Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Минувший год потребовал от учебных заведений срочной перестройки на дистанционный формат обучения. Но можно ли качественно обучить врачей «на удаленке»? Какова эффективность онлайн-формата в сравнении с традиционной формой? Нужны ли дополнительные усилия, чтобы замотивироватьслушателей на самостоятельное изучение материала? И чего сегодня ждут молодые белорусские врачи от системы последипломного образования? Эти и другие вопросы обсуждались на круглом столе в редакции «Медвестника» организаторами здравоохранения, врачами и преподавателями.

 

Как выглядит система дополнительного медицинского образования в Беларуси сегодня?

 

08 09 10 4 КолюпановаОльга Колюпанова, начальник главного управления организационно-кадровой работы МинздраваОльга Колюпанова:

 

На сегодняшний день создана развитая сеть дополнительного образования взрослых: это не только БелМАПО, но и университеты, колледжи (не забываем о среднем звене), функционируют образовательные центры в 12 республиканских научно-практических центрах, ГУ «Республиканская клиническая стоматологическая поликлиника», ГУ «Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии», РУП «Научно-практический центр гигиены», ГУ «Республиканский клинический медицинский центр» Управления делами Президента Республики Беларусь.

 

Кроме того, в прошлом году Министерство здравоохранения Республики Беларусь подписало соглашение с Белорусской ассоциацией врачей, предоставив им возможность также участвовать в дополнительном образовании взрослых, проводить конференции, семинары и вебинары и выдавать сертификаты, за которые начисляются нужные для повышения квалификации часы. 

 

В декабре 2020 года министр здравоохранения Дмитрий Пиневич подписал концепцию дополнительного образования медицинских работников,  по которой была разработана дорожная карта. Одно из направлений —развитие современных образовательных методов с использованием дистанционных технологий.Опыт 2020 года показал востребованность онлайн-формата.

 

Когда мы столкнулись с инфекцией COVID-19, первоочередной задачей стало своевременное оказание медицинской помощи населению. В этой связи в первой половине года было принято решение о полном приостановлении курсов повышения квалификации. В той ситуации такое решение казалось правильным.

 

Во втором полугодии было решено продолжать работу, используя параллельно несколько форматов: проведение повышения квалификации и дистанционная подготовка. Летом 2020-го БелМАПО разработан и реализован дистанционный учебно-методический комплекс по антибиотикотерапии для врачей и руководителей организаций здравоохранения. Этот
формат продемонстрировал свою жизнеспособность.

 

Теперь очевидно, что онлайн-направление будет развиваться и дальше. Безусловно, это не означает, что мы перейдем полностью на дистанционное обучение. Но то, что в медицинском образовании дистанционной подготовки будет больше, очевидно всем.

 

Как организован онлайн-формат обучения врачей? Отличаются ли чем-то программы онлайн и офлайн?

 

08 09 10 3 ТесловаОксана Теслова, декан факультета повышения квалификации и переподготовки кадров БГМУ, кандидат мед. наукОксана Теслова:

 

По содержанию не отличаются. Необходимо понимать, что разработка и утверждение учебной программы — трудоемкий процесс. Невозможно более 100 программ, которые реализуются в нашем университете, переработать в онлайн-формат за пару дней. Процесс утверждения вертикальный — от кафедры и методического совета университета через центр научно-методического обеспечения высшего и среднего медицинского и фармацевтического образования БелМАПО до Минздрава. И мы гарантируем качество учебного материала.

 

Поэтому мы оставили содержание программ таковым, каким оно было, но частично или полностью проводили занятия с помощью современных технических средств обучения в удаленном доступе и с использованием дистанционных технологий.

 

По опыту прошлого года мы видим, что онлайн-формат прекрасно подходит для лекционных материалов и тематических дискуссий. Практические занятия, разумеется, никуда не ушли, остались в той же форме. Обучение медицине невозможно без практики.

 

08 09 10 5 МорозоваОльга Морозова, начальник учебно-организационного отдела БелМАПООльга Морозова:

 

Преподаватели БелМАПО создают онлайн-курсы на базе программы Moodle. Надо понимать, что любой онлайн-курс — это в первую очередь самоподготовка слушателя.

 

Для каких специальностей возможен удаленный формат последипломного обучения?

 

Ольга Колюпанова:

 

Я думаю, что частичный переход на дистанционное обучение возможен для тех медицинских специальностей, которые не требуют больших практических навыков работы руками — это большинство специальностей терапевтического, педиатрического и медико-профилактического профилей. По специальностям стоматологического и хирургического профилей перевод на дистанционную подготовку невозможен. Хотя элементы теории врачи этих специальностей все же могут изучить самостоятельно.

 

08 09 10 2 ШевцовДмитрий Шевцов, председатель Белорусской ассоциации врачей, главный врач 1-й ГКБ МинскаДмитрий Шевцов:

 

Например, обучение по организации здравоохранения тоже можно переводить в онлайн-формат, так даже проще будет.

 

Какие выводы можно сделать по результатам почти года работы в таком формате?

 

Татьяна Калинина:

 

Коллеги, я хочу напомнить, что здесь мы говорим не только о потребностях в современных формах обучения и компетенциях специалиста, но и о правовом аспекте образования. Врач, заканчивая курсы переподготовки или повышения квалификации, получает документ установленного государственного образца. Это важно в контексте правовой защищенности медработника.

 

08 09 10 7 КалининаТатьяна Калинина, проректор по учебной работе БелМАПО, кандидат мед. наукВ соответствии с постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 21.06.2011 № 807 «Об утверждении перечня специальностей, по которым не допускается получение образования в вечерней, заочной формах получения образования, и признании утратившими силу некоторых постановлений Совета Министров Республики Беларусь» обучение по профилю «Здравоохранение» в заочной форме получения образования не допускается.

 

В Кодексе Республики Беларусь об образовании дистанционная форма получения образования является видом заочной формы получения образования.

 

Летом 2020 года в сложных эпидемиологических условиях мы разработали и разместили на сайте БелМАПО более 400 дистанционных курсов для самостоятельного изучения, в том числе три по антибиотикотерапии. Это был запрос практического здравоохранения. Заявки поступили из всех регионов страны. Курсы прошли в онлайн-формате на площадке Moodle. Тем, кто завершил обучение, выданы сертификаты.

 

Из 129 человек, зарегистрированных на один из курсов, закончили обучение всего 87. На другой курс зарегистрировались 180, финальное тестирование прошли 119 человек. Мы увидели, как много людей не смогли завершить обучение по разным причинам. Кто-то не успел, кто-то не сумел выделить время из-за большого количества работы, у кого-то просто уже не было сил на учебу… В результате не всех мы смогли аттестовать.

 

08 09 10 6 ШепелькевичАлла Шепелькевич:

 

Не может быть 100 % обучения ни в чем. Это нереально… В декабре 2020 года БОМО «Эндокринология и метаболизм» совместно с Белорусской ассоциацией врачей и Всемирным обществом эндокринологов проводило международную онлайн-конференцию «Эндокринные аспекты репродуктивного здоровья»
с выдачей сертификата.

 

Мы отметили аналогичную тенденцию. Зарегистрировались 420 врачей, на основании данных системы мониторинга просмотра конференции сертификат был выдан 373 участникам. И это очень хороший результат.

 

Татьяна Калинина:

 

При очном обучении в БелМАПО аттестация стопроцентная. Если вдруг мы не аттестовали слушателя, это ЧП.

 

08 09 10 1 СкугаревскийОлег Скугаревский, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии БГМУ, председатель правления Белорусской психиатрической ассоциации, доктор мед. наукОлег Скугаревский:

 

Мне кажется, именно в этом и заключается системная ошибка. Не надо аттестовывать всех, нужно оценивать — и только тех, кто успешен в обучении. Должна быть какая-то конкуренция за новые знания, получаемые в том числе дистанционно. 

 

Ольга Колюпанова:


Сегодня, к сожалению, мы часто наблюдаем профанацию самой идеи повышения квалификации. Истекает пятилетний срок действия категории, и, чтобы подтвердить ее, врач в срочном порядке направляется на курсы. При этом актуальность тематики повышения квалификации и, соответственно, приобретение новых знаний и навыков уходят на второй план.

 

Оксана Теслова:

 

Или организация здравоохранения ответственно исполняет свою формальную обязанность — отправляет каждого сотрудника на курсы каждые 5 лет. А сами медицинские работники не очень-то и заинтересованы в обучении именно по предложенной программе. И в результате такая «учеба» не устраивает ни одну из сторон. Без личной заинтересованности, без мотивации нет качественного обучения.

 

Правда, бывают и обратные ситуации. Приезжает доктор, «направленный по плану», изначально немотивированный на обучение, и активно вовлекается в обучение стараниями профессорско-преподавательского состава. И по окончании обучения искренне удивляется: «Какая замечательная оказалась программа!» Нам всегда это очень приятно слышать.

 

Онлайн-формат потребует от врачей большей мотивации в получении новых знаний и самодисциплины?

 

Олег Скугаревский: Надо исходить из того, что сегодня нужно врачу. А ему нужна актуальная информация из авторитетных источников. Курсы переподготовки и повышения квалификации в БелМАПО и университетах дают хороший базис. Но, как отметила Оксана Александровна, составление программ обучения — процесс небыстрый.

 

И пока актуальная информация в ожидании согласования типовых программ и планов дойдет до слушателя, она уже успеет устареть. Нам нужно искать возможности доставлять нашему врачу «горячую» информацию, которая прямо сейчас обсуждается в мировых медицинских сообществах, чтобы он уже сегодня мог ею пользоваться. Это могут быть различные семинары, конференции и лекции, проводимые онлайн.

 

Ольга Колюпанова:

 

Молодое поколение врачей хочет получать новые знания в режиме онлайн. Им неинтересно получать знания академически, то есть сидеть на лекции и слушать. Ну не хотят они этого! Студенты меняются, и это факт. Вместо того, чтобы идти в аудиторию, им интереснее посмотреть лекции в своем гаджете.

 

Олег Скугаревский:

 

Конечно, ведь вся теоретическая информация доступна в интернете, если уметь ее искать. Сегодня смысл для слушателей представляют только те офлайн-лекции, где дается уникальный материал, либо те, которые читает уникальный лектор.

 

Ольга Колюпанова:


При этом ценность онлайн-коммуникаций за последний год возросла в разы. Вспомните, как весной все врачи, в том числе живущие за рубежом, обменивались ссылками в мессенджерах, рассказывали, как работают в тех или иных странах, буквально учились по телефону, а по ночам еще смотрели конференции… В итоге о новых подходах, технологиях и лекарствах узнавали гораздо раньше, и это давало свои результаты.

 

Алла Шепелькевич:

 

Весной профессор Игорь Карпов с коллегами организовали первую видеоконференцию по проблемным вопросам COVID-19. Когда в предыдущие годы для участия в конференции регистрировалось около 400 человек, это считалось очень успешным мероприятием с большой аудиторией. Апрельскую видеоконференцию инфекционистов за несколько суток просмотрели более 10 тысяч человек!

 

Следующий вебинар в мае по вопросам оказания медицинской помощи пациентам с неинфекционными заболеваниями в период COVID-19 был организован БОМО «Эндокринология и метаболизм» и еще 4 партнерскими общественными объединениями. Этот вебинар привлек внимание около 5 тысяч врачей не только из Беларуси, но и из-за рубежа. Мы получили обратную связь из 7 стран. Слушателей не нужно было стимулировать учиться, они сами искали возможность подключиться к нашей видеоконференции.

 

Общественные объединения и ассоциации готовы взять на себя эту часть работы — систематизировать и делиться с врачами самой актуальной на сегодня информацией со всего мира. У нас большая сеть контактов с коллегами из разных стран, многие представители белорусских ассоциаций состоят в европейских и мировых ассоциациях.

 

Дмитрий Шевцов:

 

Белорусская ассоциация врачей (БАВ) совместно с общественными объединениями и ассоциациями провела уже несколько вебинаров с участием иностранных специалистов. Мы видим, какой интерес вызывают эти события. У нас уже сложилась аудитория, которая каждый раз после мероприятия дает обратную связь — кого еще они хотят услышать. Мы выдаем слушателям сертификаты, по которым затем начисляются часы, например, 6 или 8 часов за одну конференцию. Для повышения категории нужно 160 часов. Получается, врач может дважды за 5 лет съездить на курсы (2 раза по 80 часов) либо сделать это один раз, а остальные часы добрать международными конференциями (80 часов — это 10 конференций за 5 лет).

 

Алла Шепелькевич: 

 

Подписанное Минздравом и БАВ соглашение обсуждалось ни много ни мало 8 лет. И это только первый шаг, который приближает нас к тому, как работают медицинские ассоциации во всем мире.

 

Мне кажется, что в нашем обществе, в том числе врачебном, есть недопонимание, как устроены и работают общественные объединения и ассоциации. Во-первых, хочу напомнить, что это юридические лица со всеми видами ответственности, уставом, отчетами и планами. Для регистрации общественного объединения в нашей стране нужно пройти серьезный процесс одобрения в Минюсте.

 

Во-вторых, во всем мире именно эти организации являются наиболее авторитетными и задают тон развитию профессионального медицинского обучения,
да и медицины в целом.

 

Например, Европейское общество кардиологов — одно из самых мощных в мире врачебных сообществ. Для кардиологов очень престижно выступить у них с докладом или просто принять участие с получением сертификата именно этого общества как признание профессионального уровня.

 

Профессиональные сообщества держат связь друг с другом и доверяют в установлении контактов именно соответствующим им партнерам — таким же организациям в той или иной стране. Белорусские общественные организации и ассоциации наладили эти связи. И теперь, например, мы, БОМО «Эндокринология и метаболизм», как официальный партнер Всемирного общества эндокринологов, Европейского общества эндокринологов, Всемирного общества сердца, Российской и Московской ассоциаций эндокринологов, можем имплементировать самые современные достижения и технологии в Беларусь, в том числе путем организации совместных видеоконференций с ведущими мировыми экспертами. Это возможность для наших врачей получать самую современную и необходимую для практической деятельности информацию.

 

Оксана Теслова: 

 

Добавлю, что существует такая форма, как обучающий курс. Это штучная, авторская программа — концентрат знаний по узкой теме продолжительностью в 1–2 дня. В соответствии с формулировкой постановления Совмина «содержание образовательной программы обучающих курсов не направлено на переподготовку и повышение квалификации». Но мне кажется, сертификация сделала бы их еще более востребованными как у слушателей, так и у работодателей.

 

Татьяна Калинина: 

 

В этой системе чем больше подобных предложений, тем меньше будет потребность в продолжительном повышении квалификации в рамках базового академического образования. Есть страны, где формат дополнительного образования определяют именно профессиональные ассоциации. К примеру, ассоциация кардиологов оценивает квалификацию своих специалистов и сама решает, как ее повышать.

 

Дополнительные возможности получения новых знаний нашим врачам, безусловно, нужны. Заинтересованный специалист будет стремиться попасть на эти конференции, семинары и вебинары и получить адресную актуальную информацию. При этом формальное повышение квалификации ему тоже необходимо, потому что кроме академической базы оно дает еще и юридический документ. Это правовая защита врача. БелМАПО как учреждение образования несет колоссальную ответственность за компетенции, которые приобретают у нас
врачи-специалисты.

 

Олег Скугаревский:

 

Итак, в итоге нашего обсуждения становится ясно, что сегодня для врача, повышающего квалификацию, открыты два пути — академическое базовое образование (за это отвечают БелМАПО, университеты, колледжи, РНПЦ) и дополнительное образование в разных его форматах (инициативы общественных объединений и ассоциаций). Эти два пути должны соединиться. Мы все движемся в одном направлении, и наша цель — сделать человека более эффективным на своем рабочем месте. 

 

Как мне кажется, роль общественных объединений в аттестации врачебных кадров, в том числе по итогам работы курсов повышения квалификации БелМАПО, может быть усилена. Поскольку именно лидеры подобных объединений могут быть свидетелями того, как врачи используют
на практике знания, полученные в рамках дополнительного
образования.

 

Ольга Колюпанова: 

 

Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 22.12.2008 № 232 «О присвоении (снижении, лишении) квалификационных категорий работникам здравоохранения» определяет порядок участия представителей общественных объединений в аттестации медицинских работников. В последнем чтении Закона «О здравоохранении» норма не претерпела изменений. Так что это направление уже существует, возможно, его нужно просто активизировать.

 

Дмитрий Шевцов: 

 

Также, на мой взгляд, наших врачей нужно активнее стимулировать становиться членами сообществ профессионалов в своей области. Таким образом престиж этих ассоциаций, которые являются партнерами Министерства здравоохранения, будет повышаться. За рубежом практически каждый доктор является членом какой-либо ассоциации.

 

Татьяна Калинина: 

 

Участие профессиональных ассоциаций медицинских работников в аттестации врачей и медицинских сестер возможно. Но справятся ли сами ассоциации, если через них будет идти процедура аттестации всех медицинских работников? Представляете, какой им предстоит дополнительный объем работы! Но об этом мы можем поговорить отдельно.

 

Какие важные изменения ждут нас уже в этом году?

 

Ольга Колюпанова:

 

В Беларуси может появиться профессиональная аттестация врача — аналог лицензии врача в Европе и США. Каждые пять лет медицинский работник будет подтверждать свою квалификационную категорию. Аттестация будет обязательной для всех врачей, включая обладателей высшей категории. Они также будут подтверждать ее раз в пятилетку. Аттестация врачей будет и при переходе на другую специальность.

 

Я глубоко убеждена: сохранять категорию при переходе на другую специальность неправильно. Может ли терапевт с 10-летним стажем и первой категорией сменить направление и сразу стать, к примеру, эндокринологом первой категории? Конечно же, нет. Через год работы в новой специальности он будет пробовать сдавать на ту же категорию, то есть на подтверждение первой категории, но уже в новой специальности. Такая система должна дать градацию, а категория — получить вес.

 

Дмитрий Шевцов:

 

В 2009 году мы были в США, где изучали в том числе и систему Obamaсare. Что интересно: в США врач должен подтверждать свою лицензию каждые 2 года. Не сдать на лицензию можно по разным причинам. Например, из-за жалоб или исков пациентов, за нарушение этики и деонтологии, некорректное общение с пациентами... Даже если у тебя высшая категория, но лицензию ты не подтвердил — все, ты не имеешь права практиковать, пока не пересдашь. А пересдать можно только через полгода. И это сильно дисциплинирует американских врачей. У нас же (я наблюдал это еще во времена моей работы в поликлинике) есть врачи, которые по 20 лет сидят с первой категорией, на высшую их и танком не поднимешь.

 

Ольга Колюпанова:

 

Проект постановления мы подготовили, он будет представлен на общественное обсуждение, поскольку коснется и учреждений частных форм собственности. Мы готовы услышать и рассмотреть любые предложения.

 

В Российской Федерации в данный момент также меняется система подходов к категориям, вводится понятие «аккредитация медицинских работников». К слову, при разработке постановления мы в качестве примера брали именно российскую систему.

 

Литва, например, пошла по американскому пути — лицензирования врача и среднего медработника. Но у них нет лицензирования учреждений здравоохранения, а у нас есть. Очевидно, что менять систему получения и подтверждения квалификационных категорий надо, но это должно происходить постепенно.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».