Фото Ольги Мороз, Минск
Фото Ольги Мороз, Минск

О достижениях 4-й ГКБ столицы, борьбе с COVID-19 и роли медицинской команды накануне 60-летнего юбилея учреждения в интервью «МВ» рассказал главный врач Вацлав Янушко.

 

Истоки белорусской урологии 

4 ГКБ

Вацлав Янушевич, как бы вы продолжили фразу: «4-я ГКБ им. Н. Е. Савченко сегодня — это…»?

 

Больница со своими устоями, которые формировались на протяжении 60 лет и передавались из поколения в поколение. Стараюсь все их сохранить. Кроме того, у нас мощный коллектив профессионалов: работают 1 290 сотрудников. Но и стационар не маленький — 888 коек, в том числе 10 внебюджетных.

 

Именно с вашим учреждением связана история становления белорусской урологии. На базе профильного отделения работает Республиканский урологический центр. При этом за последние годы открылись подобные подразделения и по другим направлениям...

 

Урологические отделения (всего их 3) рассчитаны на 180 коек. Еще со времен работы Николая Евсеевича Савченко здесь осваивались и внедрялись все ключевые методики для лечения врожденных аномалий мочевыводящих органов, нейрогенных расстройств мочеиспускания, мочекаменной болезни и других заболеваний мочевыделительной системы. Конечно, сегодня преимущество отдается малоинвазивным вмешательствам, но и открытые операции тоже выполняются. Плюс уже почти 30 лет работает отделение рентгеноударноволнового дистанционного дробления камней и эндоскопической хирургии. Наличие в учреждении радиоизотопной лаборатории позволяет быстро и точно провести дифдиагностику и уточнить диагноз.

 

На базе нефрологического отделения на 60 коек открыт Городской нефрологический центр. Кстати, именно в стенах нашей больницы Николай Савченко в 1971 году выполнил первую пересадку почки в БССР. А за год до этого он же организовал отделение гемодиализа. Последнее сегодня входит в состав нефрологического центра. Отделение работает в три смены и одновременно может принять 27 пациентов.

 

Городской центр сосудистой хирургии открылся в 2003 году на базе профильного отделения. Здесь оказывают плановую и экстренную медпомощь пациентам с поражением аорты и магистральных артерий, с венозной патологией. После установки ангиографа в 2014 году начали принимать пациентов с ОКС. К слову, сегодня у нас уже 2 таких аппарата. Специалисты центра выполняют широкий спектр высокотехнологичных оперативных вмешательств. В частности, совместно с эндоваскулярными хирургами проводят гибридные операции на сосудах нижних конечностей. Это очень важно, поскольку количество ампутаций, связанных с сосудистой патологией, растет во всем мире. А так человек получает возможность и дальше жить полноценно.

 

Кроме того, врачи-оториноларингологи круглосуточно оказывают специализированную помощь всем минчанам с лор-патологией.

 

Еще одно из знаковых направлений работы клиники — герниология и бариатрическая хирургия. Каких результатов удалось достичь?

 

Мы начинали это направление в стране. Городской центр герниологии и бариатрической хирургии был открыт на базе отделения хирургии для лечения рецидивных и рецидивирующих грыж брюшной стенки любой локализации, послеоперационных грыж больших и гигантских размеров, грыж диафрагмы и других. Но, конечно, основная категория пациентов, которых туда направляют, — люди с алиментарно-конституционным ожирением. Как правило, поступают они с весом около 200 кг. В таких случаях выполняются илеошунтирующие операции, установка бандажей. Но решение о проведении оперативного вмешательства принимается на консилиуме, а пациент предварительно обязан пройти осмотр врачом-психиатром-наркологом. И надо сказать, специалистам центра за все время работы удалось добиться хороших результатов. Многие молодые женщины, которые из-за лишнего веса не могли забеременеть, впоследствии рожают детей. К слову, на лечение приезжают и из других стран.

 

Правда, пока работа в части хирургии у нас в больнице приостановлена. С 22 марта стационар перепрофилирован в инфекционный и сохраняет этот статус по сей день. И сейчас принимаем только острую хирургическую патологию у пациентов с COVID-19.

 

Говоря об иностранных пациентах, откуда в основном приезжают к вам на лечение?

 

Из России, Украины, Германии, Литвы. Очень востребовано у зарубежных пациентов отделение пластической и эстетической хирургии на 10 коек. Также здесь находится собственная операционная со всем необходимым оборудованием. Список выполняемых вмешательств широкий: от блефаро- и ринопластики до липосакции и устранения дефектов тела пересадкой жировой ткани. Конечно, в связи с эпидемической ситуацией это отделение приостанавливало работу, но два месяца назад все же возобновило. Хотя опять же из-за эпидситуации и закрытия границ поток пациентов серьезно сократился. Но тем не менее люди приезжают. Привлекают их не только цены: некоторые стремятся попасть к конкретному специалисту по отзывам.

 

В полной готовности

 

Вы уже отметили, что клиника по-прежнему работает с COVID-19. А как учреждение готовилось к пандемии?

 

Согласно приказу Минздрава, еще с начала февраля стали организовывать тренинги: учили врачей и медсестер правильно надевать и снимать СИЗ. Кроме того, на основании строительных проектов корпусов определялись с «чистой» и «грязной» зонами. Причем этот вопрос обязательно согласовывался с инфекционистами и эпидемиологами. Так что к началу пандемии были полностью готовы. Оставалось только правильно наладить работу, чтобы избежать заражений среди медперсонала. Да, некоторые наши сотрудники все же лично столкнулись с данной инфекцией. Но подхватили они ее не на рабочем месте.

 

Как медперсонал воспринял изменения условий работы?

 

Паники не было. Конечно, инстинкт самосохранения есть у каждого. Поэтому тех сотрудников, которые боялись заразиться новой инфекцией, отправляли в трудовой отпуск или за свой счет. Единицы приняли решение уйти. Но перед этим я лично беседовал с каждым, предлагал взять время отдохнуть и подумать. Все же в клинике я работаю с 2012-го. За эти годы научился чувствовать свой коллектив. Так что проблем в общении у нас никогда не возникало. Одна медсестра несколько раз приходила с заявлением об увольнении. Мы с ней беседовали. Ей и дополнительный респиратор выдали, чтобы она чувствовала себя более защищенной. Так эта медсестра и не уволилась. А теперь сама признается, что не боится работать с ковидными пациентами: мол, привыкла уже.

 

Знаю, что многие медики опасались не столько заразиться сами, сколько принести инфекцию домой. Поэтому в те непростые дни они самоизолировались. Что можете сказать о своем коллективе?

 

На время пандемии столичным медикам была предоставлена гостиница, и многие наши сотрудники проживали там. Помогло нам и ОАО «МАПИД», выделив несколько комнат в общежитии. Чтобы сотрудникам было удобнее добираться до работы, организовали транспорт. Хотя, конечно, кто-то оставался ночевать в больнице: поток пациентов увеличился, а помощь могла понадобиться в любое время суток.

 

Пациенты с COVID-19 стали поступать сразу?

 

Начинали с контактов первого уровня. И многие из них тогда находились в растерянности, даже в панике. Они вроде бы чувствовали себя нормально и не понимали, почему их закрыли в палате, запретили выходить в коридор и т. д. Хотя, надо сказать, условия для пребывания у нас нормальные. В 2018 году открыли новый терапевтический корпус на 300 коек. И сперва госпитализировали туда. Корпус построен по современным требованиям: двухместные палаты по типу инфекционного стационара. Потом уже начали поступать пациенты непосредственно с COVID-19, в том числе и тяжелые. Многие проходили через отделение анестезиологии и реанимации — для таких было выделено 30 коек. Постоянно консультировались с инфекционистами. Да, медперсоналу тогда пришлось непросто. К примеру, длительно находиться в СИЗ привыкаешь не сразу. А кроме того и объем работы увеличился. Но в целом, считаю, система здравоохранения хорошо сработала в тот период.

 

Несмотря на обязанности главврача, вы лично тоже оказывали помощь таким пациентам?

 

Я участвовал в консилиумах, ходил в реанимацию обязательно. А как могло быть по-другому? Вот приходит ко мне сотрудник и говорит, что боится работать с ковидными пациентами. И с моей стороны было бы неправильно его успокаивать, если я сам не столкнулся с такими пациентами. Тогда мне и как врачу приходилось принимать решения по тактике лечения, и как руководителю заниматься хозяйственными делами. Если не было совещаний, то на 2–3 часа уходил к этим пациентам. А мои заместители посещали их строго каждый день.

 

А сейчас пациенты с COVID-19 по-прежнему поступают?

 

Да, но их уже не так много, и состояние менее тяжелое. В начале пандемии люди не особо осознавали опасность новой инфекции. Поэтому затягивали с обращением за медпомощью. А сейчас они уже более информированы. К тому же есть возможность сделать экспресс-тест.

 

Ожидаете ли вторую волну пандемии?

 

Сложно сказать. Потому что наша больница как начала в марте работать с ковидными пациентами, так и продолжает до сих пор. Сейчас наблюдаем сезонный подъем заболеваемости острыми респираторными инфекциями. Но с ним мы сталкиваемся ежегодно. Поступают пациенты с высокой температурой, пневмониями, при этом результат теста на COVID-19 у них отрицательный.

 

Признак хорошего руководства

 

Вы отметили, что у вас мощный коллектив профессионалов. Насколько для вас важна такая поддержка? Как выстраиваете работу с молодыми специалистами?

 

Для меня как для руководителя команда играет большую роль. Когда я только вступил в должность главврача, то поменял весь административный аппарат. Ведь по сути это мои помощники. Все вместе следим, чтобы порядок был. А это и есть признак хорошего руководства. Да и сотрудникам тогда приятнее ходить на работу.

 

Вообще коллектив у нас очень разнообразный. Есть те, кто проработал в больнице более 40 лет. Молодые специалисты приходят. Напомню, что в клиники распределяются студенты с высокими баллами успеваемости. Это одаренные молодые люди со знанием иностранных языков.

 

Для молодых кадров у нас организовано наставничество. Причем не только на бумаге. Такая форма работы особенно важна в хирургии и анестезиологии. В больнице выполняется много операций, которые сопровождаются длительной анестезией. Поэтому нужны грамотные специалисты. К слову, и для среднего медперсонала тоже организовано наставничество.

 

Но и помимо работы стараемся оказывать поддержку молодым. В частности, на контроле жилищный вопрос. Когда собираем всех вновь прибывших, то каждый иногородний сотрудник отчитывается мне лично, встал ли он на очередь на получение общежития.

 

Есть и такая традиция: все молодые специалисты должны знать историю клиники и биографию Николая Евсеевича Савченко.

 

Что вас вдохновляет в работе?

 

Наверное, гордость от того, что являешься частью коллектива 4-й ГКБ им. Н. Е. Савченко. Здесь все заложено Николаем Евсеевичем, эти стены его помнят. Здание урологического корпуса ожидает реконструкция. Но мы решили, что изменения коснутся только помещений, а внешний вид останется таким, каким был при профессоре. Сейчас идет строительство пристройки, куда впоследствии переселится корпус на время реконструкции. Плюс в новом здании будут оборудованы современные операционные, установлены аппараты КТ и МРТ, а также аппарат дистанционного дробления камней, эндоскопические стойки. При этом для меня очень важно сохранить коллектив.

 

Из ближайших перспектив — современная операционная для оториноларингологического отделения. Завершить работы должны до конца этого года. 

4 ГКБ терапевт. корпус


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».