Фото из открытых источников носит иллюстративный характер.
Фото из открытых источников носит иллюстративный характер.

Его трудовой стаж в здравоохранении — 61 год, а общий — превышает 70! Более полувека Николай Иосифович провел за операционным столом — в экстренной хирургии, многие годы совмещал работу хирурга с руководством Брестской областной медико-реабилитационной комиссией (МРЭК). Примечательно, что в столь почтенном возрасте у него сохранилась отличная память: до сих пор помнит имена и отчества многочисленных коллег, с которыми работал даже в самом начале трудового пути, руководителей областного здравоохранения, министерства и, что удивительно, даже фамилии и имена многих своих пациентов, которым спас жизнь.

 

«Услышал по радио, что идет набор студентов»

 

pavlyuchuk95vebНиколай Павлючук родился 14 августа 1927 года в деревне с необычным названием Очки в 13 км от Бреста в простой крестьянской семье, был вторым ребенком из шести братьев и сестер. На момент начала Великой Отечественной войны успел окончить 4 класса польской школы и год проучился в белорусской.  

 

— Во время фашистской оккупации учебу пришлось прервать и переключиться на труд в сельском хозяйстве, — рассказывает Николай Иосифович. — Пахал, сеял, косил, перевозил на лошади урожай, молол на жерновах зерно. Тогда все делали сами, даже масло из льна научились добывать. В памяти остались бомбежки, когда мы прятались в погребах. А перед самым освобождением деревню разграбили «власовцы», забирали у людей даже самотканые вещи… 

 

После войны Николай и его старший брат Володя были приняты на подготовительное отделение в железнодорожный техникум. К слову, Владимир Иосифович успешно его окончил, поступил в институт, в 1971–1986 годах он был министром мелиорации и сельского хозяйства БССР. А Николай решил последовать совету мамы и стать врачом. Проучившись полгода на подготовительном отделении, он попросился в школу в Жабинке, в 10-й класс, окончил с серебряной медалью — всего одной на весь район. Решил поехать в Ленинград, в военно-медицинскую академию — услышал по радио, что туда идет набор студентов, а с медалью принимают без экзаменов.

 

— В приемной комиссии сразу сказали: берем без вопросов, но общежития нет, жилье надо искать самому, — вспоминает Николай Иосифович. — Понял, что не потяну оплату… В разговорах с такими же абитуриентами узнал, что во Львовском мединституте дают общежитие. Поехал туда и был зачислен. Пришлось сложно, в те годы во Львове была очень высокая преступность. Однажды топором зарубили местного писателя, и оказалось, что это сделал один из наших студентов. На четвертом курсе попросил брата узнать, могу ли я перевестись в Минский мединститут, и обрадовался, услышав положительный ответ.

 

«В каком районе нужен хирург?»

 

Летом 1953 года выпускник лечебного факультета МГМИ получил диплом врача. Мечтал о хирургии. Но распределили его в Пинскую областную больницу (Пинск тогда был областным городом) на должность врача-прозектора (так именовали патологоанатомов). На тот момент у него уже была семья, его супруга Нина Федоровна — педиатр, всю жизнь проработала в педиатрии.

 

— Я сразу наладил контакты с хирургами, — отмечает Николай Павлючук. — Хирургическим отделением заведовал Павел Александрович Рудик, главный хирург области, он очень тепло отнесся к моему стремлению стать хирургом. Во время своих дежурств приглашал на операции, сначала просто посмотреть, а вскоре и вторым ассистентом. Увидев, что у меня все хорошо получается, посоветовал написать письмо в облисполком о переводе хирургом в Ивановский район, где срочно были нужны кадры. Я так и сделал.

 

Но судьба распорядилась по-другому. В январе 1954 года вышло постановление об упразднении Пинской области, она вошла в состав Брестской, больница из областной стала районной, и началось перераспределение медперсонала. Тогда же вышел и приказ Минздрава об усилении врачебным персоналом сельской местности.   

 

— К нам приехали специалисты министерства во главе с зам-министра, главные специалисты Брестского облздравотдела и упраздняемого Пинского, — вспоминает Николай Павлючук. — После беседы многие врачи выходили расстроенные, женщины со слезами на глазах. Даже проработавших долго в Пинске направляли в сельские и участковые больницы. Когда зашли мы с женой, то замминистра достает вдруг мое письмо и говорит: «А вот эти врачи сами изъявили желание ехать в село, молодой доктор хочет стать хирургом». И тут же обращается к руководителю Брестского облздравотдела: «В каком районе нужен хирург?»

 

«Все вмешательства выполнял я…»

 

Так семья Павлючук (у них уже был маленький сын) оказалась в Дрогичинской ЦРБ. Николая Иосифовича приняли на должность заведующего хирургическим отделением. К слову, в районе на тот момент он оказался единственным хирургом и с энтузиазмом приступил к работе.

— На второй день уже выполнял экстренную операцию пациенту с ущемленной грыжей, — вспоминает собеседник. — Все прошло удачно. Вскоре направили на стажировку в Брест на месяц, во время этой учебы еще и подрабатывал гипсовым техником. Через некоторое время съездил в Москву на курсы военно-полевой хирургии, очень много почерпнул по травматологии.

В Дрогичинском районе  тогда не было ни травматолога, ни уролога, ни детского хирурга, все вмешательства выполнял я. Несколько раз даже пришлось  экстренное кесарево сечение делать. В первый раз сильно волновался. Беременную привезли с отошедшими водами, сердцебиение плода уже начало ухудшаться.  Районный гинеколог позвала меня. Сказал ей: как только разрежу матку, сразу хватайте ребенка, чтобы он не захлебнулся кровью, если вдруг будет сильное кровотечение. Но она растерялась.  Помню, как оттолкнул ее, сам схватил ребенка, передал акушеркам, которые уже приготовили тазики с водой для обработки.  Зашивая матку, услышал крик младенца, и меня как будто током пронзило: все будет хорошо!  Через годы, когда я уже работал в Бресте, из Дрогичина пришло письмо: приглашали на проводы  в армию этого парня».  

 

Молодой хирург постоянно осваивал новые техники и методики:

 

Был очень впечатлен на курсах повышения квалификации по детской ортопедии у профессора Василия Оскаровича Маркса. И только вернулся с курсов, как на прием ко мне приходит папа с дочкой: у него шесть сыновей, дочка самая младшая, родилась с косолапостью. В соседнем районе хирург отказал в операции, но самое печальное, что даже не дал никаких рекомендаций, а это очень важно в первые месяцы жизни, и операцию тоже нужно проводить как можно раньше. А девочке уже было больше года, она ходила с вывернутыми голенями, опираясь на боковую поверхность стопы и лодыжку… 

 

Николай Иосифович подробно рассказывает суть вмешательства: как выводил кости в нормальное положение, выделял ахиллово и подошвенное сухожилия, скреплял их специальным замковым швом. Результат получился отличный.

 

— Через какое-то время вижу: отец девочки (а он был участковым милиционером) заходит ко мне во двор с объемной сумкой в руках. И достает… трехлитровую банку самогона, — смеется Николай Иосифович. — Это было немыслимо: милиция тогда активно боролась с самогоноварением, выявляли, штрафовали. А тут участковый милиционер сам несет! 

 

Развивая тему, Николай Павлючук отмечает, что в те годы некоторые пациенты старались отблагодарить врачей, например, в праздник Пасхи приносили крашеные яйца и куличи или просто делились «добычей» с охоты и рыбалки. И тут же подчеркивает: никогда перед операцией, обследованием, лечением не возникало вопросов о деньгах, оплате и пр. Говорит, что для него сейчас дико слышать о «платных медицинских услугах», особенно хирургических.  

 

«Не смог работать  в онкологии»

 

В 1958 году Николай Павлючук назначен на должность главного врача Дрогичинской ЦРБ, но продолжал совмещать ее с работой за операционным столом. На всех отраслевых совещаниях, коллегиях больница постоянно была на хорошем счету, особенно по достижениям в хирургии. В 1961 году Николая Павлючука пригласили на работу в Брест — заведовать хирургическим отделением областного онкодиспансера. Но проработал он там совсем недолго, меньше года…

 

— В общей хирургии после успешной операции человек идет на поправку, у него все хорошо. А в онкологии бывает, что открываешь брюшную полость, а там почти все поражено и ничего не исправить, — поясняет Николай Павлючук. — Сказать правду пациенту — значит психологически его убить. Приходится говорить, что «все сделано, но нужно еще полечиться, пройти химиотерапию, лучевую терапию, вы поправитесь». Это очень тяжело. Как-то привезли ребенка из Кобринского района, в ординаторской он упал на пол и начал плакать от сильнейшей боли. Опухоль почки с метастазами…

 

Николай Иосифович признается: просто не смог работать в онкологии. Согласен был уехать хирургом в любой самый отдаленный район. Но ему предложили должность хирурга в областной больнице.

 

Полвека за операционным столом

 

— В 1965 году главный врач Василий Георгиевич Тищенко уговорил меня совмещать хирургию с руководством областной ВТЭК, — рассказывает собеседник. — Я, конечно, отказывался, но он пообещал: будешь оперировать сколько захочешь. И сдержал свое слово: буквально в первую неделю моего председательства попросил заменить его на операции по резекции желудка (его вызвали на совещание, а других специалистов для такого вмешательства в тот день не было).

 

С 1965 по 1998 год Николай Павлючук руководил областной ВТЭК, затем до 2007 года был председателем областной МРЭК-1. Все это время продолжал оперировать. Подтверждал первые и высшие квалификационные категории и как хирург, и как врач-эксперт. С 2007 по 2014 год трудился врачом-экспертом.

 

На вопрос, нравилась ли работа в экспертизе, отвечает лаконично: «Если бы не нравилась, то ничего бы не получалось». Этот ответ подтверждается фактами — наградами того времени «Ударник труда», «Победитель соцсоревнования», многочисленными почетными грамотами, благодарностями. В 1968 году Николаю Павлючуку присвоено почетное звание «Заслуженный врач БССР». В 1988-м  он занесен в Книгу почета мастерства социального обеспечения БССР, а в 2002-м — в энциклопедический каталог «Деловые люди СНГ». Воспитал несколько поколений врачей-экспертов, внес большой личный вклад в работу экспертных служб не только области, но и республики, постоянно принимал участие в работе независимых комиссий в сложных случаях.

 

О секретах долголетия

 

Оглядываясь на прожитые годы, Николай Иосифович говорит, что доволен своей судьбой:

 

— Рад, что моя жизнь сложилась так интересно, работал, помогал людям, меня уважали. С супругой Ниной Федоровной вырастили сына и дочь. Любили путешествовать, всей семьей на мотоцикле с коляской ездили и на море в Одессу, и на Балтику, и в другие места. Сын Юрий — доктор технических наук, профессор. Дочь Татьяна была педагогом, к сожалению, рано ушла из жизни. У меня трое внуков и 6 правнуков.

 

В доме, «который построил сам», Николай Иосифович живет и сейчас.

 

— В Дрогичине первое время нам с семьей дали жилье прямо в больнице, на первом этаже в одном из корпусов, на втором находились кабинет главврача и бухгалтерия. А потом выделили участок для постройки дома. Лес тогда был недорогой, 19 рублей за кубометр. Только завершил строительство, как меня перевели в Брест. Советовали продать, но я поступил по-другому: разобрал и перевез свой деревянный дом в Брест, о чем никогда не жалел.

 

Находясь на заслуженном отдыхе, Николай Иосифович любит заниматься огородом, выращивает овощи, фрукты, держит трех кур. Свой возраст он не ощущает. Размышляя о секретах долголетия, говорит, что никаких особых секретов нет: надо просто жить и стараться помогать людям, когда это в твоих силах.

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».