Фото предоставлено УГКСЭ  по Могилевской области.
Фото предоставлено УГКСЭ  по Могилевской области.

«Миссис мировая супермодель» — такого титула удостоена государственный медицинский судебный эксперт Быховского межрайонного отдела Госкомитета судебных экспертиз Елена Ермакович. Победу в номинации принес международный конкурс Queen Photomodel of the World — 2021. В интервью «Медвестнику» Елена не только рассказала о мире красоты, но и поразмышляла на тему жизни и смерти, поделилась случаями из практики.

 

Елена, чем привлекла вас профессия медицинского судебного эксперта?

 

Интерес проснулся еще на 3-м курсе ГомГМУ во время цикла по судебной медицине на базе кафедры патологической анатомии. На каждой лекции, на каждом практическом занятии я открывала что-то новое, отличное от того, что нам преподавали в рамках клинических дисциплин. Меня интересовала и дерматовенерология, и гинекология, и инфекционные заболевания, но судебная медицина притягивала неизвестностью, особой сложностью.

 

Преподаватель, ассистент кафедры патологической анатомии Валентин Васильевич Шпак проводил занятия на разные темы — повреждения острыми предметами, огнестрельные ранения, воздействие крайних температур, а информацию преподносил так, словно перед ним настоящие эксперты. Хотя на тот момент я была третьекурсницей и даже не предполагала, что свою деятельность свяжу с судебной медициной, несмотря на то, что мне это нравилось. Работа в морге оставалась для меня загадкой. Я искала себя, пыталась понять, что мне ближе.

 

Студенткой подрабатывала медсестрой в Гомельской областной клинической инфекционной больнице. Там я не только получила практические навыки, но и посмотрела, как организована работа врачей, среднего, младшего медперсонала.

 

Когда я обучалась на 6-м курсе, к нам в университет приезжали представители Госкомитета судебных экспертиз, рассказывали о профессии медицинского судебного эксперта и о том, как им стать. Нужно было пройти обучение в Институте повышения квалификации и переподготовки кадров Госкомитета судебных экспертиз. Я решила попробовать. Была счастлива, узнав, что у меня появилась такая возможность. Поняла: это шанс, который не стоит упускать. Уже через год получила право на самостоятельное проведение судебно-медицинских экспертиз. А всего в профессии я 6 лет.Ermakovich999

Помните первые экспертизы? О чем тогда думали?

 

Впервые в морге я побывала еще во время учебы на 3-м курсе. Это был патологоанатомический (не судебно-медицинский) морг Гомельской областной клинической больницы. Я внимательно следила, как патологоанатом проводил вскрытие. Было очень интересно увидеть строение организма не из учебников, а непосредственно. Патологоанатом тщательно исследовал органы, чтобы найти морфологические признаки заболеваний. На лекциях мы лишь изучали симптомы, но хотелось посмотреть, как выглядит пораженное сердце, язва желудка… Это совершенно другое.

 

Самостоятельно первые экспертизы я начала проводить в Бобруйском межрайонном отделе Госкомитета судебных экспертиз. Моим руководителем была в то время начальник сектора судебно-медицинских экспертиз Валентина Александровна Авдей — очень опытный и требовательный специалист. Благодаря ей я получила те знания и навыки, которые использую в своей работе. На первом самостоятельном вскрытии я исследовала труп мужчины, умершего в городском парке от сердечно-сосудистой патологии.

 

Поделитесь случаями из практики…

 

Случаев огромное количество, и все они абсолютно разные. В первую очередь вспоминается экспертиза трупа 34-летнего мужчины. Согласно материалам проверки, он не имел проблем со здоровьем, однако его нашли мертвым во дворе дома. При осмотре на месте происшествия телесных повреждений не обнаружено. Недалеко от тела располагался колодец, рядом с которым находились шланг и электронасос «Ручеек», его провод в одном месте был перемотан изолентой.

 

При наружном исследовании трупа в морге на ладонной поверхности левой кисти я обнаружила участок округлой формы красно-розового цвета с приподнятыми утолщенными краями диаметром 0,5 см. Данный лоскут кожи направила на медико-криминалистическую экспертизу, и мой коллега установил, что исследуемый участок имел признаки входной электрометки. На основании наружного и внутреннего исследования трупа, результатов дополнительных экспертиз, изучения материалов проверки я пришла к выводу, что смерть наступила от воздействия технического электротока. Причиной стал поврежденный провод того самого электронасоса.

 

Также я выезжаю на осмотры мест происшествия. Однажды в квартире был найден мужчина предпенсионного возраста. В тот день во всем подъезде пропало электричество. Электрики вышли на квартиру умершего, которого впоследствии обнаружили в ванной комнате с опущенными в гидромассажную ванночку ногами. Во время экспертизы установлено, что смерть наступила в результате острой сердечной недостаточности, а не от поражения электрическим током, как можно было бы предположить, исходя из обстоятельств. Возможно, случилось короткое замыкание, и человек испугался.

 

Еще один случай: мужчина поехал в лес на заготовку дров. Его нашли мертвым, доставили в морг. При вскрытии я установила, что причиной смерти явилась черепно-мозговая травма…

 

Кто чаще всего попадает на секционный стол?

 

 Как правило, это тела мужчин 40–60 лет. Среди главных причин ненасильственной смерти — заболевания сердечно-сосудистой системы, органов дыхания. Что касается насильственной смерти, то это отравление этиловым спиртом, угарным газом, действие крайних температур (переохлаждение), механическая асфиксия, падение с высоты...

 

В месяц в нашем межрайонном отделе провожу от 5 до 20 вскрытий.

 

С какими случаями сложнее всего  и почему? Готовы ли вы говорить  о детской смерти?

 

Тяжелее, скорее всего, с самоубийствами — психологически. Человек может покончить с жизнью путем повешения, падения с высоты, отравления большой дозой лекарственных препаратов.

 

Детская гибель воспринимается очень тяжело всеми. Чаще всего причиной становится утопление, реже — случайное падение с высоты, воздействие электрического тока, отравление. Среди заболеваний, от которых умирают дети, — патологии органов дыхания, онкология, пороки развития.

 

Что помогает медицинскому судебному эксперту стать профессионалом  своего дела?

 

Во-первых, постоянное и всестороннее развитие — и как эксперта, и как личности в целом. Это изучение литературы, причем не только по судебной медицине, но и касающейся смежных специальностей. Я углубляюсь в особенности заболеваний, так как исследую и трупы умерших от различных патологий.

 

Во-вторых, очень важно, чтобы рядом был наставник, который поделится опытом, поможет, зарядит твой дух, вдохновит личным примером. Ты начинаешь профессионально расти, хочешь добиться таких же высоких результатов.

 

Любая экспертиза трупа — это загадка. Тебе могут не предоставить историю болезни, умерший не расскажет о своих симптомах. Иногда совершенно неизвестно, что произошло с человеком, и предстоит решить очередной ребус.

 

Экспертизу всегда начинаю с наружного осмотра — позы, трупных явлений, кожных покровов. Затем приступаю к внутреннему исследованию. По результатам составляю заключение, которое, к слову, часто помогает следственным органам в раскрытии преступлений.

 

А если говорить о качествах характера? Каждый день вы видите кровь, смерть…

 

В первую очередь важна стрессоустойчивость. Ведь, действительно, наша работа связана с большой ответственностью, психологическим напряжением: трупы, вскрытия, общение с родственниками умерших. Но со временем вырабатывается психологическая защита.

 

Во-вторых, нужны организаторские способности. Ты должна планировать свое рабочее время, но при этом помнить, что в любую минуту тебе могут позвонить и вызвать на место происшествия, где, бывает, проводишь весь день. Кроме того, твоя помощь может понадобиться и ночью. Также экспертов приглашают на судебные заседания для разъяснения их заключений, проверку показаний на месте, следственные эксперименты. Но наша работа этим и интересна.

 

В целом же медицинский судебный эксперт — это обычный человек, с обычными качествами, который может обладать тем же чувством юмора.

 

Думаю, в судебной медицине работают люди, которые по-настоящему любят свое дело, хотят докопаться до истины. Те, кто не связан с нашей профессией, удивляются: как можно спокойно смотреть на трупы? Так вот при выполнении своих обязанностей я стараюсь не поддаваться эмоциям. Да, я ежедневно вижу смерть, но вырабатывается, как я уже говорила, психологическая защита, и ты абстрагируешься от своих чувств.

 

Повлияла ли как-то на вас профессия? Возможно, вы стали осторожнее?

 

Я начала больше любить и ценить жизнь. Это самое дорогое, что у нас есть. И действительно, я стала более осторожной.

 

Кроме того, наша профессия подразумевает предельную внимательность в работе, заполнении документации, общении. Важна каждая мелочь. Та же вышеупомянутая электрометка — крохотная, почти незаметная, и если бы ее не обнаружили, я не смогла бы установить истинную причину смерти. Государственный медицинский судебный эксперт не должен допускать ошибок.

 

Как думаете: что ждет человека после смерти?

 

Основательно я не размышляла над этим вопросом. Пусть для меня это будет очередной загадкой. Мы знаем, что наше существование на земле не вечно. Возможно, нас ждет какой-то новый мир или ничего не ждет. Я не думаю о смерти. Главное — жить настоящим, чтобы оно не ускользало.

 

Поговорим о вашем большом увлечении — моделинге. Что привело вас на подиум?

 

Мои родители постоянно говорили: «Ты у нас такая красивая, высокая, тебе обязательно нужно поучаствовать в конкурсах красоты». Действительно, параметры моей фигуры позволяли мне попробовать себя в качестве модели. И первым моим шагом стал кастинг в Центре моды и красоты «Хрустальная нимфа», который я успешно прошла. Это было во время учебы на 4-м курсе медуниверситета. Вечером, после лекций, уставшая, я все равно спешила в модельную школу. Меня это так вдохновляло!

 

С другой стороны, я не особо понимала, как это пригодится в дальнейшем. Обучалась год: правильное питание, дефиле, хореография, аэробика, психология… Считаю, это полезно каждой девочке. Я горжусь полученными знаниями, тем, как они повлияли на меня. Занятия в модельной школе повысили мою самооценку, у меня появилось много новых друзей.

 

Окончив модельную школу в Гомеле, я не оставила свое увлечение. По выходным, во время отпуска ездила на занятия в Академию конкурсов красоты в Минске. Моделинг помогает отвлечься от рутины, полностью переключиться на другой мир — мир красоты. Конечно, дефиле, фотосессии тоже отнимают немало времени и сил, но в ответ я получаю энергию, уверенность в себе. Моделинг — это хобби, отдушина. Работа — то, что кроме удовлетворения приносит доход.

 

Расскажите о конкурсе  Queen Photomodel of the World-2021. Что помогло победить?

 

Это международный конкурс красоты, в котором участвовали 30 представительниц из разных стран в возрасте от 18 до 53 лет. Мою кандидатуру предложила Академия конкурсов красоты. Кстати, в моделинге уже отходят от общепринятых стандартов  «90–60–90». Сегодня важна твоя индивидуальность, подача себя.

 

Подготовка длилась полгода — дефиле, костюмы, творческие номера… Продумывали все до мелочей. Со мной работала команда профессионалов. Конкурс проходил на протяжении 4 дней: знакомство с участницами, фотосессии в брендированных майках, вечерних нарядах с элитными автомобилями...                               Финал включал 3 выхода. Первый — в национальном костюме. Белорусский дизайнер Алена Канойко помогла мне с нарядом. Это было великолепное льняное платье с ручной вышивкой, инкрустированное кристаллами Сваровски. Образ дополнили украшения ручной работы.

 

Затем — творческий номер, который помогли подготовить Дмитрий (фотограф) и Анастасия (дизайнер одежды) Мичелевы. Для конкурса мы сняли видеоролик — сказочную историю: волшебный лес, в котором я в образе принцессы касаюсь цветка и… попадаю в подводный мир (у нас были съемки под водой!). Также тренер по йоге и танцам Ирина Март помогла мне поставить номер, во время которого под музыкальное сопровождение я демонстрировала разные эмоции женщины.

 

Третий выход — в вечернем платье. Я просто получала удовольствие от происходящего. Конечно, все участницы красивые, но что помогло победить именно мне? Думаю, серьезная подготовка.

 

Кроме того, в позапрошлом году я участвовала в конкурсе «Самое красивое лицо Беларуси», где победила в номинации «Топ-модель». В конкурсе «Лучшая модель Беларуси — 2021» продемонстрировала лучшее дефиле. Участвую в показах одежды, недавно подала заявку на Неделю моды в Беларуси.

 

Елена, но все-таки что считаете вашим главным достижением?

 

Конечно, свою семью. Я счастлива, что у меня есть любящий муж и дети. Мы любим путешествовать, причем необязательно за пределами страны. Прошлым летом объездили почти все наши областные центры, побывали в Беловежской пуще и даже в маленьком городском поселке Зельве, отдыхали на Браславских озерах.

 

Каждую пятницу всей семьей ходим в баню, любим бассейн. А еще я увлекаюсь ароматерапией, не представляю свою жизнь без качественных эфирных масел, обязательно терапевтического действия, которые заменили многие препараты в моей аптечке. 

 

На второе месте после семьи поставила бы свою профессию, которой я горжусь и которую очень люблю. Считаю, тогда, на 6-м курсе ГомГМУ, я сделала правильный выбор, решив пойти в судебную медицину.                               Фото  из архива  Е. Ермакович и предоставлено УГКСЭ  по Могилевской области.


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».