Маниакальное состояние. Cудебно-психиатрическая экспертиза
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Расстройства настроения являются глобальной проблемой для психического здоровья человечества. По разным данным, их распространенность в мировой популяции составляет от 0,05 % до 7 %. Ущерб обществу от указанной патологии достаточно высок, поскольку пациенты (а это, как правило, люди трудоспособного возраста) становятся дезадаптированными в различных сферах жизни — профессиональной, семейной, социальной.

 

Диагностика аффективной патологии, особенно гипоманиакальных состояний и маний на ранних этапах их развития, требует определенных навыков и опыта для своевременного распознания заболевания, а также защиты прав пациента, решения экспертных вопросов. В статье приведен случай пациентки, которая, находясь в состоянии патологически повышенного настроения, попала под влияние плохой компании и оказалась в трудной жизненной ситуации.

 

 

Cудебно-психиатрическая экспертиза

 

Из анамнеза

 

SamusevДенис Самусев, государственный медицинский судебный эксперт-психиатр

Пациентка Д. 2000 года рождения, соматически здоровая. В семье психических заболеваний не отмечалось. Была спокойным домашним ребенком, не доставляла проблем в подростковом возрасте, хорошо училась в школе. Поступила в Белорусский государственный университет культуры и искусств, жила на съемной квартире со своим парнем. Через 3 месяца из-за разлада в личных отношениях студентка оставила учебу. У девушки пропало настроение, она обратилась к психотерапевту, принимала назначенный врачом психостимулятор с легким противотревожным действием.

 

После возвращения домой в Могилев (весна 2019-го) кардинально изменилась — стала очень активной и общительной. Вскоре проявились чрезмерная болтливость, мечтательность, желание жить полной жизнью, встречаться с парнями.

 

Никто из окружающих на тот момент не задумывался о психическом состоянии девушки, она казалась жизнерадостной и веселой. При этом начала курить, употреблять алкоголь, стала неуправляемой, но близкие закрывали глаза, объясняя изменения компенсацией за прошлое «затворничество».

 

В августе Д. познакомилась с молодым человеком В., стала поддерживать с ним близкие отношения и фактически ушла из дома. В сентябре В. познакомил Д. со своими друзьями, рассказавшими ей историю, якобы В. должен несколько тысяч долларов одним людям, которые поставили его «на счетчик» и даже могут убить. В. уверил, что его товарищи — хорошие, надежные люди — помогут устроиться в жизни. Вскоре девушка сообщила матери, что собирается замуж за В. Свой паспорт она забрала только после ссоры, домой после этого не возвращалась, жила на съемных квартирах, за которые якобы платили знакомые В. Парень лишь обещал хорошее будущее, уверял в любви и при этом просил оформить кредит.

 

Осенью 2019 года за 12 дней Д. оформила на свое имя 3 кредита в банках на общую сумму около 13 тысяч рублей, купила в кредит автомобиль, а также совершала мелкие покупки в рассрочку. Ни у представителей банков, ни у сотрудников автосалона сомнений в психической полноценности клиентки не возникало.

 

Девушке все казалось правильным, жизнь наполнялась смыслом. Просьба новых друзей снять автомобиль с учета и взять другой номер с более красивой комбинацией цифр не смутила, разбираться не хотелось. Все внимание было сосредоточено на активности и удовлетворении жажды действия.

 

Вскоре Д. с компанией друзей уехала в Санкт-Петербург, где те обещали устроить ее на работу. Жила на съемных квартирах, за аренду и питание платили ее «добрые» знакомые, которым она передавала деньги, полученные в кредит.

 

Лечение

 

Через некоторое время Д. вернулась в Могилев за вещами. В этот раз мать уже не выпустила ее из квартиры и решила обратиться к врачу-психиатру. К тому моменту девушка стала жаловаться на видения, голоса, «кашу» в голове, постоянно конфликтовала с матерью.

 

В связи с прогрессирующим ухудшением психического состояния пациентку направили в психиатрический стационар для уточнения диагноза и лечения (находилась там несколько месяцев).

 

В это время отмечались повышенное настроение, ускоренная речь с необычной разговорчивостью, быстрая смена мыслей, сниженная потребность во сне (не более 3 часов за ночь), бредовые идеи реформаторства (заявляла, что во всем разбирается и знает, какие законы нужно изменить, чтобы жизнь в стране стала лучше) и величия в виде особых способностей («Я вижу всех людей насквозь, могу предсказывать, читать чужие мысли, гипнотизировать»). Также пациентка сообщала о слуховых галлюцинациях в виде голосов в ее голове. В отделении с трудом соблюдала режим.

 

На втором месяце интенсивной терапии нейролептиками исчезли галлюцинаторные и бредовые переживания, выровнялось настроение, пациентка стала упорядоченной в поведении. Была выписана под амбулаторное наблюдение врача-психиатра.

 

Экспертиза

 

Возможно, эта история осталась бы неизвестной судебным экспертам-психиатрам, но девушка Д. столкнулась с исковыми заявлениями по поводу невыплаты кредитов. В рамках гражданских дел искового производства назначались судебно-психиатрические экспертизы. Государственным медицинским судебным экспертам-психиатрам предстояло разобраться в психическом состоянии Д. и ответить на вопрос, сознавала ли она значение своих действий в момент совершения сделок.

 

В ходе судебной экспертизы установлено, что первые признаки психического расстройства в виде пониженного настроения появились еще во второй половине 2018 года.

 

После непродолжительного лечения произошла инверсия аффекта и переход из субдепрессивного состояния в гипоманиакальное. Осенью 2019-го степень нарушений достигала уровня мании. В таком состоянии Д. фактически утратила способность критически оценивать и свои поступки, и действия окружающих. Ее поведение характеризовалось безрассудством: уход из дома, оформление кредитов, полное доверие своей судьбы малознакомым людям.

 

В ноябре 2019-го наблюдалось дальнейшее прогрессирование патологии с развитием параноидной симптоматики в виде бредовых идей величия, слуховых псевдогаллюцинаций, психического автоматизма, бредово-иллюзорного восприятия окружающего.

 

Примечательно, что вовлечение Д. в новую плохую компанию произошло в период перехода от гипомании в маниакальное состояние. В такой момент Д., как и многие другие пациенты с подобной патологией, выглядят для окружающих как активные, веселые, предприимчивые люди и не всегда производят впечатление душевнобольных.

 

Вместе с тем маниакальное состояние коренным образом меняет восприятие и оценку пациентом окружающего мира и самого себя, лишает способности к прогнозированию последствий своих действий, сиюминутные решения принимаются в ущерб себе вопреки здравому смыслу. На данном этапе сохраняется возможность манипулировать человеком, что и произошло в данном случае.

 

По результатам судебно-психиатрических экспертиз сделаны выводы о том, что пациентка Д. на момент совершения сделок не могла сознавать значение своих действий и руководить ими. Это послужило основанием для принятия судом решений о признании заключенных кредитных договоров недействительными.

 


Недостаточно прав для комментирования

Пры капіраванні або цытаванні тэкстаў актыўная гіперспасылка абавязковая. Усе матэрыялы абароненыя Законам Рэспублікі Беларусь «Аб аўтарскім праве і сумежных правах».