Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Заместитель главного врача по медчасти Могилевской областной больницы медреабилитации Елена Милорадова награждена почетной грамотой Минздрава. В интервью «Медвестнику» Елена Николаевна рассказала о принципах успешного восстановительного лечения и поделилась необычными случаями из практики.

 

Елена Николаевна, не могу не спросить о вашем пути в медицину…

 

MiloradovaЕлена Милорадова, заместитель главного врача по медчасти Могилевской областной больницы медреабилитацииЯ родилась и выросла на Витебщине — в небольшом городском поселке Шарковщина, куда, окончив Бобруйское медучилище, приехала работать моя мама. 51 год она трудилась помощником врача-эпидемиолога районной санитарно-эпидемиологической станции.

 

С 5 лет я знала, что мама уехала в очаг инфекционного заболевания, где нужно провести эпидрасследование и дезинфекцию. Иммунизация, профилактика заболеваний, здоровый образ жизни — вопросы, интересные мне до сих пор. Мамин пример и поддержка любящих родителей, ответственность и благородство труда медработника, уважение к людям и возможность оказать реальную помощь… Сомнений в выборе профессии у меня не возникало.

 

В 1985 году я окончила Витебский государственный мединститут. Училась хорошо, было интересно. После 3-го курса получила первый опыт в лечебном учреждении. Тогда была возможность поработать в качестве медсестры в хирургическом отделении Витебского областного онкодиспансера. Руки помнят до сих пор, как выполнять манипуляции, перевязки. А после 4-го курса наша студенческая группа уехала на врачебную практику в медсанчасть завода «Бобруйскшина» — мощное лечебное учреждение. Мне очень повезло с коллективами, в которых я почерпнула первый практический опыт, поняла, как работает медицинская служба, формируются отношения между членами команды.

 

Интернатуру проходила на базе Могилевской городской БСМП, где осталась работать врачом-неврологом неврологического отделения для больных с ОНМК. Прекрасные специалисты старой школы, опытные неврологи и нейрохирурги, которые там трудились, были для меня примером высочайшего профессионализма, дисциплины и ответственности. Моими первыми наставниками стали заведующие неврологическими отделениями Ирина Павловна Капаева и Алла Иосифовна Подситкова, заведующий нейрохирургическим отделением Александр Владимирович Игнатовский.

 

Тогда еще не было компьютеров, современных методов нейровизуализации. Что позволяло правильно ставить диагнозы? Тщательный сбор анамнеза и жалоб пациента, их интерпретация, искусство владения неврологическим молотком для объективной оценки неврологического статуса и топической диагностики. Из доступных на то время методов — люмбальная пункция, рентгенография, каротидная ангиография, которая широко выполнялась нейрохирургами. В БСМП я отработала 10 лет…

 

Первые стационарные отделения медреабилитации в стране были открыты в Могилевской области. Как создавалась служба?

 

27 декабря 1994 года был подписан приказ о формировании в области службы стационарной медреабилитации. На базе Могилевского областного госпиталя ИОВ и Могилевской областной больницы нужно было открыть 60-коечные отделения (амбулаторные отделения в области уже функционировали). Мне предложили возглавить городское стационарное отделение медреабилитации в госпитале. А мой коллега невролог Анатолий Бачило возглавил областное отделение медреабилитации в МОБ.

 

Признаюсь, сомневалась, менять ли любимое место работы, но заведующая 2-м неврологическим отделением БСМП Алла Подситкова убедила: «Не бойся, есть замечательные примеры центров восстановительного лечения неврологических заболеваний и заболеваний опорно-двигательного аппарата в Сестрорецке Ленинградской области. Это работа с перспективными с точки зрения реабилитации пациентами, будешь видеть результаты своего труда.

 

В нашу команду вошли реабилитологи, физиотерапевты, инструкторы ЛФК, а также психотерапевт. Должность логопеда появилась гораздо позже — после очередной сессии в облисполкоме по проблемам инвалидности, когда я подняла вопрос о том, что без помощи логопедов невозможно полноценное восстановление пациентов с речевыми нарушениями.

 

Оба стационарных отделения медреабилитации приняли своих первых пациентов в 1996 году. К слову, с самого начала и до сих пор в нашей службе добросовестно трудятся старшие медсестры Татьяна Дашковская и Елена Денисенко.

 

Работа врачей-реабилитологов требует постоянного расширения профессиональных навыков.

 

Большую роль в этом сыграл коллектив кафедры медико-социальной экспертизы и реабилитации БелГИУВ. Первая заведующая, профессор Леонора Гиткина, затем профессор Василий Смычек и нынешний коллектив, теперь уже кафедры медреабилитации БелМАПО, под руководством кандидата мед. наук, доцента Георгия Емельянова…

 

В 2004 году наше отделение переехало на базу медсанчасти ПО «Химволокно» (сегодня — Могилевская больница № 1), где нашли полное взаимопонимание с физиотерапевтами, инструкторами ЛФК, а также специалистами функциональной диагностики. Для нашей службы важна оценка резервных возможностей организма, эффективности медреабилитации с помощью функциональных методов исследования. Совместная работа позволяла успешно выполнять задачи по минимизации инвалидизирующих дефектов вследствие перенесенных заболеваний, травм, предупреждению первичной инвалидности и уменьшению степени тяжести инвалидности.

 

В том же 2004 году был сделан акцент на ранней медреабилитации, так как стало понятно: чем раньше пациент переводится из специализированного отделения на этап стационарного восстановительного лечения, тем оно эффективнее, предупреждаются последствия, которые могут развиваться в результате длительной обездвиженности, спастичности... Непрерывность, этапность и преемственность — ключевые принципы в оказании медицинской помощи.

 

Изначально мы занимались пациентами неврологического и ортопедо-травматологического профиля с осложнениями, касающимися центральной и периферической нервной системы. А в условиях медсанчасти в структуре наших 60 коек 20 были выделены для реабилитации кардиологических больных. Мне как неврологу, несмотря на базовое образование по лечебному делу, пришлось осваивать все, что касается ИБС, восстановительного периода после перенесенного инфаркта миокарда.

 

А пациенты после кардиохирургических операций? Поделитесь первым случаем, что помогло справиться?

 

В 2006 году поступил могилевчанин после пересадки сердца, выполненной в Германии. Опыта нет, подобных случаев нет. Что помогло? Оценили свои возможности, подошли к пациенту как к длительно обездвиженному в дооперационном периоде, перенесшему трансплантацию. Следовательно, это контроль за иммунной системой, оценка функционального состояния органов и систем жизнеобеспечения, поддерживающая медикаментозная терапия, мониторинг лабораторных показателей, а также массаж, ЛФК. Было тревожно заниматься тем, чему тебя не учили, когда отсутствовали источники нужной информации. С другой стороны, это хороший период, когда ты познаешь новое и наблюдаешь благоприятный исход с точки зрения качества и продолжительности жизни пациента.

 

Со следующим подобным случаем столкнулась в прошлом году. К нам поступил мужчина после пересадки сердца, выполненной уже в Могилевской областной клинической больнице.

 

Пишут, что душа человека находится в его сердце. Человек с пересаженным сердцем может приобретать навыки, стремления, которые были ему несвойственны, например, появляется желание писать картины.

 

В 2007 году на базе кардиологической больницы было организовано реабилитационное отделение кардиологического профиля. Мы снова стали заниматься преимущественно неврологическими пациентами. А ортопедо-травматологическое направление развивали в Могилевской областной больнице. Плюс в Бобруйском межрайонном онкодиспансере появились койки для реабилитации онкопациентов.

 

Что представляет собой стационарная реабилитация в регионе сегодня?

 

В 2008 году системе здравоохранения был передан недостроенный объект в лесном массиве в 15 км от Могилева. Так родилась идея создать отдельную многопрофильную больницу медреабилитации. В новое здание мы переехали в феврале 2010-го. На тот момент больница являлась филиалом Могилевского областного лечебно-диагностического центра (МОЛДЦ).

 

Огромный вклад в создание того, что имеем сейчас, уже в статусе отдельного юридического лица (с сентября 2016-го), внес бывший руководитель МОЛДЦ Тадеуш Крупник. Проделана блистательная работа по объединению под одной крышей 3 реабилитационных отделений — неврологического, ортопедо-травматологического и кардиологического профиля.

 

Переехали практически в том же составе. Это мощная поддержка — когда работаешь с коллегами в одном ключе, когда они обладают опытом работы с определенным контингентом пациентов, поддерживают твои идеи и внедряют новые методы. Под руководством главврача, кандидата мед. наук Бориса Деревцова собрана высокопрофессиональная мультидисциплинарная бригада, включающая в том числе логопедов, психологов и психотерапевта. Часть методик я позаимствовала в Центре патологии речи и нейрореабилитации (Москва).

 

Логоритмика, музыкальные занятия, компьютерные программы для восстановления речи… Методики, которые популярны в мировой практике, используются и в нашем учреждении. Больница рассчитана на 183 койки, имеется палата реанимации и интенсивной терапии. Поступают преимущественно пациенты, перенесшие инфаркт миокарда, инсульт, заболевания и травмы опорно-двигательного аппарата, после эндопротезирования суставов, вмешательств на сердце и сосудах, нейрохирургических операций.

 

За год через каждое отделение проходит более тысячи человек. Например, за 2021-й — 3 193.

 

Кроме трех реабилитационных отделений функционирует лечебно-диагностическое, где выполняются УЗИ, рентгенографии, функциональные исследования, есть клинико-диагностическая лаборатория. Богатая база в отделении физиотерапии и восстановительного лечения.

 

Работают залы ЛФК, кабинеты эрго-, механотерапии, бассейн. Доступны тепло-, электро-, свето-, водолечение, крио-, магнито-, иглорефлексотерапия, лечебный массаж, аппаратный лимфодренаж, сухое вытяжение позвоночника. Широко применяется ортезирование. Кстати, первый ортез я увидела в 2001 году — у пациента с парезом стопы, получившего травму в Турции и затем поступившего к нам на реабилитацию. Тогда для нас это было в новинку.

 

Какие новые методы мечтаете внедрить?

 

Хотелось бы приобрести современные роботизированные средства реабилитации, которые активно используются в центрах всего мира. Интересным направлением является БОС-терапия.

 

В больнице есть велотренажеры. Но мечтаем, чтобы велотренировки у кардиологических пациентов выполнялись и на амбулаторном этапе. Это актуально прежде всего с позиции улучшения исходов заболеваний сердца и сосудов, достижения целей вторичной профилактики ИБС, в том числе у пациентов, получивших оперативное лечение.  

 

На мой взгляд, необходимо развивать школы здоровья. На одном из конгрессов я впечатлилась работой ассоциаций родственников пациентов, перенесших инсульт (США, Нидерланды). Пациенты и их близкие осваивают приемы и методы для осуществления домашнего этапа восстановления. Кроме того, это вопросы психологической поддержки, ведь не менее важно восприятие и принятие болезни. В ряде случаев семье приходится смириться с неизбежностью, необратимостью тех изменений, которые произошли с их близким. Также это правила ухода за инвалидом, обеспечение максимально безбарьерной среды.

 

Всегда следует оценить, что является конечной целью, какие этапные задачи требуется решить в процессе реабилитации конкретного человека.

 

Мои любопытство и энтузиазм позволили мне близко познакомиться и оценить те возможности, которые обеспечивают достойный уровень функционирования реабилитационного учреждения. Я знаю, как организованы и работают многопрофильная клиника медицинской реабилитации в Москве, национальный реабилитационный центр «Вайвари» в Юрмале и другие.

 

Какие пациенты вам запомнились?

 

Бывают случаи, когда индивидуальные особенности пациента приходится раскрывать разными путями. Так, молодой человек окончил лингвистический университет, владел иностранными языками. Хороший парень без вредных привычек. Однажды с друзьями посещал туристические места и попал в аварию — тяжелейшая ЧМТ, глубокий гемипарез, тотальное нарушение речи: не мог говорить и не понимал обращенную к нему речь, никакого контакта. И тут я задаю ему простые вопросы на… английском языке. И он начинает отвечать, но односложно и на английском. На родном языке все так же не мог говорить, читать, писать. Тем не менее у пациента наконец появилась ниточка с внешним миром. Но каков ближайший прогноз? Спастический гемипарез, речевые нарушения, инвалидность. Первоочередные задачи на данном этапе медреабилитации — минимизация двигательных и речевых нарушений, восстановление навыков самообслуживания, а также общения на родном языке.

 

Как изменилась работа учреждения в условиях COVID-19?

 

С начала пандемии наши койки использовались для долечивания пациентов с пневмониями, ассоциированными с COVID-19. В 2021 году это 1 683 человека. Было сложно, ведь контингент больных совершенно другой. Но как никогда проявилась сплоченность коллектива, показала свою эффективность система приема пациентов и оказания медицинской помощи. Это несколько иная работа, не менее важная в плане организации лечебного процесса, внедрения новых методов реабилитации.

 

Одномоментно к нам доставляли порядка 20 человек. Укрепили бригады по приему больных, четко спланировали маршрутизацию. В учреждении функционирует информационная система eDoctor, позволяющая вести электронные истории болезни. Эпикризы переводимых на долечивание в приемном покое сканировались и сразу поступали в сеть, благодаря чему я на своем компьютере тут же видела документы пациентов, понимала, сколько человек оформлено, каков исходный статус каждого из них и какого подхода они требуют.

 

Под ковидные палаты задействовали 5 этажей. В режиме 24/7 медсестры вносили в отдельный электронный файл информацию о наличии свободных коек, кислородных точек. Это позволило эффективно организовывать и контролировать лечебный процесс, потоки пациентов, качество работы. Данные врачебных осмотров, обследований также вносятся в электронную систему, благодаря чему написание дневников, контроль лабораторных и других показателей, оформление эпикризов доктора выполняли в чистой зоне. Таким образом, мы минимизировали длительность работы врача с документацией в красной зоне.

 

Обеспечение инфекционной безопасности в стационаре, минимизация рисков заражения медперсонала были очень важными. Наши усилия по организации шлюзов с учетом архитектурно-планировочных решений лечебного корпуса, разработка маршрутов передвижения сотрудников и пациентов, высокая исполнительская дисциплина сыграли свою роль: мы не наблюдали активного выхода из строя наших специалистов из-за болезни. Вовремя началась иммунизация, жестко контролировались требования по использованию СИЗ. Огромная работа проделана хозяйственной службой — по обеспечению медицинскими газами.

 

В какой помощи нуждались перенесшие коронавирусную инфекцию?

 

Кроме долечивания основного заболевания — пневмонии, требовались диагностика и лечение осложнений — дыхательной недостаточности, поражения почек, ЦНС, декомпенсации СД, различных психических расстройств (тревоги, депрессии), лимфопении, тромботических осложнений как фактора повышенного риска развития легочной эмболии, инсульта, инфаркта, тромбоза глубоких вен. В результате длительной обездвиженности страдали мягкие ткани.

 

Мы работали в рамках того же мультидисциплинарного подхода с привлечением психологов, психотерапевта. На этапе завершения стационарного периода долечивания пневмоний назначали ингаляции, массаж, проводили индивидуальные занятия ЛФК под наблюдением инструктора, обучали дыхательной гимнастике. При выписке советовали продолжать дыхательную гимнастику, медикаментозную поддержку, овладеть аутогенной тренировкой и в первую очередь на фоне правильно организованного питания отказаться от вредных привычек и больше двигаться. Сегодня у нас функционируют койки (по потребности) для медреабилитации в стационарных условиях пациентов, перенесших пневмонию, ассоциированную с COVID-19.

 

Что главное в реабилитации? Готовность, желание пациента выполнять подобранную индивидуальную программу. С горечью смотрю, как человек, в спасение которого вложен колоссальный труд, продолжает курить.

 

Это, считаю, преступление в отношении собственного здоровья. Для меня очевидна и важна работа по диспансеризации, профилактике заболеваний и травм, популяризации здорового образа жизни и, как результат, по воспитанию здорового поколения.

 

А как после перепрофилирования помогали основному контингенту?

 

Работа не прекращалась. Наши врачи-реабилитологи, инструкторы ЛФК, массажисты, медсестры по физиотерапии выезжали в другие медучреждения Могилева, чтобы продолжать медреабилитацию пациентов ортопедо-травматологического, кардиологического и неврологического профиля. Хотя коллектив у нас небольшой — 223 человека, из них 24 врача, 82 работника среднего медперсонала, фармацевт. И все — достойные специалисты.

 

Фото из архива Е. Милорадовой.


Недостаточно прав для комментирования

Пры капіраванні або цытаванні тэкстаў актыўная гіперспасылка абавязковая. Усе матэрыялы абароненыя Законам Рэспублікі Беларусь «Аб аўтарскім праве і сумежных правах».