Фото автора.
Фото автора.

Галина Волчёк работает фельдшером скорой помощи с 1977 года, уже 15 из них — на пенсии. Работу свою называет очень непростой (и с этим невозможно не согласиться), но тут же добавляет: «Я свою работу люблю и давно к ней привыкла». Кстати, если фамилия Волчёк показалась вам знакомой, то это совсем не случайно: дочь Галины Петровны Людмила Волчёк — неоднократная чемпионка Паралимпийских игр. История непростая, в чем-то даже трагичная, но в то же время жизнеутверждающая. Это я поняла еще до встречи с Галиной Петровной, впервые пообщавшись с ней по телефону, — настолько очевидны оптимизм и любовь к жизни моей собеседницы.

 

Случайный выбор на всю жизнь

 

Итак, Галина Волчёк — фельдшер выездной бригады Смиловичского поста Червенского отделения Минского областного центра скорой медицинской помощи. В Смиловичах Галина Петровна работает с момента организации здесь поста скорой помощи.

 

А вообще стаж в медицине у нее с 1971 года, когда Галина окончила фельдшерское отделение Пинского медучилища. Уже тогда молодой специалист могла оказаться в Минской области, где открылась областная больница в Боровлянах и куда приглашали средний медицинский персонал. Но остановил оклад: 53 рубля 27 копеек на руки. Моя собеседница поняла, что прожить на эти деньги в большом городе не сможет, и вернулась к родителям в деревню в Пинском районе, работала на ФАПе в соседней деревне, в полутора километрах от дома.

 

Галина Волчёк:

 

Я хорошо училась, хотя профессию выбрала почти случайно. Как-то с подружкой Марией, с которой вместе окончили 8 классов, задумались: куда поступать? В Пинске тогда много техникумов и училищ было, мы разные перебрали и решили, что медучилище нам больше всего подходит. Подружка, правда, не поступила, а я хорошо экзамены сдала.

 

Пока сдавала, жила в Пинске неделю на 3 рубля, что дала мама, и это еще минус рубль сорок копеек на дорогу из дома и обратно. А когда училась, получала стипендию 23 рубля, но ее начали платить только после сдачи первой сессии, до этого я считалась лишь кандидатом в студенты. Причем 3 рубля из этой суммы давали на жилье (тогда общежитий не было), немного помогали родители. Так и училась 3,5 года.

 

Конечно, молодому фельдшеру после окончания училища еще многое нужно было освоить на практике. И с этим Галине очень повезло: первая работа свела ее с опытным фельдшером Тамарой Петровной Богуш.

 

Как вспоминает Галина Волчёк, Тамара Петровна была человеком исключительно высокой культуры, истинным сельским интеллигентом, чем вызывала особое уважение своих пациентов, многие из которых помнили ее отца, тоже фельдшера. Мать Галины, например, говорила об отце Тамары Богуш так: «Яго паважалі мудрэй пана». Тамара Петровна много дала своей молодой сотруднице и как человек, и как профессионал. К примеру, как-то
Галине надоело заполнять карточки пациентов, она отодвинула их в сторону, но не убрала.

 

Когда пришла Тамара Петровна и увидела беспорядок на столе, отреагировала так: «Вы, Галя, только иногда за собой стол не убираете, а до вас работала Мария, так она никогда стол не убирала».

 

Галина Волчёк:

 

Она меня похвалила, но похвалила так, что я и через 50 лет это помню. Вот если бы отругала, то эффекта такого бы не было. Я рада, что у меня тогда хватило ума признать ее бесспорное лидерство и у нее учиться, мне эта учеба очень помогла, иначе потом, на скорой помощи, пришлось бы совсем тяжело. Здесь ведь много нового до сих пор. Бывает, приезжаешь на вызов, а там непонятный случай. Но я пациентам говорю: «Не волнуйтесь, на нас медицина только начинается, поедем в больницу, пройдете обследование, вас проконсультирует врач, и все будет хорошо».

 

Затем Галина вышла замуж, переехала к мужу в Смиловичи. Жила молодая семья в доме родителей мужа, где не было ни газа, ни воды, только кирпичная плита и 9 человек жильцов: родители, дети, внуки. Здесь родился сын Саша, отсюда Галина после года отпуска по уходу за ребенком ходила на работу на полставки в больницу и на полставки в здравпункт местного ПТУ. Со временем семья переехала от родителей мужа, жили в столетнем, но отдельном доме, в который со временем провели воду, газ привозили в баллонах, и это было счастьем — какое бы ни было жилье, главное, что свое!

 

12 сентября

 

В этом новом старом доме и родилась в 1981 году Люда Волчёк.

 

Галина Волчёк:

 

Она и маленькая не создавала проблем. Спокойная была девочка, только вес плохо набирала, даже диагноз ей ставили «гипотрофия 1–2-й степени». Я, конечно, изо всех сил старалась ее накормить, пока к нам не приехала новый педиатр и не сказала: «Успокойтесь. Есть, конечно, нормы, таблицы, но это не значит, что все дети одинаковые и развиваются строго по таблицам, каждый ребенок индивидуален». И я от Люды отстала, а она в 6 месяцев начала ползать, в 9 месяцев, по-моему, пошла. Она и сейчас мало ест, если нет тренировок, говорит: «Мама, ты меня не корми, я ведь энергию никуда не отдаю».

 

В школе Люда увлеклась бегом. Как говорит Галина Петровна, других секций особо и не было, так что путь в спорт был в каком-то смысле неизбежен. Тогда в доме зазвучало: «Мама, лучше всех в классе бегаю, я первая пробежала в школе». Потом оказалось, что Люда бегает на длинные и средние дистанции (любимая — 5 км) быстрее всех и в районе, и в области. Начались сборы. Школу в Смиловичах Людмила Волчёк окончила перворазрядницей. Правда, в первый год после окончания школы Люда не смогла поступить, но в следующем году стала студенткой академии физкультуры в Минске, училась, соревновалась, была кандидатом в мастера спорта, затем мастером, членом национальной сборной. Все это происходило до 12 сентября 2001 года…

 

«Тормозов у нее как не было, так и нет», — говорит мама чемпионки, оценивая то ли ее легкоатлетические способности, то ли характер, то ли все сразу. На следующий день после атаки 11 сентября на башни-близнецы в Нью-Йорке Люда смотрела телевизор у себя в общежитии. Тот показывал плохо, и она решила поправить антенну, что делала уже не единожды — это не опасно, всего лишь второй этаж. Но в этот раз она не удержалась на крыше, упала, ударилась спиной: переломы, вывихи, ушиб спинного мозга. Маме позвонил молодой человек Людмилы, сказал: «Сломала лопатку, ей делают операцию».

 

Галина Петровна, разумеется, сразу поехала в Минск, в РНПЦ неврологии и нейрохирургии, где уже были и тренер ее дочери, и старший брат. Мама признается, что поначалу не хотела принимать тяжесть состояния дочери, думала, что сделают операцию и жизнь вернется в свое русло.

 

«Стоп, Галина Петровна!»

 

Дойдя до рассказа о несчастье с дочерью, моя собеседница останавливается, смахивает слезы и сама себе говорит: «Стоп, Галина Петровна!».

 

Потом признается:

 

Очень долго для меня эта тема была табу, но теперь уже могу рассказать.

 

…Близкие, собравшиеся в центре, дождались, когда мимо них провезут Люду, все еще находящуюся под наркозом после операции. Домой вернулись только часам к двум ночи, а в 8 утра вновь были в РНПЦ. 

 

Галина Волчёк:

 

Я только об одном молила Бога: «Дай мне сил не расплакаться, когда с ней встречусь, чтобы я могла поддержать ее». Я ведь у тренера спросила, есть ли у Люды нарушение функций спинного мозга. Он ответил: «Ну, есть немного», не бил меня наотмашь, не говорил все. И я нашла в себе силы, говорю: «Доченька, жива — и слава Богу, остальное уже как-нибудь». Еще я спросила: «Люда, как твои ножки?» А она отвечает: «Мама, у меня нет ног».

 

Люде было тогда 20 лет. Ее мама, конечно, все поняла, пошла к хирургу, спросила, чем может помочь. Он ей ответил: «Всем. Мы сделали операцию, а остальное — ваше». И Галина Петровна практически жила в больнице: дочке нужно было помогать во всем. После этого она поняла, что навещать тяжелобольных и тяжело травмированных в больнице — не всегда хорошая идея: ни пациентам, которые, как и Люда, постоянно находятся на обезболивающих, ни близким, которые ухаживают за ними, это ни в радость, просто не до того. Маме и сестре очень тогда помог Саша, который ухаживал за сестрой не хуже профессиональной сиделки.

 

Когда Галина Петровна хотела уволиться, чтобы постоянно быть с дочерью, старшие — и Саша, и Люда (всего у Галины Петровны трое детей) попросили не делать этого: знали, как мама любит свою работу. И в коллективе скорой помощи коллеги помогли. Так и справились, причем Галина Петровна до сих пор с удивлением вспоминает, что куда-то внезапно исчезла вся домашняя работа, которая отнимала так много времени: «В больнице лежало мое беспомощное дитя, и мне неважно было все остальное. И ничего не случилось ни с домом, ни с хозяйством».

 

Через 3 месяца Люду («нас», как говорит ее мама) перевели в центр медицинской реабилитации в Атолино, где девушка смогла пересесть в инвалидную коляску, что было настоящим праздником, ведь до этого она пролежала на одном боку все долгие месяцы лечения. Но были и огорчения. В это время Люда и ее родные узнали о том, что девушку исключили из сборной, из вуза, выписали из общежития. Галина Петровна до сих пор вспоминает об этом с болью, называет полученные извещения «оплеухами»: «Никто не пришел, не поговорил, не предложил взять академический отпуск».

 

А с молодым человеком Люды получилось так, что сама Галина Петровна поняла: «Парень мучается, понимает, что с девушкой это навсегда, и он не готов к такому». Поговорила с дочкой, объяснила, что так в жизни бывает, люди расстаются. И Люда однажды сказала, чтобы молодой человек больше не приходил. Галина Петровна уверена, что поступок был совершенно правильный: признание того, что эта ноша ему не по силам, тоже требовало определенной смелости. «Значит так и надо было», — говорит она.

 

Путь к победам

 

Людмила увлеклась танцами на коляске, пыталась плавать, поднимала штангу, дома занималась на тренажере так, что мама, возвращаясь с работы, видела на руках дочери кровавые мозоли — перчатки рвались от долгих и упорных тренировок.

 

Кстати, вуз Люда окончила заочно, в том числе магистратуру. Но это уже было потом, когда она с медалями вернулась с олимпиады в Турине. При этом соревнования не обходились без непростых ситуаций.

 

Так, борьба на одной из дистанций была драматичной: Людмила сломала лыжную палку и какое-то время ехала с обломанной, оказалась на седьмом месте, но потом волонтеры дали ей новую — и она пришла второй. В сборную же ее пригласила тренер Тамара Николаевна Шиманская. Причем до этого тренер не видела Людмилу Волчёк, но знала, что девушка ищет себя, хочет участвовать в соревнованиях, постоянно тренируется. Позвонила Люде, которая уже решила, что станет заниматься лечебной физкультурой с детьми. И тут — звонок. Тамара Николаевна поговорила и с мамой, сказала так: «Я вашей дочке плохого не посоветую».

 

Галина Волчёк:

 

И моя Люда исчезла. Она попала в ту среду, к которой была готова, которую знала. Перед ней ставили цели, от нее требовали результата, ее отправляли на соревнования. Раньше дочке казалось, что ей надоели бесконечные перелеты, но нет, она по всему этому соскучилась, начала побеждать, завоевала лицензию на олимпиаду. Она немножко не от мира сего, моя девочка.

 

Выиграла однажды лыжные гонки на санках, проводившиеся в одной из скандинавских стран, но вместе с россиянкой, которая заняла второе место, совершая «заминку» (это как разминка, но уже после соревнований), выехала на трассу, по которой уже стартовали мужчины. Спортсменам девушки не помешали, но по международным правилам их дисквалифицировали, а золото отдали россиянке, которая пришла третьей с большим отрывом.

 

Ее тренер подошел к Людмиле с извинениями. И знаете, что сказала Люда: «Да ерунда все это! Гляньте, какая ваша Маша счастливая. А у меня еще будут медали». Много вы знаете людей, которые порадуются чужому успеху за счет своей неудачи?

 

И медали у Людмилы Волчёк еще были, она и паралимпийской чемпионкой стала… Из Пекина привезла медаль за соревнования по гребле. Тогда ей позвонили подружки из университета: «Срочно приезжай сдавать сессию». Приехала, а там растяжка: «Людмила Волчёк прославила наш университет!». Позже, в Ванкувере, на зимней олимпиаде завоевала два золота и две бронзы. Всего же Людмила Волчёк участвовала в восьми олимпиадах.

 

…Насте, дочери Людмилы, сейчас уже 10 лет. Через 2 недели после кесарева сечения ее мама отправилась на тренировку… vgtyuПравда, на последнюю, зимнюю олимпиаду в Пекине Людмила не попала. В то время она жаловалась на боль в боку, когда проверили — увидели сломанное ребро, это уже хроническая травма, которая появляется из-за ремней, что удерживают паралимпийцев в колясках. А Галина Петровна вспоминает и такой случай:

 

Когда Люда выступала, кажется, в Лондоне, я видела ее фото, а на майке у дочки какое-то темное пятно.  Думала, что это дефект снимка, но нет — это была кровь, крепления ранили Люду.

 

Один характер на двоих

 

Когда мы встретились с Галиной Петровной, ее дочка и внучка были в Берлине: Людмила сама водит автомобиль, как-то ездила по Европе вместе с мамой, все время вела машину с ручным управлением сама, а это 2 000 км в один конец. Не так давно Людмила Волчёк была в Кении, на форуме, посвященном борьбе за права женщин. И это далеко не все ее дела и поездки. Мама не отговаривает, знает, что не получится.

 

Всего у Галины Петровны 6 внуков. Дочка Людмилы, Настя, занимается балетом, а это серьезные нагрузки, пожалуй, не меньшие, чем в профессиональном спорте. Лыжи девочка тоже освоила, как и ее бабушка — Галина Петровна и с гор съезжала, и дома, в Заполье (что недалеко от Смиловичей), на лыжах ходила. Теперь это в прошлом. А вот работу, несмотря на то, что на пенсию вышла давно, не оставила.

 

Кореспондент:

 

Это ведь тяжело — работать на скорой.

 

Галина Волчёк:

 

Конечно, тяжело, и физически, и морально, особенно когда приезжаешь на ДТП, да еще на такие, где пострадали дети, но очень интересно. Во-первых, я постоянно общаюсь с людьми, во-вторых, слышу от них «спасибо», бывает, пациенты говорят: «Ой, мы молились, чтобы вы приехали». С одинокими стариками просто поговоришь, им уже легче, я это понимаю. Ну а, в-третьих, работа держит меня в тонусе — там же все время бегом. Не могу сказать, что мечтала быть медиком — что там понимаешь в 14 лет… Но если делаешь свое дело с душой, то не можешь его не полюбить.

 

Я слушаю Галину Петровну и все отчетливей понимаю, что чемпионский характер Людмилы во многом присущ и ей самой. Галина Волчёк тоже человек активный и очень искренний, душевный: встречались мы впервые, но разговор получился такой, какой и со старыми друзьями не всегда выходит. А история жизненной трагедии, которая благодаря вере в свои силы, поддержке родных, труду и истинной любви стала историей победы, вдохновляет и мотивирует лучше, чем что бы то ни было.fghytrФото из архива семьи Волчёк.


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».