Фото Татьяны Столяровой, «МВ».
Фото Татьяны Столяровой, «МВ».

Врач-анестезиолог-реаниматолог отделения реанимации и интенсивной терапии (для пациентов хирургического профиля) ГКБСМП Минска Анастасия Беляева в профессии относительно недолго. Однако на ее счету уже немало спасенных жизней — некоторых пациентов ей удалось в прямом смысле слова вернуть с того света. Своими мыслями о рабочем и личном специалист поделилась с корреспондентом «Медвестника».

 

Что для вас стало определяющим фактором при выборе профессии?

 

В этом вопросе мне очень помогла мама. У меня не было перед глазами вдохновляющего примера, поскольку в моем окружении никто в медицинской сфере не работал. В школе мне нравились гуманитарные предметы. Много занималась белорусским языком, задумывалась над тем, чтобы поступать на филологический факультет.

 

Также хорошо давались химия и биология. Поэтому мама отговорила связывать жизнь с филологией и предложила попробовать поступить в медуниверситет. Она говорила: «Будет свой доктор в семье». И я поступила в ВГМУ.

 

Не секрет, что учеба в медвузе требует серьезной самоотдачи. Как с этим справлялись?

 

На первых курсах было тяжело. Помимо адаптации к новому этапу жизни сказывалась и необходимость осваивать большой объем информации. Причем 80 % из этого нужно было самостоятельно готовить к предстоящим занятиям. Но постепенно привыкаешь жить в таком режиме. На старших курсах, когда знаешь азы, становится легче. Но именно на первых курсах я поняла, что сделала правильный выбор. Сейчас даже представить не могу, кем могла бы быть, если бы не пошла в медуниверситет. Ощущаю себя на своем месте.

 

А когда определились с выбором специальности?

 

На старших курсах меня привлекала терапия. Хирургические болезни как дисциплина нравились, но вот работа в операционной была точно не по мне. Да и терапевтом я себя в будущем не видела. Моей целью стала реаниматология.

 

Должна сказать, что работа анестезиолога-реаниматолога, как и терапевта, требует обладания знаниями во всех сферах медицины, но связана с оказанием помощи людям в экстренных ситуациях.

 

Одно дело иметь представление, а другое — столкнуться в реальности. Каковы были впечатления, когда впервые пришли в реанимацию?

 

Я начала работать в медучреждениях с 3-го курса. Сначала санитаркой в оперблоке ГКБСМП Витебска, затем — медсестрой в ВОДКЦ. Так что, когда пришла в реанимацию, то уже понимала, как в ней все устроено. Кстати, этот опыт был колоссальным и в плане того, что я научилась работать руками, но самое главное — общаться с пациентами, особенно с детьми.

 

Тем не менее истинную специфику своей профессии смогла ощутить не сразу. Субординатуру проходила на базе областного онкодиспансера. В таких стационарах выполняются в основном плановые операции, поэтому темп работы отличается от БСМП или областной больницы.

 

Интернатуру я проходила в Полоцкой ЦГБ. Туда у меня было распределение, и я решила, что дополнительный год даст возможность лучше познакомиться с коллективом. Хоть и понимала, что в Витебске возможностей больше. Надо признать, всему, что я умею как специалист, меня научили именно во время интернатуры.

 

Когда пришла на работу в горбольницу № 1 Полоцка, была абсолютно уверена в своих силах.

 

Были ли случаи в начале вашего профессионального пути, которые особенно запомнились?

 

Значительная часть пациентов в отделении были кардиологического профиля, в основном с инфарктами миокарда. Многих удавалось спасти. Запомнилась молодая женщина. Она поступила с инфарктом, начали проводить тромболитическую терапию. В один момент пациентка пожаловалась на плохое самочувствие.

 

Далее события развивались стремительно — произошла остановка сердца. Помню, это был август — я только приступила к работе. Вспомнила все, чему меня учили, провела необходимые реанимационные мероприятия, и пациентка пришла в себя. А потом ее успешно выписали.

 

Что чувствуешь в подобной ситуации?

 

Конечно, внутренне ты растерян. Но очень быстро вспоминаешь: ты врач и должен оказать помощь.

 

В критических ситуациях серьезную поддержку оказывают опытные медсестры, которые заранее готовы к любому развитию событий. 

 

Когда пациенту уже ничего не угрожает, просто с облегчением выдыхаю. Мыслей особо не возникает. Ты радуешься, потому что сделал все возможное и сохранил жизнь человеку. Такие пациенты остаются в памяти, особенно если принимаешь их и ведешь вплоть до перевода в другие отделения. И даже там стараюсь следить за их состоянием.Beliyaeva AnastasiyaПочему решились на перемены в жизни — новый город, новое медучреждение?

 

В Полоцке я отработала 3 года. Для меня как молодого специалиста были созданы все условия, в том числе решен жилищный вопрос: дали место в общежитии. В 2019-м меня направили на месячные курсы повышения квалификации по анестезиологии и реаниматологии в БелМАПО…

 

Но все же я понимала, что возможностей для профессионального обучения в небольшом городе немного. А мне хотелось двигаться вперед. Конечно, Витебск для этого был ближе во всех смыслах. Но подруга, с которой вместе проходили интернатуру, предложила отправиться в Минск. Сказала: «Главное — попробовать. Если не понравится или не получится, то можно будет вернуться».

 

Очень хотелось работать в общей реанимации. Нравилось разбираться, чем вызвано ухудшение состояния пациента, какая патология превалирует и т. д. Мне порекомендовали обратиться в ГКБСМП Минска. Большой поток пациентов с разной патологией — можно всему обучиться. Нисколько не жалею, что стала частью такой дружной и профессиональной команды.

 

Не грустно было уезжать из Полоцка?

 

Коллектив было жалко оставлять. Но желание изменить свою жизнь оказалось сильнее. Когда отделение перепрофилировали только под ковидных пациентов, работать стало тяжелее. Помимо того что ты постоянно должен находиться в СИЗ, возросла нагрузка. Скажем, в реанимации 6 пациентов на ИВЛ, и тебе постоянно нужно следить за их параметрами на мониторах, перекладывать в прон-позицию. Здесь в отделении есть «чистые» и «грязные» зоны. Работаем в них с коллегами по очереди.

 

Были ли в вашей практике «рекордсмены» по длительности нахождения на ИВЛ?

 

Начало пандемии я встретила в Полоцке. Первым пациентом с подтвержденным COVID-19 стала 68-летняя жительница города. В общей сложности в реанимации она провела 71 день, из которых 44 — на ИВЛ. Кстати, сначала мы лечили ее от тяжелой пневмонии. А когда перевели на ИВЛ, пришел ответ из Витебска: ПЦР-тест положительный.

 

Ощущаете ли свою маленькую победу, когда удается снять человека с аппарата ИВЛ?

 

Безусловно, радуешься такому исходу. Но не считаю его своей личной победой — это заслуга всех врачей и медсестер, которые принимали участие в лечении данного пациента.

 

Работа в реанимации связана с определенными эмоциональными переживаниями. Вы даете волю своим чувствам?

 

В ситуациях, когда боролся всеми силами за жизнь пациента, однако спасти его не получилось, эмоции захлестывают. Но в отделении стараюсь не показывать свои переживания… А еще начинаешь много думать о том, что можно было бы изменить. Тогда необходима полная психологическая разгрузка. Я просто отключаюсь от работы: читаю литературу, в том числе немедицинскую, гуляю. А еще звоню близким, чтобы узнать, как у них дела.

 

К слову, о прогулках. Вы в Минске уже больше года. Какие места за это время стали любимыми?

 

Мне нравится гулять вдоль Свислочи в районе Немиги. Люблю пройтись по парковым зонам. Прогуляться пешком удается нечасто, но при случае всегда пользуюсь такой возможностью.

 

Вообще Минск меня принял хорошо. Снимаю квартиру. С самого начала не ощущала себя здесь потерянной. Конечно, с Полоцком не сравнить. Но все годы студенчества я провела в Витебске — это тоже крупный город. Так что жизнь в столице не доставляет дискомфорта.

 

Вы родом из Витебского района. Домой часто удается съездить?

 

В зависимости от графика. Когда работаешь в дневные смены, уехать на выходные проще. А после ночных смен не всегда получается. Но я рада любой возможности побывать дома.

 

Мама гордится, что в свое время помогла вам с выбором профессии?

 

Конечно. Я и сама благодарна маме за то, что направила меня по этому пути. Хотя она была бы рада, если бы и кто-то из сестер пошел в медицину. Но каждая из них сделала свой выбор. Старшая сестра работает экономистом, а две младшие учатся в физкультурных вузах. Возможно, в будущем они захотят заняться реабилитацией. По крайней мере я предложила им подумать над этим. Работая в реанимации, осознаю, что восстановление тяжелых пациентов в большой степени зависит от реабилитации.

 

Кем видите себя через 5 лет?

 

Хорошим специалистом!

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».