводиться система аттестации, предполагающая разделение на 3 категории по степени сложности оказываемой помощи: высшую, первую и вторую. Вторую категорию можно было получить через 3 года работы урологом, первую — еще через 3 года и высшую — спустя еще 3 года, после сдачи экзаменов созданной при Минздраве комиссии. То есть врач мог стать урологом высшей категории через 9 лет после окончания медуниверситета. В то время как европейская и американская системы последипломного образования предполагают резидентуру, рассчитанную на 6 лет.

 

Николай Доста:

 

Введение категорий, конечно, сыграло свою роль. Но сегодня при такой системе подготовки и последипломного образования полностью выпадают различные формы самообучения и усовершенствования знаний. И самое главное — в становлении врача-уролога как специалиста выпадает контролируемый процесс его образования. Те экзамены, которые сдают слушатели 4-месячных курсов, носят формальный характер. Врачи уезжают почти ни с чем.

 

В настоящее время весь образовательный процесс в стране регулируется Законом Республики Беларусь от 29 октября 1991 г. №1202—ХII «Об образовании в Республике Беларусь», причем вопросы последипломного образования — главой 12 «Повышение квалификации и переподготовка кадров». На основе этого закона Министерством образования, а не Минздравом, подчеркивает эксперт, разработано и утверждено «Положение об учреждении (его подразделении), обеспечивающем повышение квалификации и подготовку кадров». Ответственность за качество медицинской помощи, оказываемой всеми медицинскими работниками страны, несет Минздрав, обращает внимание эксперт.

 

Николай Доста:

 

Ответственность за своевременное прохождение курсов повышения квалификации и переподготовки возлагается на руководителей медицинских учреждений и организаций. Врач участвует в этом формально, ему только напоминают: нужно поехать на цикл усовершенствования. Учет объема времени профессиональной подготовки по накопительному принципу осуществляется кадровой службой организации, а не самим врачом.

 

Общий объем рассчитывается исходя из количества часов за счет прохождения курсов повышения квалификации по специальности (при этом учитываются курсы повышения квалификации, необходимые для оказания квалифицированной медицинской помощи по занимаемой должности даже на других кафедрах при условии направления специалиста нанимателем в связи с производственной необходимостью), из количества часов за счет участия в съездах, семинарах, конференциях. Стажировка за границей не учитывается.

 

Зарубежная система

 

В 1962 году в UEMS (Европейский союз медицинских специалистов) организована секция специалистов по урологии, из которой в 1990-м возникло Европейское правление по урологии (EBU). В 1992 году состоялся первый экзамен по урологии в Генуе, в котором участвовали 200 урологов из 6 стран Западной Европы. Результаты показали неоднородный уровень знаний у специалистов из разных стран.

 

В 1972 году организована Европейская ассоциация урологов, которая сегодня существует как панъевропейская общественная организация, насчитывающая 16 тысяч профильных специалистов.

 

Сегодня исходя из соглашения, подписанного между EAU и EBU, обучение по специальности «Урология» в странах ЕС должно проводиться после окончания медуниверситета в резидентуре, рассчитанной на 6 лет (аналог — американская система последипломного образования). Девиз резидентуры: «Медицинское образование урологов должно быть постоянным, непрерывным и подлежать постоянной оценке (аккредитации)».

 

Резидентура разделена на 2 этапа. Первый — подготовка по общей хирургии, анестезиологии, интенсивной терапии, УЗИ и другим смежным специальностям — 2 года. Затем сдается экзамен и начинается второй этап — изучение урологии в образовательных центрах — урологических клиниках медуниверситетов.

 

В конце каждого года обучающийся сдает устный и письменный экзамены, а также выпускной экзамен, после чего получает сертификат уролога и звание Medical Doctor (MD). Сертификат выдается на 5 лет. Для его подтверждения в течение 5 лет для каждой категории необходимо набрать 250 баллов, причем баллы делятся на 6 категорий (участие в национальных и международных конгрессах, тренинги в национальных и международных центрах, научные публикации, чтение специальных научных образовательных статей в журналах, доклады, постеры на различных мероприятиях). Если баллы в соответствии с категориями не набраны, сертификат автоматически признается недействительным, и специалист не может работать дальше более 3 месяцев, если он не пересдаст экзамен и не предоставит новый сертификат.

 

Николай Доста:

 

Почти все образование в резидентуре концентрируется на практической работе. За 4 года выделяется 8 дней на теоретическую подготовку (по 2 дня в году), в течение которых кратко прочитывается полный курс урологии.

 

Какой подход выбрать?

 

Николай Доста:

 

В построении последипломного образования по урологии мы тоже можем взять за основу опробованную систему — европейскую (6 лет) или российскую. Россия уже 3 года как ушла от 4-месячного образования. Сегодня столько методов диагностики, лечения, столько информации. Разве можно весь этот объем освоить за 4 месяца? Россия перешла на обязательное 3-летнее очное обучение. Если наш уролог едет за рубеж, сначала 3 года он работает в качестве помощника. Такая ситуация у нас скоро будет и с Россией. Сертификата о 4-месячном обучении уже мало. Считаю, мы должны основываться на более близкой нам российской системе. Предстоит решить множество вопросов, один из которых — продолжительность резидентуры: 2 или 3 года?

 

Одним из ключевых этапов является детализация предстоящего указа о последипломном образовании. Николай Доста обращает внимание на необходимость создания рабочей группы по подготовке нормативной документации при Минздраве. В рабочую группу должны войти представители руководства БелМАПО, главные специалисты, руководители медуниверситетов, общественных организаций, ассоциаций, профсоюзов, ведь речь идет об изменении системы подготовки не только урологов. Функция разработки единых программ, их обновления, контроля за выполнением образовательных программ, считает эксперт, должна остаться за БелМАПО.  

 

Следующий вопрос — разработка системы приема в резидентуру. Николай Доста поделился зарубежным опытом.

 

Николай Доста:

 

Поляки примерно знают, сколько урологов понадобится в стране в следующем году. Например, если необходимы 20, то принимают документы у 30 выпускников вуза и из них после сдачи вступительного экзамена отбирают 20 человек. В Германии в рамках ежегодных национальных конгрессов один день посвящают студентам медицинских вузов, рассказывают, что сегодня представляет собой урология, чтобы заинтересовать специальностью. И это правильно, потому что престиж медицинского образования везде падает.

 

Кроме того, акцентирует внимание эксперт, последипломным образованием может заниматься не только БелМАПО, но и медуниверситеты, как это принято в мире.

 

Николай Доста:

 

Например, свои 4 вуза подключила Венгрия. Образовательные программы едины во всем Евросоюзе. Врачи-резиденты обучаются в основном на практике — год в одном центре, год во втором и так далее. Не могут различаться подходы к лечению по регионам. Мы все делаем одно дело.

 

В конце каждого года резидентов собирают на два дня в одном месте и читают лекции. Считаю, так можем и мы. Данный подход обеспечивает глубокий уровень знаний — и теоретических, и практических. К сожалению, у наших специалистов есть проблемы со знанием языков. Поэтому как существенную часть в последипломном образовании следует обязательно сохранить нашу лекционную работу.

 

Далее — система аккредитации, контроль за объемом получаемых знаний. В Европе экзамен состоит из 2 частей — письменной в виде вопросов с вариантами ответов и устной, представляющей собой в основном решение ситуационных задач, которые каждый день подстерегают врача-уролога. Нужно, считает эксперт, создать постоянно действующую комиссию по разработке вопросов.

 

И, конечно, необходимы изменения в законодательстве. Ответственность за медицинское образование должен нести Минздрав как государственный орган, отвечающий за качество оказываемой медработниками помощи.

 

Николай Доста:

 

От того, насколько нам удастся осуществить задуманное или хотя бы его часть, будет зависеть качество нашей работы.

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».