Оказание медицинской помощи раненому в лазарете партизанского отряда  им. Н. Т. Шиша бригады им. В. М. Молотова. Пинская область, 1942 г.
Оказание медицинской помощи раненому в лазарете партизанского отряда им. Н. Т. Шиша бригады им. В. М. Молотова. Пинская область, 1942 г.

Медицинские работники в годы Великой Отечественной войны продолжали трудиться, находясь в партизанских отрядах и соединениях, являясь членами подпольных организаций, оказывая помощь жителям оккупированных территорий. За выполнение врачебного долга часто приходилось платить самую высокую цену...

 

От студента до профессора

 

В 1941 году в приказе «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и особых полномочиях войск» указывалось на необходимость применения наиболее жестких мер как в борьбе с партизанами, так и в отношении населения. При этом, отмечалось в приказе, «нужно иметь в виду, что человеческая жизнь на оккупированных территориях не имеет никакой цены». Немецким врачам предписывалось не оказывать медпомощь местному населению, не заниматься профилактическими прививками и дезинфекцией среди больных.

 

На первых порах в условиях быстрого наступления вермахта медработники оказывали помощь воинам, попавшим в окружение, прятали и лечили их. Так, подпольный госпиталь, созданный по инициативе фельдшера И. И. Сорочинского, функционировал в деревне Чернавчицы Брестского района. Фельдшер вместе со своими односельчанами подбирал и выхаживал раненых пограничников, бойцов Красной Армии. Более 300 воинов спасли подпольщики в созданных ими госпиталях в деревнях Уза и Даниловичи. Инициативу и мужество проявили акушерки Т. Г. Андриевская, Э. А. Раевская, санитарка М. И. Кухарчик.         

 

В начале июля 1941 года в одной из клиник Минска на ул. Горького находились раненые советские военнопленные. Условия были крайне тяжелые. Тогда сюда пришла работать В. Ф. Рубец, которая доставала медикаменты, лечила пациентов, приносила из дома еду. Выздоравливающих она обеспечивала гражданской одеждой и документами, с помощью товарищей переправляла из города в партизанские отряды. Такую же работу проводила в 2-й клинической больнице Минска с августа до конца 1941-го врач Н. В. Хотченко. Так было спасено около 50 человек.

 

Получив указания Наркомздрава СССР, 22 июня МГМИ выдал дипломы студентам 5-го курса, независимо от результатов сдачи госэкзаменов, выпустил врачей и приостановил свою деятельность. Институт не успел эвакуироваться, и его материальная база подверглась почти полному уничтожению. Более 100 человек профессорско-преподавательского состава и около 3 тысяч выпускников и студентов оказывали медпомощь воинам-фронтовикам.

 

Многие работники МГМИ занимали ответственные посты. Так, М. И. Коваленок (нарком здравоохранения БССР) был начальником санитарного отдела Центрального штаба партизанского движения при ставке Главнокомандующего, И. А. Инсаров — начальником санитарного отдела Белорусского штаба партизанского движения, А.  И. Шуба — командиром партизанского соединения. Главным патологоанатомом фронта был профессор Ю. В. Гулькевич, главным санитарным инспектором фронта — П. В. Остапеня. Вступил в ряды Красной Армии 64-летний профессор института С. М. Мелких, работал начальником терапевтического отделения госпиталей И. М. Стельмашок. Директор БелНИИ переливания крови являлся главным хирургом эвакогоспиталей.

 

На фронт ушли многие преподаватели и студенты ВГМИ. В. О. Морзон — заведующий кафедрой хирургии — стал консультантом эвакогоспиталей. Главным терапевтом Карельского фронта был профессор М. Ляс. С боями от Тулы до Карпат прошел старший врач кавалерийского полка Е. Медведский.

 

Имени Евгения Клумова

 

34 медика из Беларуси возглавили медслужбу стрелковых, механизированных, танковых и кавалерийских корпусов. Но это было позже. А к сентябрю 1941-го территория Беларуси была оккупирована. Наиболее результативной формой сопротивления врагу стала организованная вооруженная борьба партизан. Особая задача ложилась на медработников, но небольшое их количество не могло обеспечить партизанские группы и отряды. В конце 1941-го в них насчитывалось всего 6 врачей и чуть больше средних медработников.

 

5 1bvhgyre Санитарка партизанского отряда им. Г. Котовского бригады им. Буденного А. С  Дердюк перевязывает раненого бойца. 1941 г.

 

В 1941-м и в первой половине 1942-го, когда помощь с Большой земли была крайне редкой, подполье являлось основным поставщиком лекарств и мединструментов. Медики-подпольщики передавали партизанам лекарства, перевязочный материал и инструментарий из медучреждений, в которых работали, покупали медикаменты и перевязочные средства в аптеках, лечебных учреждениях, у немецких врачей, на «черном» рынке, обменивали продукты питания и промтовары на медикаменты.

 

Здесь следует выделить доктора Е. В. Клумова. Подпольная организация 3-й городской больницы Минска оборудовала и обеспечила медицинскими кадрами партизанский госпиталь на Долгом острове, который не уступал по оснащению настоящему военно-полевому госпиталю. Е. В. Клумов оборудовал 2 госпиталя, обслуживал 4 партизанских отряда, поставлял партизанам медикаменты.

 

Снабжая партизан сводками Информбюро, выписывал справки, освобождающие лиц, направляемых в Германию. При этом пользовался доверием у оккупантов, был отобран ими для организации учебного процесса в открытом в апреле 1943 года Могилевском мединституте (в связи с острой нехваткой врачей из-за потерь на фронтах и необходимости санитарного контроля на оккупированной территории). Но по доносу предателя был арестован и феврале 1944-го вместе с женой казнен. Посмертно Е. В. Клумов удостоен звания Героя Советского Союза.

 

По решению руководителей подпольных организаций Минска в партизаны ушли медики-подпольщики Д. С. Рыдлевский, Н. И. Макарова, М. И. Жлоба, А. И. Сидорович, Е. А. Шарко и многие другие.

 

Состояние медико-санитарной службы

 

В связи с централизацией партизанского движения эволюцию претерпела и медико-санитарная служба: началось создание медпунктов, амбулаторий, госпиталей (стационарных и передвижных), эвакопунктов в отрядах и соединениях. Еще более организованный характер эта работа стала приобретать с созданием Центрального штаба партизанского движения, где медико-санитарным обеспечением стал заниматься М. И. Коваленок. При его активном участии организуется поиск эвакуированного медицинского имущества и врачебных кадров в координации с Главным медицинским управлением Красной Армии и Наркомздрава СССР.

 

В сентябре 1942-го был образован Белорусский штаб партизанского движения (БШПД). В начале 1943-го в БШПД был создан полноценный санитарный отдел под руководством И. А. Инсарова. По 20 июня 1944-го из БШПД было направлено в партизанские отряды и соединения около 45 тонн медимущества, в т. ч. бинты, вата, настойка йода, сульфамид, противостолбнячная и противогангренозная сыворотка, хирургические наборы и др.

 

К концу 1942 года при активном участии местных жителей в районах, подконтрольных партизанам, были сооружены 8 аэродромов и 9 площадок для сброса грузов, а за весь период оккупации — 41 аэродром. Первые плановые вылеты были распределены для доставки партизанам оружия и боеприпасов. Позже стали выделяться дополнительные рейсы с местом для медикаментов. Организован вывоз в тыл 6 617 раненых и больных партизан и 8 986 членов партизанских семей.

 

5nbhgytrРаботники хирургического отделения эвакогоспиталя. 1942 г.

 

Учитывая, что все большее число врачей и фельдшеров прибывало в отряды, значительно расширилось поле деятельности санитарно-медицинских служб. К началу 1944-го численность врачей достигла 538. В бригадах уже насчитывалось по 4–5 врачей, по 5–10 средних медработников. Медпомощь оказывалась не только раненым партизанам, но и населению. В большинстве бригад и в некоторых отрядах создавались госпитали.

 

В Витебской области имели свои госпитали бригады «Алексея», 1-я им. К. С. Заслонова, им. Чапаева. В Дриссенском, частично Россонском и Освейском районах был развернут межбригадный партизанский госпиталь. В нем работали врачи-партизаны К. С. Шадурский, Г. Я. Цемахов и др. В отдельных домах были организованы эвакоприемник, перевязочная, операционная, хирургический, терапевтический и инфекционные корпуса. В случае налета вражеской авиации была разработана система эвакуации раненых и больных в безопасные места.

 

С гордостью вспоминали в своих мемуарах работу госпиталей легендарные партизанские руководители — командир 752-го отряда бригады Флегонтова Могилевского соединения Герой Советского Союза В. И. Ливенцев. Столь же тепло о госпитале в бригаде «Дяди Коли» Борисовского района отзывался видный организатор партизанского движения на Минщине Р. Н. Мачульский. Известным был партизанский госпиталь на озере Палик, где под руководством начальника медслужбы О. Т. Бокун была организована высокопрофессиональная работа по спасению раненых и больных.

 

Место для профилактики

 

Настоящими боевыми форпостами народного сопротивления врагу, базой, в т. ч. лечебной, являлись партизанские зоны. Медобслуживание партизан и местного населения постепенно принимало все более организованный характер. Структура сочетала в себе элементы армейского медобслуживания, хотя оно проводилось в неполном объеме на освобожденных территориях (в 1943-м — 60 % территории республики).

 

На протяжении 1943 года оккупантами было проведено свыше 60 крупных карательных операций против партизан и населения. Из близлежащих к фронту деревень люди загонялись в концентрационные лагеря, подступы к которым минировались. Вместе со здоровыми людьми в них содержались больные тифом. Таким образом немцы стремились заразить всех узников и превратить район в эпидемиологический очаг. После обнаружения в районе Азарич лагеря была оказана медпомощь около 33 тысячам человек, обреченных на гибель. В прифронтовом районе зимой и весной 1944-го действовали партизанские отряды Дриссенского и Освейского районов Витебской области.

 

Карательные экспедиции против партизан продолжались. После прочесывания немцами леса или очередного боя медсестры выходили из укрытий и оказывали помощь нуждающимся. Когда командованием было принято решение вывести за линию фронта в советский тыл мирное население, при переходе прифронтовых укреплений медсестры Ф. Макрецкая и Ю. Лысенко ни на минуту не оставляли свои боевые посты. С тяжелыми боями партизаны перешли линию фронта и вывели в советский тыл десятки раненых и больных, сотни женщин и детей.

 

Начальники медслужб придавали большое значение санитарно-просветительской и профилактической работе. В их обязанности входила организация бесед по профилактике сыпного тифа, а в лесах, где скапливались жители, спасавшиеся от карательных акций фашистов, нужно было обеспечивать порядок в лагерях. Здесь строились бани, уборные, устанавливался питьевой режим, принимались и другие меры по предупреждению инфекционных заболеваний.

 

Подсчет потерь в партизанском движении был иным, чем в действующей армии. Здесь считался годным к службе любой, кто мог держать в руках оружие. Всего, по данным И. А. Инсарова, из более чем 15 тысяч раненых возвращены к партизанской деятельности 78,4 %, эвакуированы в советский тыл 15,8 %, признаны инвалидами 2,4 %, умерли 3,4 %.

 

В партизанских соединениях преобладали пулевые ранения. Среди заболеваний — болезни кожи, в единичных случаях брюшной и сыпной тиф, дизентерия.

 

Оценка ущерба и восстановление

 

Еще в разгар Великой Отечественной войны началось восстановление здравоохранения. Летом 1942 года оперативная группа Наркомздрава под руководством М. И. Коваленка имела свою смету расходов, подбирала резерв работников для восточных областей республики. Сотрудники комиссариата вели работу по поиску и уточнению местонахождения людей, имущества, учреждений.

 

В июне 1943-го возобновили свою деятельность Главное аптекоуправление и Главное управление медико-хозяйственного снабжения. Осенью 1943-го аппарат комиссариата окончательно укомплектовывается. Приступил к своим обязанностям главный санитарный инспектор Д. П. Беляцкий, он же заместитель комиссара. 12 декабря аппарат комиссариата переехал в освобожденный Гомель. Сохранившееся руководящее ядро здравоохранения республики в советском тылу постоянно видоизменялось с точки зрения структуры и выполняемых задач, но не утрачивало функций контроля, координирующего центра по подготовке к восстановлению.

 

9 декабря 1943 года был объявлен приказ Наркомздрава БССР по организации работы, устанавливающей размеры ущерба, причиненного каждому лечебно-профилактическому учреждению и органам здравоохранения в целом. Несколько позже на основании проведенной работы Чрезвычайная государственная комиссия оценила ущерб здравоохранению БССР в 610,6 млн рублей. 80 % лечебно-профилактических учреждений было разрушено, не считая предвоенной сети санитарно-противоэпидемических учреждений, погибших в лихолетье медработников, разрушенных учебных заведений, разграбленных зданий и оборудования. Стояли неотложные задачи по восстановлению районных больниц, амбулаторий, санитарно-эпидемиологических станций, обеспечению их врачами.

 

В декабре 1943 года в освобожденные районы Витебской, Могилевской, Гомельской областей наркомом БССР были направлено 69 заведующих здравотделами, 85 санитарных врачей, 35 хирургов и педиатров, десятки врачей других специальностей. В этот период комиссариат имел в своем распоряжении 482 врача и 2 500 средних медработников. В дальнейшем в процессе восстановления органов здравоохранения были привлечены к работе 835 врачей, находившихся в эвакуации и освобожденных от фашистского плена. 570 врачей на момент соединения с Красной Армией находились в партизанских отрядах.

 

Следующий этап восстановления здравоохранения связан с освобождением территорий. Следовало обезопасить население и части наступающей Красной Армии от попадания в полосу эпидемий. Силами трех Белорусских и Прибалтийского фронтов открывались больницы и изоляторы, создавались эвакогоспитали, проводилась санитарная обработка населения, формировались противоэпидемические отряды.

 

Так, для систематической санитарно-эпидемической разведки в январе-апреле 1944-го медслужбой 1-го Белорусского фронта было организовано 45 эпидотрядов, силами которых обследовано 5 096 населенных пунктов, выявлено 26 977 очагов и 39 730 больных сыпным тифом, госпитализированы в военно-лечебные учреждения 19 858 человек, гражданские больницы и изоляторы — 13 750 инфекционных больных. В распоряжение Наркомздрава БССР были переданы 1 санитарно-гигиеническая и 2 клинические лаборатории, 55 тысяч кусков хозяйственного мыла, 30 тысяч пачек дуста. На освобожденной территории военными были построены 1 266 бань и 866 дезкамер.

 

В октябре 1944-го, оставив в Ярославле для организуемого мединститута группу преподавателей, студентов и часть библиотеки, в Минск вернулся мединститут, и уже в ноябре здесь начались занятия. Всего насчитывалось 2 226 студентов, на первый курс были набраны 500 человек.

 

В Витебском мединституте приступили к занятиям 1 084 студента, на первом курсе — 200. Но это произошло позже, в 1946 году, по причине поиска оборудования кафедр, попавшего в годы эвакуации сначала в Челябинск, затем в Алма-Ату.

 

1 апреля 1945 года в Минске возобновил свою деятельность Белорусский институт усовершенствования врачей. В короткие сроки были восстановлены научно-исследовательские институты — микробиологии и эпидемиологии, кожно-венерологический, переливания крови, ортопедии и восстановительной хирургии, санитарии и гигиены, туберкулеза, физиотерапии, неврологии и нейрохирургии, охраны материнства и детства.

 

В дело восстановления отрасли включилась большая группа врачей, действовавших в партизанских отрядах, среди которых М. М. Герасименко, В. М. Величенко, М. В. Денисова, А. Л. Доросинский, И. Л. Друян, С. Т. Ильин, И. А. Инсаров, А. К. Косач, М. С. Завадский, И. Б. Кардаш, Н. П. Книга, М. В. Павловец, Г. Я. Цемахов, К. С. Шадурский, С. М. Штемпель, А. И. Шуба и др. Большую роль сыграли врачи-фронтовики, вернувшиеся из Красной Армии, — И. П. Антонов, Д. Л. Беляцкий, В. И. Вотяков, В. Гориенко, Н. Т. Евстафьев, Е. Н. Медведский, Г. П. Купреев, А. Ф. Котович, Г. Р. Крючок, Н. Г. Легенченко, А. А. Ключарев, А. И. Савченко, Н. Е. Савченко, П.Н. Сержавин, Д. В. Полешко и др. Многие из них стали руководителями республиканских и областных органов и учреждений здравоохранения.

 

В условиях разрушенной материальной базы развернули активную деятельность руководители мединститутов А. И. Савченко, И. И. Богданович, Н. В. Виноградов, Г. А. Медведева, А. Я. Митрощенко, В. И. Ашкадеров, М. М. Липец, И. Б. Олешкевич, И. Л. Сосновик и др.

 

Спасали людей на фронте медсестры и фельдшеры. Из 30 советских женщин, являющихся лауреатами медали имени Флоренс Найтингейл, 7 — наши землячки: З. М. Туснолобова-Марченко, С. В. Голухова, М. А. Горячук, С. А. Кунцевич, Е. Ф. Сиренко, Е. М. Шевченко, Н. А. Близнюк.

 

Фото из Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов.


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».