Михаил Бушма, профессор кафедры фармакологии имени М. В. Кораблева ГрГМУ, доктор мед. наук
Михаил Бушма, профессор кафедры фармакологии имени М. В. Кораблева ГрГМУ, доктор мед. наук

Имя профессора кафедры фармакологии имени М. В. Кораблева ГрГМУ, доктора мед. наук Михаила Бушмы хорошо известно не только в нашей стране. На его счету 14 успешно завершенных финансируемых научно-исследовательских разработок, в т. ч. в рамках международного сотрудничества. Участвовал в разработке лекарственных средств, выпускаемых в промышленных масштабах. Под его руководством защищено 7 кандидатских диссертаций. Три ученика профессора удостоены стипендии специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке талантливых молодых ученых и аспирантов. Эту премию получило и студенческое научное общество университета, которым он руководил. Сегодня профессор Михаил Бушма, недавно отметивший 70-летие, — гость «Медвестника».

 

Михаил Бушма — автор более 300 учебно-методических и научных работ, пяти патентов. Обладатель международного сертификата GCP. Имеет Кембриджское свидетельство за выдающиеся достижения в области медицины. За вклад в области фармакологии Американский биографический институт включил имя профессора Михаила Бушмы в энциклопедическое издание «Великие умы 21-го столетия».

 

Михаил Иванович, никогда не жалели о профессиональном выборе?

 

— Мне не пришлось работать ни одного дня в своей жизни, потому что я выбрал себе занятие по душе, превратив науку в хобби, от которого получаю огромную радость и удовлетворение. А работаю только на даче. У известного советского публициста Василия Пескова есть замечательные слова: «Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни». Это и мое жизненное кредо.

 

Вы родились в обычной крестьянской семье. Откуда такая страсть к науке?

 

— Моя родная деревня — Делятичи Новогрудского района. Жили недалеко от колхозной фермы, и я с интересом наблюдал за живностью. Помню, собирал выбеленные кости на полях, приносил собаке и всегда удивлялся, почему она не хочет их грызть. Когда у нас курица-наседка сидела на яйцах, я помогал вылупиться цыплятам — они почему-то погибали, и за это меня мама наказывала… Однажды я притащил во двор дохлого теленка, препарировал его. Изучал. И за это тоже получил от мамы взбучку.

 

В 1974 году окончил мединститут в Гродно и поступил в аспирантуру при кафедре фармакологии. Зимой, на каникулах, поехал домой. Отец спрашивает: «Миша, ты чем занимаешься в Гродно? У меня соседи интересуются. Каким доктором работаешь?» Говорю: «Занимаюсь наукой в аспирантуре. В лаборатории провожу опыты на крысах, потом публикую в научных журналах эти результаты». Отец меня внимательно выслушал и сделал свое умозаключение: «Получается, что ты работаешь крысиным доктором…» У отца было два класса образования, ему это трудно было понять. Он знал свою, крестьянскую, науку: как растить хлеб, как быть с молоком и мясом, чтобы накормить себя и семью.

 

Почти четверть века вы трудились в институте биохимии в Гродно. Там у вас появилось много интересных научных работ и не менее увлекательных поездок…

 

— Это было незабываемое время. Я планировал эксперименты, получал результаты, ездил на конференции и симпозиумы. В 1979 году защищал кандидатскую диссертацию «Фармакологическая активность уридина и цитидина» в Эстонии, в государственном университете города Тарту. С интересом узнал о том, что раньше этот вуз имел статус независимого университета. Если, скажем, преступник был пойман на территории учреждения образования, то его судил ректор. В зале, где проходила защита, стояло пианино, на котором играл Ференц Лист во время своего визита в город. День защиты был незабываемым.

 

Много ярких впечатлений осталось после трехнедельной поездки на стажировку в университет Суррея (Гилфорд, Великобритания), на седьмой Международный конгресс по токсикологии в Сиэтл (США), на 25-й международный конгресс по профессиональному здоровью в Швецию — прошло уже четверть века с тех пор, а я хорошо помню и выступление короля Карла XVI Густава, и доклад ученого из этой страны, который изучал частоту и причины суицида. Оказывается, чаще всего подобное случается у людей, работающих в ночную смену. Причина — нарушение суточных циркадных ритмов и выработки мелатонина.

 

Импульс к научным исследованиям у вас, наверное, рождался из событий окружающей жизни?

 

— Наука и наша жизнь всегда неразделимы. Например, когда я еще учился в школе, наблюдал такую картину: жили у нас два уже немолодых приятеля. Родителей у них не было. Любили крепкие напитки. У одного развился цирроз печени, и он умер. У второго была язва желудка, и его прооперировали. Я понимал, что это последствия алкоголя. И у меня возник вопрос: «Почему люди по-разному расплачиваются за свои пагубные привычки?

 

Когда учился в институте, все свободное время работал в библиотеке и пытался найти ответ, почему так происходит. Приходилось переводить с английского, хотя я изучал немецкий. Затем поступил в аспирантуру, работал над кандидатской диссертацией, потом 12 лет — над докторской. И все это время продолжал искать ответ на этот вопрос.

 

Однажды ночью я проснулся и начал рассуждать о том, что люди различаются между собой. Даже однояйцевые близнецы. Значит различаются и человеческие органы, которые внешне похожи. Возможно, разнятся они и по биохимическим процессам, которые протекают с разной скоростью. У каждого человека свой «биохимический паспорт» печени. И я подумал, что если алкоголь в равной токсической дозе поступает в организм, то у некоторых людей биохимические процессы в печени протекают таким образом, что защита у них будет лучше, чем у других… На основании этих рассуждений был сформулирован научный проект «Биохимические механизмы различной индивидуальной чувствительности к гепатотоксинам», направленный в Фонд фундаментальных исследований. Проект был одобрен и получил финансирование. Для научных исследований предполагалось взять более сотни крыс. У здоровых животных изъяли часть печени и оценили значения показателей (всего 33), которые могли оказать влияние на последствия алкогольного поражения печени. Когда был составлен «биохимический паспорт печени» каждой крысы, животным начали вводить через зонд в желудок этиловый спирт, вызывающий легкое опьянение и полусонное состояние. Эксперимент проводили более 60 дней. 

 

Эксперт, профессор Владимир Камышников (заведующий кафедрой клинической лабораторной диагностики БелМАПО) дал высокую оценку этому проекту. Я понимал, что это в определенной степени авантюра: предварительных исследований в этой области не было. Набрал команду исполнителей из Института биохимии, которые владели этими методами, и начали эксперименты. Действительно, оказалось, что животные распределились по степени от легкого до тяжелого поражения печени.

 

Моя жена Татьяна Васильевна (в тот период работала в медуниверситете) — математик, расписала мне по формулам, какие показатели сыграли ключевую роль в том, что животные по-разному реагируют на токсическую дозу этилового спирта. Оказалось, что ни ферменты метаболизма спирта, ни другие показатели не сработали. Сработали изначально высокие значения в печени восстановленного глутатиона, а также высокие активности ферментов его биосинтеза. У этих животных поражение печени было минимальным.

 

Отчет о выполненной работе был принят Фондом, и я стал посылать материалы для публикации в научные журналы, среди которых был и «Токсикологический вестник» (Санкт-Петербург). Спустя некоторое время мне позвонил главный токсиколог России профессор Владимир Нужный. Он сообщил, что это великолепный проект, который удачно завершился.

 

Пришла информация из США: американские коллеги просили выслать англоязычную версию публикации. Были профинансированы еще два проекта в этой области — предрасположенность к поражению печени парацетамолом и поражению почек гентамицином.»

 

Всегда ли ваши научные проекты получали финансовую поддержку? 

 

— Было всякое. В послечернобыльское время, после защиты докторской диссертации, я работал в области метаболизма лекарств. Тогда у меня возникла идея — тестировать людей по предрасположенности к раку легкого. Почему некоторые интенсивно курящие заболевают раком легкого, а у других он не развивается? По анализу крови можно было бы с высокой степенью вероятности предположить, разовьется ли у курящего человека рак легкого или нет.

 

Посылая заявку в Фонд фундаментальных исследований, я обосновал, что здесь есть и фундаментальная составляющая, и прикладная. Фонд профинансировал фундаментальную часть. Предложили, чтобы я обратился за финансовой поддержкой прикладной части в Минздрав, где меня направили в научно-исследовательский институт онкологии, который курировал эту программу: здесь меня не поддержали. Я остался без финансовой поддержки, но меня очень интересовал этот проект, и я послал письмо в Швецию ученому, с которым мы познакомились на одной из конференций. Вскоре пришел ответ. Он согласился выполнять исследования бесплатно. В последующем он сообщил, что 2 лаборатории из Стокгольма готовы к сотрудничеству и попросили выслать замороженные клетки крови человека.

 

Однако отсутствие финансирования не позволило продвинуться в этом направлении. Затем я послал письмо фармакологу из университета Суррея (Великобритания). Вскоре получил ответ, в котором английский коллега писал, что нам нужно встретиться, чтобы обсудить эту проблему. Иностранный отдел Академии наук Беларуси профинансировал мое двухнедельное пребывание (в ноябре 1994 года) в Англии. В соответствии с дизайном проекта необходимо 10–15 лет наблюдать за судьбами людей после взятия у них образцов крови и регистрировать случаи развития рака легкого. Однако на такие долгосрочные исследования я не смог найти финансирования, и этот проект остался нереализованным. Его идею я не стану пока разглашать, все-таки теплится надежда, что я к нему еще вернусь…

 

Искренне желаю вам этого! Что делаете, чтобы не терять форму?

 

— Предпочитаю чередовать умственный труд с физическим. С удовольствием работаю на даче. Люблю рыбалку: на Немане и на озерах, ниже деревни, где в Неман впадает Березина. Там очень красивые места. Здесь мой отец в молодости гонял плоты, где они готовили нехитрую пищу. Готовил и нам, детям, «плытнинский суп»: в готовый суп перед едой засыпались хлебные сухари. Иногда привозил краюшку «лисичкиного хлеба», и он казался необычайно вкусным. Эта невидимая связь с родными местами делает меня сильнее.

 

А что говорите своим студентам, которые хотят стать достойными врачами?

 

 – Согласно Оксфордскому словарю, «интеллектуализм — это доктрина, при которой знания рождаются из чистого разума». Я говорю: «Лекарства в организме ничего нового не создают. Они только изменяют скорость биохимических реакций. И только от этого получается лечебный эффект. Если хорошо знать биохимию и физиологию, то с усвоением знаний по фармакологии проблем не будет...

 

Михаил Иванович, ваши сыновья тоже связали свои судьбы с медициной?

 

— Старший сын Василий — врач-нейрохирург. Его жена Анжелика — хирург-оториноларинголог. Младший Кирилл — доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии ГрГМУ, кандидат мед. наук. Его жена Оксана — врач-нарколог. Старшая внучка Диана окончила факультет транспортной логистики Гродненского университета им. Янки Купалы, работает по специальности в Москве. Младшая внучка Карина и внук Андрей — школьники с достижениями в учебе (победители олимпиад) и спорте. Они — моя большая любовь и гордость.

 

Из уст коллег

 

Владимир Шейбак, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии ГрГМУ, доктор мед. наук, профессор:

 

— Мы с Михаилом Ивановичем — земляки, родились в Новогрудском районе. Встретились в Институте биохимии, подружились. Позднее, когда я уже работал в медуниверситете, выполняли совместные проекты, в том числе направленные на создание новых лекарственных препаратов. Мне всегда импонировали академичность Михаила Ивановича, его скрупулезность, глубокие знания не только фармакологии, но и биохимии. С ним всегда интересно работать и в Совете по защите диссертаций. Студенты говорят, что профессор Бушма очень увлекательно и доступно излагает учебный материал. А еще он пламенный пропагандист активного образа жизни и заядлый дачник. Уже многие годы ездит на дачу на велосипеде. 

 

Владимир Цыркунов, профессор кафедры инфекционных болезней ГрГМУ, доктор мед. наук, заслуженный деятель науки Беларуси:

 

— Михаил Иванович — высококвалифицированный специалист. Знаю его уже не один десяток лет. Когда я руководил Республиканским гепатологическим центром, он возглавлял лабораторию биохимической фармакологии, и мы сотрудничали. Наши совместные исследования нашли применение в клинической практике. Мы использовали ряд лекарств по новому назначению. Профессор Михаил Бушма — экспериментатор, талантливый и перспективный ученый. 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».