Труэнты: мастера «не своего дела»

Анатолий Зильбер (первым придумал термин «медицинский труэнтизм»). Фото из открытых источников.
Анатолий Зильбер (первым придумал термин «медицинский труэнтизм»). Фото из открытых источников.

Что это за люди такие, которых буквально разрывает стремление сделать что-нибудь еще в какой-нибудь иной области, помимо начертанного в рамках профессии, причем не на уровне хобби, а взяв самую высокую планку? Порой настолько высокую, что все вокруг очень скоро забывают, каким ремеслом гений призван был зарабатывать на хлеб. А некоторым удается добиться успеха в другом виде деятельности, не прекращая профессиональную практику, тоже вполне успешную. Для этого феномена существует особое название — труэнтизм. Среди врачей, как выяснилось, такое явление отнюдь не редкость.

 

Кому нравятся «прогульщики»?

 

Слово «труэнт» появилось на свет в 1936 году с легкой руки знаменитого британского хирурга лорда Беркли Мойнигана. Во время своей Линакровской лекции в Кембриджском университете он рассказал о 61 враче, прославившемся вне медицины — в политике, литературе, искусстве, философии, спорте, в шутку назвав их труэнтами (от англ. truant — прогульщик).

 

Анатолий Зильбер никогда не прогуливал и написал более полусотни книг. В основном, конечно, профессиональных. По профессии Анатолий Петрович врач, организатор первого в Советском Союзе отделения интенсивной респираторной терапии, затем респираторного центра, создатель первого учебного курса анестезиологии и реаниматологии в вузе, один из первых анестезиологов в стране во времена, когда и термина такого не было, а в документах врачей новой профессии называли анэстезиологами. Сначала вообще хотел заниматься ядерной физикой, мечтал о поступлении в политехнический институт, но волей судьбы оказался в медицинском и вышел из него хирургом. Но всегда отмечал в себе сильные гуманитарные склонности и тягу к письменному слову. По его глубочайшему убеждению, врачам должны преподавать гуманитарную культуру.

 

Сейчас ее факультативно изучают всего в двух медвузах мира — на кафедре анестезиологии-реаниматологии Петрозаводского государственного университета, где работает профессор, доктор мед. наук Анатолий Зильбер, и в Джорджтаунском университете в США. В университете Вашингтона курс читает доктор медицины и бакалавр литературы Дэн Маршалик, внук профессора.

 

Именно Анатолий Зильбер первым придумал термин «медицинский труэнтизм». А еще написал книгу «Врачи-труэнты. Очерки о врачах, прославившихся вне медицины». Увлекся темой еще будучи студентом Первого Ленинградского медицинского института им. академика Павлова (ныне Первый Санкт-Петербургский государственный медуниверситет).

 

Анатолий Зильбер:

Я считаюсь основоположником и корифеем медицинского труэнтизма. Интерес к нему родился еще в студенческие годы, когда из зарубежных медицинских журналов узнал о врачах, которые занимались не только медициной, в частности о химиках. Первым в моей коллекции стал Клод Луи Бертолле, открывший бертолетову соль, с которой я учинил взрыв на школьном уроке химии.

По словам Анатолия Зильбера, врач-труэнт стремится помочь больному всем тем, что он усвоил в другой специальности, поэтому он приносит больше пользы, чем просто врач. Вообще медицинский труэнтизм профессор склонен рассматривать как социальное и очень важное явление, как «плодотворное устремление врачей к полезной творческой деятельности вне медицины». В коллекции доктора Зильбера уже более 4 тысяч досье на таких врачей.

 

Многие из них оказались настолько талантливы в других сферах, что человечество успело позабыть о том, что знаменитые писатели, ученые, общественные деятели, композиторы и художники когда-то были врачами…

 

«Их знают все, но не всем известно, что они были врачами»

 

Святой Лука-евангелист. Христианский святой, почитаемый как автор одного из четырех Евангелий и Книги деяний святых апостолов, первый в истории иконописец, покровитель медицинской службы. Происходил из просвещенной греческой среды, был врачом по образованию. Согласно преданию, Лука написал первую икону Пресвятой Богородицы — по желанию современников апостол изобразил лик Богоматери с младенцем на руках, причем сделал это на доске стола, за которым в юности спасителя сидели Иисус Христос, Дева Мария и Иосиф Обручник. Кроме того, Св. Лука написал иконы апостолов Петра и Павла. Смерть Св. Луки была мученической: в первом веке нашей эры гонители распяли его на дереве в греческом городе Фивы.

 

К сожалению, нет никакой конкретной информации на тему врачебной деятельности Св. Луки. Но в его Евангелии обращает на себя внимание факт, что на апостола Доброй Вести о спасении Бог призывает врача, знающего людское страдание, чье жизненное призвание заключается в заботе о здравии и жизни человека. Говорится также, что Иисус в своей деятельности прежде всего учил и оздоровлял, а Св. Лука получил призвание подражать учителю в этих начинаниях.

 

Омар Хайям (1048–1131). Всему миру известен как великий поэт, и его рубаи (четырехстрочные стихи с жесткой рифмовкой, разобранные сегодня на афоризмы) переведены на многие языки. Был весьма разносторонним человеком: получил и философское, и математическое, и медицинское образование. Единственный сын у торговца (когда ему исполнилось 16 лет, родители умерли во время эпидемии), обладал феноменальными способностями и памятью, в 8 лет наизусть знал Коран, интересовался астрономией и астрологией, изучил арабский язык. Блестяще закончив курс по мусульманскому праву и медицине, получил звание хакима, что на тюркских наречиях означает «врач».

Лекарство иногда опасней, чем отрава, болезни иногда излечивает яд. Если подлый лекарство нальет тебе — вылей! Если мудрый подаст тебе яду — прими!

Как сообщают историки, в  последние часы жизни Омар Хайям читал «Книгу исцеления» Ибн Сины (Авиценны). Дойдя до раздела «Единое во множественном», заложил между листами золотую зубочистку и закрыл фолиант. Позвал родных и близких, объявил о своем завещании и с того момента не принимал уже ни пищи, ни питья. Только молился и умер, положив очередной земной поклон… 

 

Антон Чехов (1860–1904). Хочется верить, что если спросить любого человека, знает ли он врача-писателя, тот вспомнит Антона Павловича Чехова, который медицину называл своей законной женой, а изящную словесность — любовницей. Общепризнанный классик мировой литературы, писатель, драматург. Окончил медицинский факультет Московского университета. Работал уездным врачом в Чикинской больнице подмосковного Воскресенска, затем некоторое время заведовал больницей в Звенигороде.

 

Медицина органично влилась в творчество Чехова. За 26 лет писательской жизни он создал около 900 произведений, и сюжеты очень многих из них были так или иначе связаны с медициной, например «Палата № 6», «Черный монах», «Ионыч».

 

В 1899 году, за 5 лет до смерти от туберкулеза, в своей автобиографии Антон Чехов писал: «Занятия медицинскими науками имели серьезное влияние на мою литературную деятельность, они значительно раздвинули область моих наблюдений, обогатили меня знаниями, истинную цену которых для меня как писателя может понять только тот, кто сам врач… Знакомство с естественными науками, научным методом всегда держало меня настороже, и я старался, где было возможно, сообразоваться с научными данными, а где невозможно, не писать вовсе».

 

Михаил Булгаков (1891–1940). Гениальный русский писатель, драматург, режиссер и актер. Окончил медицинский факультет Киевского университета Св. Владимира с отличием, продолжив семейную традицию: оба его дяди были знаменитыми врачами.

 

После начала Первой мировой войны некоторое время работал в прифронтовой зоне, служил военврачом во время Брусиловского прорыва. Затем был направлен на работу в село Никольское Смоленской губернии, после чего работал в Вязьме. Писательскую деятельность начинал в 1921 году, публикуя фельетоны в разных журналах и газетах, включая медицинские.

 

В рассказе «Вьюга» Булгаков пишет, что после того, как молодой земский врач отнял ногу у девушки, попавшей в мялку для льна, он прославился настолько, что под тяжестью своей славы едва не погиб: пошел такой наплыв пациентов, что приезжало в день по 100 человек, а еще стационарное отделение на 30 человек, причем операции делал он же. Заканчивая учебу в медицинском университете, Булгаков выбрал детские болезни. Но в земской больнице он вынужден был заниматься всем и сразу.

 

За время пребывания в Никольской земской больнице провел ампутацию бедра, 3 ампутации пальцев, 18 выскабливаний матки, 2 наложения акушерских щипцов, 3 поворота плода и ручное удаление последа, трахеотомию и удаление атеромы и липомы, удаление под хлороформом осколков раздробленных ребер после огнестрельного ранения, бесчисленное вскрытие абсцессов и зашиваний ран…

 

В рассказе «Крещение поворотом» Булгаков описал случай, который произошел с ним самим в первый день приезда в Никольское: «Здесь я один-одинешенек, под руками у меня мучающаяся женщина; я за нее отвечаю. Я должен быть спокоен и осторожен и в то же время безгранично решителен». Заглянув в учебник по акушерству и жадно выслушав рассказ акушерки о том, как выполнял эту операцию его предшественник, юный врач принимает единственно верное решение и отлично делает поворот. «И тут произошла интересная вещь, все прошлые темные места стали совершенно понятными, словно налились светом, и здесь, при свете лампы, ночью, в глуши, я понял, что значит настоящее знание».

 

У Михаила Булгакова с детства были больные почки, что и привело к смерти. Хорошо, что он успел продиктовать своей жене текст «Мастера и Маргариты», прежде чем умер от почечной недостаточности. О своей жизни он написал в «Записках юного врача», о смерти — творческой и физической — в этом последнем романе.

 

Валентин Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука) (1877–1961). Личность невероятно разносторонняя и противоречивая: религиозный деятель и ученый, профессор и духовный писатель, доктор богословия и доктор медицинских наук, хирург, автор трудов по анестезиологии и гнойной хирургии.

 

Происходил из знатного, но обедневшего польского рода. Окончив гимназию и художественное училище, поступил на медицинский факультет Киевского университета. Несмотря на то что, по собственному признанию, ненавидел естественные науки, он все же предпочел художественной карьере хирургию.

Произошла интересная эволюция моих способностей: умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии и тонкую художественную работу при анатомической препаровке и при операциях на трупах. Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии.

 

Работать начал в Киевском медицинском госпитале Красного Креста, в составе которого и отправился на Русско-японскую войну. Заведовал хирургическим отделением эвакуационного госпиталя, после войны поработал земским врачом, пока не перебрался в Москву.

 

В 1915 году за книгу «Регионарная анестезия» получил премию имени Хойнацкого, которую присуждали ученым, сказавшим новое слово в медицине. Войно-Ясенецкий поставил своей задачей глубокое самостоятельное изучение диагностики и терапии гнойных заболеваний за десятилетия до открытия антибиотиков, когда практически нечем было противостоять раневой инфекции.

 

Я изучал медицину с исключительной целью быть всю жизнь деревенским, мужицким врачом, помогать бедным людям.

После смерти жены от туберкулеза идет в священники, затем принимает монашеский постриг под именем Луки, а позднее становится епископом. И получает 11 лет лагерей и ссылок…

 

В медицину вернулся только в годы Великой Отечественной войны, когда отозвали из ссылки и назначили консультантом всех госпиталей края и главным хирургом эвакогоспиталя, но оставили на положении ссыльного — дважды в неделю он обязан был отмечаться в милиции. Ездил по госпиталям, консультировал хирургов, осматривал раненых, самых тяжелых, признанных безнадежными, переводил в свой госпиталь и спасал. Каждого раненого помнил в лицо, знал его фамилию, держал в памяти все подробности операции и послеоперационного периода.

 

После войны оперировать стал меньше. Какое-то время принимал на дому, на дверях висела табличка о том, что бесплатный прием ведется ежедневно, кроме праздничных и предпраздничных дней. Но даже когда полностью ослеп, консультировал и безошибочно определял болезни.

 

Всегда говорил, что пишущий о нем «ни в коем случае не должен отделять облик архиепископа Луки от лица хирурга Войно-Ясенецкого».

 

Фамилии, известные в медицинских кругах

 

Томас Ходжкин (1798–1866). Лимфома Ходжкина — у каждого сотого онкологического больного в мире. И еще вдвое больше пациентов страдают иными лимфомами, которые называются неходжкинскими. 2 ноября 1826 года молодой врач, выпускник Эдинбургского университета Томас Ходжкин при вскрытии впервые увидел злокачественную опухоль, названную впоследствии (спустя 33 года) его именем.

 

Родился Томас Ходжкин в семье британских квакеров, и ему с самого детства прививали мысль, что человек призван служить другим. Однако впечатлительный юноша, начитавшись о приключениях, при первой же возможности пустился путешествовать по странам Востока. Даже когда вернулся и стал доктором, в Лондоне надолго не задержался: отправился в Италию, Испанию, Францию повышать квалификацию.

 

Легко стал членом Королевского колледжа врачей. А параллельно — почетным секретарем Королевского географического общества. В совершенстве знал французский, итальянский, немецкий, латинский, греческий.

 

Совершил за 40 лет очень много поездок по странам Северной Африки, Ближнего Востока, в основном с благотворительными целями, издал книгу с собственными рисунками. Участвовал в создании «Общества защиты аборигенов», которое отстаивало права коренных жителей колоний, способствовало мирному принятию ими христианской религии, изучало их обычаи и нравы.

 

Условия в дороге были как во времена Крестовых походов. В Марокко приходилось спать на земле и пить воду из луж. В Средиземном море едва не потерпели кораблекрушение. А во время поездки в Палестину Ходжкин умер от тяжелой формы дизентерии.

 

Джейкоб Бигелоу (1787–1879). Американский ботаник, врач, один из зачинателей эфирного наркоза, доктор медицины, механик и поэт. Именно Джейкоб Бигелоу опубликовал первую в мире статью об ингаляционном наркозе в бостонском медицинском журнале в ноябре 1846 года. Интересы в медицине имел разносторонние: например, исследовал структуру и функцию тазобедренной связки. У него была одна из самых успешных в Бостоне практик.

 

А еще интересовался проблемами механики, вел курс ботаники в Гарвардском университете, издал многотомную «Американскую медицинскую ботанику», в которой описаны свойства самых интересных с точки зрения медицины растений. Был президентом Американской академии искусств и наук на протяжении четверти века и членом этой организации в течение 67 лет.

 

Джозеф Мюррей (1919–2012). Американский хирург-трансплантолог, первый пересадивший почку человеку. Получил Нобелевскую премию по медицине в 1990 году вместе с Эдуардом Томасом «за открытия, касающиеся трансплантации органов и клеток при лечении болезней». Член Национальной академии наук США.

 

В детстве и юношестве много занимался спортом (американский футбол, хоккей, бейсбол) и собирался стать профессиональным бейсболистом, чтобы оправдаться за свой день рождения (он родился 1 апреля — в День дурака), однако тренировки совпадали по времени с занятиями в колледже, и ему пришлось искать другую профессию. Он выбрал медицину и сразу после медфака Гарвардского университета попал в армию, где совершенствовался по хирургии в одном из госпиталей. Поработал и в клинике пластической хирургии, а в 1954 году выполнил первую в мире успешную трасплантацию почки между однояйцевыми близнецами, в 1959 году — первую в мире успешную аллотрансплантацию, а в 1962-м — первую в мире трансплантацию трупной почки.

 

В 2001 году Мюррей опубликовал автобиографию «Хирургия души: размышления о любопытной карьере». Все-таки рожденному 1 апреля хватило ума сделать правильный выбор в свое время!   

 

Выходцы из Беларуси

 

Ефим Аркин (1873–1948). Родился в Пинске, но окончил медфак Киевского университета. Став врачом, совершенствовался по педиатрии в Швейцарии, однако к Русско-японской войне вернулся в Россию и работал на Дальнем Востоке, создавая госпитали для раненых и проверяя свои навыки, полученные в Швейцарии. С 1906 года он уже в Москве, где организует кафедру дошкольного воспитания в Московском педагогическом университете, пробует себя и как земский врач.

 

В 1901-м опубликовал книгу о лекарственных сыпях, одним из первых в мире подчеркивая роль иммунореактивной системы в патологии и взрослых, и детей. Стал кандидатом медицинских наук, а впоследствии и доктором педагогических наук и профессором как в медицине, так и в педагогике. Был действительным членом Академии педагогических наук.

 

Артемий Рафалович (1816–1851). Прожил жизнь короткую, но очень яркую, к сожалению, мало известную и врачам, и не врачам. Родился в купеческой семье в Могилеве и получил медицинское образование в знаменитых университетах того времени — Пражском, Берлинском и Дерптском.

 

Став доктором медицины и хирургии, защитил диссертацию по сифилису и в 1838 году стал профессором судебной медицины в знаменитом Ришельевском лицее Одессы, который по предложению Н. И. Пирогова был передан университету. Доктор Рафалович был направлен на восток для изучения свирепствовавшей там чумы. В поисках причин ее происхождения и методов лечения посетил Тунис, Сирию, Египет и другие страны, где бушевала чума, постепенно охватывая весь мир.

 

Он оставил этнографические и географические описания своих находок, которые были изданы в Санкт-Петербурге в 1850 году. За эти исследования был избран действующим членом Российского географического общества.

 

В возрасте 34 лет Артемия Алексеевича забрала из жизни скоротечная чахотка. Похоронен на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге.

 

Александр Фольборт (1800–1876).  Еще один уроженец Могилева, получивший образование в университетах Тюбингена, Эдинбурга, Парижа, Лондона и Берлина. Он нострифицировал свой диплом доктора медицины в Медико-хирургической академии Санкт-Петербурга, после чего работал в различных больницах этого города — Мариинской, Обуховской, Морском госпитале.

 

Вероятно, смог бы стать лингвистом благодаря учебе и работе в разных странах Европы и знанию многих языков. Помимо медицины доктор Фольборт занимался палеонтологией, историей, антропологией, этнографией и минералогией.

 

Он открыл минерал фольбортит (ванадиево-кислая медь) и впервые описал ископаемых брахиоподов (плеченогих). Александр Фольборт увековечил себя открытием и многих других ископаемых видов животного мира. Он был членом множества международных обществ и академий, относящихся к естествознанию, палеонтологии, минералогии и т. д.

.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».