Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Смерть ребенка — это всегда чрезвычайное происшествие. По каждому случаю проводятся проверки, анализируются обстоятельства, имеющие причинно-следственную связь с наступлением смерти, выносятся представления об устранении выявленных нарушений.

 

RadkovAleksАлександр Радьков, заместитель начальника управления судебно-медицинских экспертиз управления Госкомитета судебных экспертиз по Могилевской области — начальник отдела общих экспертиз — государственный медицинский судебный эксперт.Обстоятельства

 

В прошлом году в одной из больниц Могилева скончалась 7-месячная девочка. Сначала проверку, а позже расследование уголовного дела по данному факту проводил Следственный комитет. Стояла задача установить все обстоятельства трагического происшествия, привлечь к ответственности виновных, если такие имеются.

 

Для установления причины смерти была назначена судебная медицинская экспертиза трупа, порученная экспертам управления Госкомитета судебных экспертиз по Могилевской области.

 

Из предоставленных следователем медицинских документов, а также из объяснений матери умершей и очевидцев государственный медицинский судебный эксперт узнал обстоятельства, предшествовавшие смерти ребенка.

 

События за месяц до трагедии: вечером мама оставила свою полугодовалую дочь спящей в кроватке и ушла, попросив своего знакомого, находившегося у нее дома, присмотреть за ребенком. Вскоре мужчина, услышав детский плач, взял ребенка на руки покачать, чтобы успокоить.

 

Решив покормить, через пару минут положил малышку на диван на спину и ушел на кухню за смесью. Вернувшись с бутылочкой детского питания, он положил ребенку на грудь полотенце (девочка продолжала лежать на спине), а на полотенце — бутылочку.

 

Девочка ела, мужчина отпустил бутылочку и вышел из комнаты. Но тут же снова услышал плач и вернулся. Увидел, что бутылочка упала. Взяв малышку на руки, он почувствовал, что ее тело сильно напряжено, словно окаменело, но уже в следующее мгновенье обмякло, руки и голова обвисли, ребенок начал хрипеть. Мужчина позвонил матери, и ребенка доставили в больницу.

 

Врачи констатировали: после аспирации детской смесью состояние тяжелое, кома 1-й степени. Дыхание самостоятельное, затрудненное, жесткое, влажные хрипы над всей поверхностью легких. Ребенок осмотрен разными специалистами, по санавиации вызвана детская реанимационная бригада. Учитывая тяжесть состояния, для дальнейшего лечения на реанимобиле ребенка доставили в больницу областного уровня. Клинический диагноз: «Асфиксия. Постгипоксическая энцефалопатия. Судорожный синдром».

 

Все последующие дни состояние пациентки было крайне тяжелое с отрицательной динамикой. Не удерживала температуру тела, находилась на медикаментозной седации титрованием диазепама, морфина. Проводилась ИВЛ. Двигательная активность практически отсутствовала. Спустя месяц, не приходя в сознание (кома 3-й степени), пациентка умерла.

 

Shaken baby

 

Что вызвало наступление смерти? Имелись ли телесные повреждения и могли ли они привести к смерти? Эти и другие вопросы были вынесены на разрешение судебной медицинской экспертизы.

 

Выполнены наружное и внутреннее исследование тела. Вскрытие проводилось комиссионно. Установлено, что позвонки и межпозвоночные диски, кости черепа, таза, ребра, грудина, ключицы, позвоночник и лопатки повреждений не имели, не было и телесных повреждений.

 

При внутреннем исследовании взят биологический материал, направленный на судебную медицинскую гистологическую экспертизу для установления морфологических изменений головного мозга, спинного мозга, сердца, легких, печени, почек и других органов. Судебной гистологической экспертизой установлено наличие сепсиса с поражением внутренних органов (головного мозга, спинного мозга, дыхательных путей, сердца), ДВС-синдрома, респираторного дистресс-синдрома, а также признаки иммунодефицитного состояния.

 

При проведении судебной экспертизы было необходимо дифференцировать механическую асфиксию и синдром тряски. Согласно зарубежным литературным данным, частота встречаемости данного синдрома (другие названия — синдром встряхнутого ребенка, синдром детского сотрясения, посткоммоционный синдром, shaken baby) считается весьма значительной. Указанный термин введен для обозначения комплекса повреждений, травм, возникающих при тряске, шлепании, бросании, толкании ребенка.

 

У детей первого года жизни очень высок риск получения травмы, связанной с сильной тряской. Анатомические особенности строения тела (большая голова и слабые мышцы шеи) делают его особенно восприимчивым к ускорительно-замедлительным травмам. Возникшая из-за неосторожного или грубого обращения с ребенком травма головы зачастую влечет инвалидизацию и даже смерть больного — внешние проявления повреждений отсутствуют, задержка лечения способствует развитию опасных осложнений, таких как дыхательная и сердечная недостаточность.

 

К проведению экспертизы были привлечены клинические специалисты из различных областей медицины. Государственными медицинскими судебными экспертами совместно с врачами-клиницистами изучены материалы дела, записи МРТ и РКТ, медицинская документация со всеми анализами.

 

При ретроспективном изучении изменения в головном мозге интерпретированы как субарахноидальное кровоизлияние и развившиеся гипоксически-ишемические изменения полушарий мозга с отеком. При анализе РКТ легких — КТ-картина двустороннего интерстициального отека легких, других изменений не выявлено.

 

Выводы

 

В результате экспертно-аналитической работы комиссия пришла к выводу, что смерть девочки последовала от механической асфиксии в результате закрытия дыхательных путей пищевыми массами. Это подтверждалось обнаружением при судебной медицинской гистологической экспертизе инородных частиц в легких, отеком легких (по клиническим данным).

 

Прерванная механическая асфиксия привела к гипоксически-ишемическим (из-за недостатка кислорода) изменениям головного мозга, присоединению инфекции и развитию сепсиса (системной воспалительной реакции организма на инфекцию, попавшую в кровь).

 

Таким образом, синдром тряски младенца в данном случае не нашел своего подтверждения, а выявленные и схожие с ним морфологические проявления явились вторичными, развившимися в результате аноксического (из-за кислородного голодания) поражения головного мозга, вызванного механической асфиксией.

 

Проанализировав все материалы дела, в т. ч. результаты судебной экспертизы, следователи усмотрели в действиях мужчины, под присмотром которого мать оставила своего ребенка, признаки преступления — неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья малолетнего (статья 165 Уголовного кодекса). Суд признал мужчину виновным и назначил ему наказание в виде ограничения свободы. 

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».