Газета медицинский вестник


Первое, с чем пришлось столкнуться здравоохранению новой советской республики, был разгул эпидемий. Начавшийся в годы Первой мировой войны, усугубившийся во время революции и гражданской войны, в 1921–1922 годы он достиг своего апогея. Отмечался эпидемический подъем заболеваемости дизентерией, холерой, брюшным и сыпным тифом, натуральной оспой, малярией. Исключительно сложная эпидемиологическая обстановка сложилась в прифронтовой полосе, где материальная база здравоохранения была практически уничтожена.

 

 

«Меньше грязи — меньше болезней» 

 
В борьбе с эпидемиями врачи Беларуси проявляли инициативу и настойчивость, нередко их деятельность носила характер самопожертвования. В Мозыре от сыпного тифа скончался видный врач, участник русско-японской войны, друг известного писателя Викентия Вересаева, один из первых организаторов здравоохранения на Полесье  Г. Е. Сает. Здесь же в городе, только несколько позже, от тифа умер заведующий уездным здравотделом И. И. Бабицкий. «Любовь к нему была беспредельна, смерть его явилась великой утратой для рабочих», — отмечалось в ходатайстве окружного профсоюза «Медикосантруд» о пенсии семье погибшего, потерявшей кормильца. От тифа погиб земский врач Высочанской волости Витебской губернии И. К. Колендо. В Витебской инфекционной больнице тифом переболело 92 % персонала.
 
На основании декрета СНК РСФСР «О мерах борьбы с эпидемиями» семьям погибших назначались единовременные пособия Наркомздрава. Впоследствии на основании этого документа местные власти совместно с представителями профсоюза «Медикосантруд» разработали временные положения об обеспечении медработников, пострадавших в борьбе с эпидемией, в которых оговаривались виды компенсаций.
 
В деле успешной борьбы с эпидемиями большую роль сыграла санитарно-просветительская работа. Ее теоретическую и организационную основу выработали І съезд работников санитарного просвещения Западного фронта (Смоленск, 1920) и І Всероссийский съезд по санитарному просвещению (Москва, 1921). Кроме прямой агитации проводилась углубленная пропагандистская, санитарно-воспитательная работа в кружках, на курсах, в народных университетах, школах. В уездах организовывались курсы санитарной грамотности для молодежи, работников пищевой промышленности, предприятий общественного питания и торговли, создавались кружки санитарного просвещения и охраны труда для работников конкретных профессий, «красных» и «эпидемических» сестер. Впервые для санитарной пропаганды стало использоваться кино. В лекционных залах демонстрировались короткометражные санитарно-просветительские фильмы, сопровождавшиеся лекциями известных врачей.
 
В ряду санитарно-противоэпидемических мероприятий заметную роль сыграло общественное движение за санитарную культуру и быт. Оно массово распространилось в ряде районов нашей республики. Так, в Рогачевском районе лозунгом движения стал: «Меньше грязи — меньше болезней». В практику работы специализированных медицинских служб стали вводиться диспансерные методы работы. Однако в середине 1930-х еще имели место вспышки тифа и малярии. Например, в 1933 году в Витебске причиной эпидемии стало загрязнение водопровода и отсутствие хлорирования.  
 
В начале 1939-го состоялось Всебелорусское противоэпидемическое совещание, где обсуждалось состояние борьбы с инфекционными заболеваниями. Отмечался рост детских инфекций. Высокими были показатели по дифтерии и кори. Причина крылась в неудовлетворительной постановке информирования о первых случаях заболеваний со стороны участковых медработников. Вносила свою лепту слабая лабораторная база. В связи со сложившейся ситуацией местные органы здравоохранения, власти стали уделять больше внимания санитарному состоянию населенных пунктов, водоснабжению, строительству бань. В сентябре 1939 года СНК БССР принял специальное постановление об упорядочении водоснабжения и канализации на территории республики. 
 
Постоянное внимание к деятельности санслужбы, противоэпидемические мероприятия позволили к концу 1930-х годов стабилизировать ситуацию по инфекционной заболеваемости. Был накоплен опыт организационных форм работы санстанций, созданы централизованные лаборатории. Органы здравоохранения научились концентрировать силы и средства на отдельных направлениях профилактической деятельности. В результате в предвоенное время уровень инфекционной заболеваемости неуклонно снижался, а ее структура и уровень смертности сравнялись с показателями в развитых странах.
 
Забота о материнстве и детстве
 
В конце восстановительного периода, когда ВКП(б) выдвинула лозунг «Лицом к деревне», стали активнее решаться вопросы развития сельского здравоохранения. Существующая лечебная сеть удовлетворить потребности населения в медпомощи могла лишь в минимальной степени. Нужны были оперативные меры по развитию специализированной помощи.
 
Важнейшим направлением являлась охрана материнства и детства. В условиях мирного времени перед органами социального обеспечения, а с 1920 года перед органами здравоохранения встала ответственная задача по изысканию эффективных форм и методов сохранения здоровья женщин и детей. Местные органы здравоохранения направляли свои усилия на организацию питания детей, создание домов ребенка, яслей, улучшение родовспоможения. Так, в Гомельской губернии, по данным на октябрь 1921 года, предоставлено 2 840 продовольственных пайков для взрослых больниц, 160 — для детских спецучреждений и 2 400 — для отдела охраны материнства и детства. Помощь властей оказывалась беременным и матерям с детьми до одного года. Они освобождались от трудовой повинности, переводились с тяжелых работ на более легкие, имели право на дополнительное питание сверх трудового пайка по нижеследующей норме: 15 фунтов хлеба или 18 фунтов муки, 1 фунт крупы, 1 фунт масла, 1 фунт сахара. После рождения ребенка женщины также получали дефицитные в то время мыло и керосин.
 
Повсеместно проводились так называемые недели ребенка, во время которых устраивались концерты, сборы вещей, ремонтировались и открывались новые здания. Первая такая кампания проходила в ноябре 1920-го в Витебской и Гомельской губерниях, несколько позднее подобная практика распространилась на всю республику.
 
Первоначально детские учреждения обеспечивались педиатрами из общего выпуска врачей медицинского факультета БГУ. В 1930 году медицинский факультет выделился в самостоятельный институт, а уже в 1933-м на факультете охраны материнства и детства состоялся первый выпуск 20 врачей. Важную роль в подготовке педиатров и средних медицинских работников сыграл Белорусский научно-исследовательский институт охраны материнства и детства, который начал свою работу в 1931 году.
 
Развивался институт патроната: дети-сироты, а также дети, изъятые решением суда у родителей, могли передаваться в другие семьи на воспитание. В 1936 году было принято постановление ЦИК и СНК СССР о запрещении абортов без соответствующих медицинских показаний, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов. Срочные меры по укреплению семьи потребовались из-за снижения рождаемости. К 1 января 1940 года было выплачено многодетным матерям 134 765 тыс. рублей, т. е. столько, сколько составляли в 1932-м все расходы госбюджета республики на социально-культурные мероприятия. Нарком здравоохранения П. П. Бурачевский отмечал: «У нас в БССР имеется свыше 10 тысяч счастливых матерей, имеющих по 7 и более детей каждая». 
 
Развитие процесса индустриализации повлекло за собой вовлечение большого количества женщин в производство. Нужно было развивать ясельную сеть. Число яслей в республике в 1929 году — 30, в 1933-м уже 101. В 1937 году количество яслей достигло 248 (10 865 мест), а детских садов в городах и поселках возросло до 437.
 
Органы здравоохранения больше внимания стали уделять здоровью беременных женщин, родовспоможению. Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в республике сложилась действенная система охраны материнства и детства. Стал отслеживаться весь путь развития ребенка, начиная с внутриутробного состояния: консультации для беременных, родильная помощь, консультации для матери и ребенка, ясли, детсады, детские поликлиники и больницы.
 
В июле 1926-го СНК республики проанализировал ситуацию и пришел  к выводу, что  в здравоохранении сложилось тяжелое положение. Высокой оставалась заболеваемость: в 1925 году на 1 тыся-чу населения приходилось 7 туберкулезных, 10 трахоматозных, 1 сифилисный и 40 больных острыми заразными инфекциями. В абсолютных цифрах по республике 27 тысяч больных туберкулезом, 38 тысяч трахоматозных, 3,8 тысячи больных сифилисом, 155 ты-сяч с желудочно-кишечными инфекциями, тифом и малярией, 11 тысяч душевнобольных.  По детским болезням Беларусь  по сравнению с други-ми республиками занимала сомни-тельное лидирующее положение. 
 
На противотуберкулезном фронте
 
В 1926 году в Беларуси насчитывалось 52 427 больных туберкулезом, или 124,9 на 10 тысяч населения, в том же году число умерших от туберкулеза достигло 4 998 человек (7,8 % в структуре общей смертности).
 
Важным событием явилось открытие в 1928-м противотуберкулезного НИИ в Минске, со временем в нем сосредоточилось организационно-медицинское управление противотуберкулезной работой. В 1920-е годы многие советские ученые-фтизиатры выезжали за границу для изучения опыта борьбы с туберкулезом, который затем адаптировали к местным условиям. При диспансерах создавались советы социальной помощи, на промышленных предприятиях — туберкулезные ячейки. В 1924 году государство предприняло попытку предоставлять больным право на дополнительную жилплощадь.
 
В 1931 году принято Положение о борьбе с туберкулезом на производстве. Ответственность за работу возлагалась на заведующих антитуберкулезными учреждениями. На профилактический отпуск, тубздравницу, санаторий, диетстоловую, дополнительную жилплощадь в первую очередь могли претендовать больные с бактериовыделением — ударники труда. Акцент сместился с эпидемиологических принципов борьбы с инфекцией на классовую принадлежность больного. Перестали проводиться туберкулезные трехдневники, в 1930-е годы не было ни одного съезда фтизиатров. Советы социальной помощи при диспансерах, тубячейки и комиссии по организации труда и быта на производствах прекратили свою деятельность. Демократический период формирования фтизиатрической службы закончился.
 
Между тем продолжалось наращивание материальной базы антитуберкулезных учреждений, расширялось применение прогрессивных способов лечения, что дало свои результаты. В 1935 году в республике работало 16 тубдиспансеров, 2 туберкулезных санатория на 518 коек. В сравнении с 1925 годом к 1935-му достигнуто снижение заболеваемости в 2 раза.  
 
В 1940 году коллегия Наркомздрава БССР наметила ряд мероприятий по преодолению этого заболевания. 
 
Количество тубдиспансеров к этому времени достигло 48, коек в стационарах и санаториях — 3 317. Значительный рост туберкулеза наблюдался в западных областях республики, бывших восточных воеводствах Польши. После воссоединения этих областей с Беларусью там была пересмотрена организация лечебной помощи населению. Но, к сожалению, намеченные мероприятия не были доведены до конца — началась война.
 
Курс на социально значимые заболевания
 
Несомненные успехи были достигнуты в лечении глазных болезней. В 1914 году Минская и Могилевская губернии занимали одно из первых мест в России по количеству трахоматозных заболеваний. В 1922-м лишь в 4 окружных городах Беларуси имелись врачи-окулисты (всего 9 человек), остальные 6 округов с населением 2,5 млн человек были  лишены медицинской помощи. Начиная с 1922 года регулярно выделяются средства на борьбу с трахомой. В 1923 году начат прием больных трахомой в Бобруйске, Игумене, Слуцке. Большую роль в развитии глазной помощи в БССР сыграла комиссия по борьбе с трахомой при Наркомздраве республики под председательством С. Д. Каминского. Комиссия выдвинула предложение об учреждении Института борьбы с трахомой, который должен был строить свою работу на основе широкого развития диспансерной сети, подготовки квалифицированного персонала, проведения научно-исследовательской работы. Эта идея осуществилась посредством создания трахоматозной лечебницы в Минске и научно-исследовательского трахоматозно-окулистического института в Гомеле. Всего в довоенный период в республике сформировано более 20 глазных отрядов. К концу 1930-х годов заболеваемость трахомой пошла на убыль и в 1940-м была сведена к 40 случаям на 10 тысяч населения Значительно снизился уровень профессиональных заболеваний и глазного травматизма.
 
Серьезной была борьба работников здравоохранения с венерическими заболеваниями. Правительство в 1926 году рассмотрело вопрос о состоянии заболеваемости по группе социальных болезней. Было отмечено, что на 1 тысячу населения приходится 1 сифилисный больной, всего по республике их было зарегистрировано 3 800. Имеющихся 6 вендиспансеров явно не хватало. Принято специальное постановление СНК БССР о бесплатной выдаче лекарств и оказании медицинской помощи сельскому населению и местечковой бедноте, а также мелким ремесленникам, не платящим налоги. Велось дальнейшее строительство специализированных диспансеров, где проводились обязательное лечение и учет больных, выявление источника заражения. Снятие с учета допускалось только при полном выздоровлении.
 
К 1941 году количество вендиспансеров возросло до 29. Министр здравоохранения СССР  Н. И. Гращенков перед войной отмечал, что за «послеоктябрьский период заболеваемость сифилисом в БССР снизилась в 20 раз. По данным призывных комиссий республики, сельская молодежь за последние 3 года не дала ни одного больного сифилисом». 
 
Организация новых видов специализированной врачебной помощи легче проходила в крупных городских центрах, где имелись материальная база и кадры. Сложнее обстояло дело в сельской местности. Причем не всегда затруднения были связаны с нехваткой ресурсов и подготовкой лечебных кадров. Реализация программы задерживалась порой непродуманными решениями, переоценкой реальных экономических возможностей государства. Тем не менее работа по развитию новых видов специализированной медицинской помощи населению как в городе, так и в деревне давала свои результаты. 
 
За довоенный период усилиями органов здравоохранения были ликвидированы оспа и холера. В лечении туберкулеза и венерических заболеваний активно внедрялись элементы диспансеризации, развивалась профилактическая оздоровительная работа. Была создана система учреждений в сфере охраны материнства и детства. 
 
Не удалось избежать трудностей и недостатков. Так, элементы диспансеризации, появившиеся еще в дореволюционное время, попытались распространить на деятельность общей амбулаторной сети в 1920–1930-е годы, однако по причинам малочисленности врачей, недостатка организационного опыта планам не удалось осуществиться. Успешное внедрение этой практики произошло лишь в 1960-е годы.
 
В больничных учреждениях республики  в 1940 году насчитывалось  3 730 терапевтических коек, 3 556 хирургических, 1 110 туберкулезных,  4 263 инфекционных, 330 оториноларингологических,  487 кожно-венерологических, 646 для пациентов с заболеваниями глаз,  2 343 психиатрического профиля. Самое большое количество коек  отводилось  беременным  и роженицам.
 
 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».