Газета медицинский вестник


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Сотрудникам отделений реанимации и интенсивной терапии, работающим с пациентами,  потенциально зараженными CoViD-19, необходимо тщательно соблюдать меры предосторожности для защиты от контактной и воздушно-капельной передачи инфекции. 

 

20.08.2019 минск. больница скорой помощи. ольга светлицкая - доцент, кандидат медицинских наук. фото виталия гиляОльга Светлицкая, доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии БелМАПО, кандидат мед. наук
 
Наиболее опасны в плане инфицирования медработников манипуляции, связанные с риском образования аэрозолей (дисперсная среда из взвешенных в воздухе мелких частиц, которые несут на себе жизнеспособные микроорганизмы, в т. ч. вирусы), такие как:
 
  • высокопоточная назальная оксигенация;
  • неинвазивная вентиляция легких;
  • интубация; 
  • бронхоскопия;
  • трахеостомия. 
 
Общая рекомендация:
 
"Поскольку процесс в легких у пациентов с CoViD-19 начинает развиваться раньше, чем появляется клиническая симптоматика, в отделениях, где находятся пациенты с пневмониями, необходимо ежедневно (оптимально через 12 часов) проводить обходы с пульсоксиметром с целью своевременного выявления пациентов с тенденцией к снижению транскутанной сатурации (SpO2)".
 

Алексей ЖаворонокАлексей Жаворонок, доцент кафедры детской анестезиологии и реаниматологии БелМАПО, кандидат мед. наукПри выявлении снижения транскутанной сатурации: 

 

  • если SpO2 ≤ 95 %, следует положить пациента на живот (прон-позиция) без/с подачей кислорода (для пациентов с сопутствующими сердечно-сосудистыми заболеваниями и морбидным ожирением, которым трудно находиться в прон-позиции, необходимо создать возвышенное положение — либо усадить, либо поднять изголовье кровати);
  • SpO2 ≤ 92% и отсутствует эффект от прон-позиции, пригласить для консультации врача-анестезиолога-реаниматолога, при необходимости выполнить анализ КОС артериальной крови. 

 

Кислородотерапия

 

Показаниями к началу кислородотерапии у пациентов с пневмониями являются SpO2 ≤ 95 %. Абсолютных противопоказаний к кислородотерапии нет.
 
Цель — коррекция гипоксемии с достижением значений SpO2 ≥ 92 %; PaO2 ≥ 65 мм рт. ст. и SaO2 — 90–95 % (по данным анализа КОС артериальной крови). Если на фоне оксигенотерапии SpO2 < 92 %, то показан поворот пациента на живот (прон- позиция).
 
На фоне кислородотерапии уменьшаются легочная вазоконстрикция и легочнососудистое сопротивление, что сопровождается повышением ударного объема и сердечного выброса, усиливается бактерицидная активность нейтрофилов за счет увеличения продукции ими супероксидных радикалов.
 
Из способов подачи кислорода пациентам, потенциально зараженным CoViD-19, рекомендуется использование обычных носовых канюль. Это самая распространенная, простая и удобная система доставки кислорода. Позволяет создавать кислородно-воздушную смесь с FiO2 24–40 % при потоке кислорода 1–5 л/мин. FiO2 при этом зависит от минутной вентиляции и дыхательного паттерна. Кислород сушит слизистую носовой полости, особенно у пациентов, имеющих повышенную чувствительность слизистой носа и склонных к носовым кровотечениям. Поэтому подаваемая кислородно-воздушная смесь должна быть увлажненной. 
 
При использовании носовых канюль следует положить поверх простую лицевую (хирургическую) маску на нос и рот пациенту в качестве защиты, чтобы предотвратить распространение вирусов в образующемся при дыхании аэрозоле. 
 
При этом отделяемое из носа, ротовой полости и откашливаемую мокроту необходимо удалять с помощью вакуумного электроотсоса в емкость с дезинфицирующим средством либо вытирать салфетками санитарно-гигиенического назначения и помещать в герметичный контейнер с дезинфицирующим средством.
 
У пациентов,  потенциально зараженных CoViD-19,  не рекомендуется использовать:
 
  • высокопоточную назальную оксигенацию, 
  • неинвазивную ИВЛ.
Несмотря на то что в последнее время все большую популярность набирают высокопоточные назальные канюли (ВПНК, High-Flow Nasal Cannulae —  HFNC), представляющие собой небольшие пластиковые трубки, которые вводятся в нижние носовые ходы пациентов, исследований с высоким уровнем доказательности, подтвердающих преимущества использования HFNC у взрослых пациентов в сравнении с низкопоточными кислородными устройствами в плане снижения количества осложнений, продолжительности респираторной поддержки, пребывания в ОРИТ и летальных исходов, пока нет. Однако есть риск образования аэрозолей, что повышает угрозу инфицирования медперсонала. 
 
 
Поэтому у пациентов, потенциально зараженных CoViD-19, не рекомендуется использовать высокопоточную назальную оксигенацию.
 
 
Неинвазивная ИВЛ (НИВЛ) — особая методика искусственной вентиляции, которая проводится с помощью герметичной лицевой маски и генератора воздушного потока или респиратора. При этом пациент находится в сознании, может разговаривать, пить воду, принимать пищу, откашливать мокроту. НИВЛ позволяет избежать инфекционных и механических осложнений ИВЛ, в то же время обеспечивая эффективное восстановление газообмена и достижение разгрузки дыхательной мускулатуры пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом. 
 
Однако использование неинвазивной ИВЛ у пациентов, потенциально зараженных CoViD-19, ограничено наличием в стационаре палат с отрицательным давлением! Внутри таких палат поддерживается отрицательное давление, за счет чего инфекция не распространяется наружу.
 
Проведение НИВЛ связано с высоким риском образования аэрозолей, что повышает угрозу инфицирования медперсонала. С одной стороны, при НИВЛ используются режимы вентиляции с созданием  либо постоянного положительного давления в дыхательных путях — CPAP (Continuous Positive Airway Pressure), либо двухуровневого положительного давления в дыхательных путях — BiPAP (Biphasic Positive Airway Pressure), с другой — достаточно трудно подобрать маску, полностью герметично закрывающую лицо пациента. Поэтому проведение НИВЛ у пациентов, потенциально зараженных CoViD-19, показано после тщательного рассмотрения преимуществ и рисков применения данного метода у каждого конкретного пациента и полной гарантии защищенности медперсонала.
 
При отсутствии  эффекта от проводимой кислородотерапии требуется перевод на искусственную вентиляцию легких (ИВЛ). Лучше, если пациент будет переведен на ИВЛ чуть раньше, чем немного позже. 
 
Показания к переводу  на ИВЛ:
 
  • апноэ или брадипноэ (частота дыхания < 8/мин); 
  • тахипноэ (частота дыхания > 35/мин), если это не связано с гипертермией (температура > 38 °С) или выраженной неустраненной гиповолемией; 
  • ЧД ≥ 26/мин, избыточная работа дыхания, участие вспомогательных дыхательных мышц, несмотря на SpO2 90–92 %;
  • угнетение сознания (сопор, кома) или, наоборот, психомоторное возбуждение; 
  • прогрессирующий цианоз; 
  • прогрессирующая сердечно-сосудистая недостаточность; 
  • SpO2 < 90 %, РаО2 < 65 мм рт. ст.  в прон-позиции; 
  • РаСО2 > 55 мм рт. ст. (у пациентов с сопутствующей ХОБЛ при РаСО2 > 65 мм рт. ст.); 
  • респираторный индекс (PaO2/FiO2) < 200 мм рт. ст., несмотря на проведение оксигенотерапии. 

 

Интубация трахеи

 

Для того чтобы  уменьшить вероятность инфицирования при проведении интубации, необходимо:  

 

  • планировать выполнение манипуляции заранее, до развития критического состояния, что увеличивает вероятность благоприятного исхода и снижает риск заражения медицинских работников (есть время, чтобы собрать команду и надеть средства индивидуальной защиты (СИЗ)); 
  • минимизировать количество медперсонала в палате (минимально возможное для обеспечения безопасности пациента количество сотрудников);
  • медицинские работники, участвующие в проведении манипуляции, должны быть хорошо подготовлены и знать порядок действий;
  • все медицинские работники отделения, участвующие в проведении манипуляции, должны иметь полный комплект СИЗ;
  • обувь должна быть непроницаема для жидкостей, с возможностью дезинфекции;
  • все лекарственные средства и оборудование должны быть подготовлены заранее, чтобы минимизировать вход и выход из палаты во время проведения манипуляции;
  • интубацию должен выполнять самый опытный врач-анестезиолог-реаниматолог, который имеет наибольший опыт в обеспечении проходимости дыхательных путей, чтобы гарантировать успешное выполнение с первой попытки и свести к минимуму риск инфицирования;
  • по возможности необходимо использовать видеоларингоскопию, предпочтительно клинком с увеличенным углом;
  • во избежание спазмов/кашля во время интубации пациенту проводится быстрая последовательная индукция с дитилином;
  • преоксигенация выполняется 100 % кислородом в течение 1–3 минут с использованием плотно прижимаемой двумя руками лицевой маски; 
  • чтобы снизить вероятность распространения аэрозоля во время введения эндотрахеальной трубки (ЭТТ) в дыхательные пути пациента, требуется выполнить определенную последовательность действий. Врач-анестезиолог-реаниматолог, выполняющий интубацию, визуально контролирует момент, когда манжетка зашла за голосовую щель, и дает команду медсестре-анестезисту раздуть манжетку. После чего врач-анестезиолог-реаниматолог извлекает проводник из ЭТТ. Как только проводник подошел к краю ЭТТ, медсестра-анестезист накладывает зажим Кохера на верхнюю часть ЭТТ. Врач соединяет ЭТТ с дыхательным контуром аппарата,  медсестра-анестезист снимает зажим Кохера и укладывает марлю вокруг ЭТТ (абсорбция секрета ротовой полости). Врач-анестезиолог-реаниматолог контролирует уровень стояния трубки с помощью аускультации грудной клетки и регулирует параметры ИВЛ.
  • в течение 20–30 минут после выполнения интубации палата должна быть дезинфицирована (пациент находится в палате). 

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».