Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Половая принадлежность хирурга связана с послеоперационными исходами у пациента, считают канадские ученые, хотя механизм этой зависимости пока не совсем ясен. Если пациент — женщина, то шансы на благоприятный результат вмешательства значительно выше, когда оперировать ее берется женщина-хирург, говорится в статье, опубликованной в JAMA Surgery — специализированном издании по хирургии Американской медицинской ассоциации..

 

В популяционном ретроспективном когортном исследовании, проведенном группой ученых Университета Торонто и Университета Западной Каролины, а также врачами больницы имени принцессы Маргарет, проанализированы данные пациентов от 18 лет и старше, перенесших одну из более чем 20 самых распространенных плановых или неотложных хирургических операций в канадской провинции Онтарио с 2007 по 2019 год. Оценивались результаты свыше 1,3 млн вмешательств, выполненных 2 937 хирургами. 

 

Из 1 320 108 пациентов пол 602 560 совпадал с полом оперирующего хирурга (и хирург, и пациент — мужчины в 509 634 случаях; и хирург, и пациент — женщины в 92 926 случаях), а у 717 548 — не совпадал (хирург мужского пола оперирует пациентку — 667 279 вмешательств; женщина-хирург оперирует мужчину — 50 269).

 

Характер вмешательств: шунтирование коронарных артерий, бедренно-поплитеальное шунтирование, устранение аневризмы брюшной аорты, аппендэктомия, холецистэктомия, шунтирование желудка, резекция толстой кишки, резекция печени, операции на позвоночнике (декомпрессия и артродез), краниотомия, замена коленного и тазобедренного суставов, открытое восстановление шейки бедра, тотальная тиреоидэктомия, лимфаденэктомия, резекция легкого, радикальная цистэктомия и освобождение поперечной кистевой связки при синдроме запястного канала. В оценку включались как лапароскопические вмешательства, так и выполненные открытым доступом.

 

Как неблагоприятный послеоперационный исход рассматривались смерть, повторная госпитализация или появление осложнений в течение 30 дней после операции, а также ранее применявшееся стандартное определение хирургических осложнений, представляющих собой серьезные заболевания, включая повторную операцию. В общей сложности таких пациентов оказалось 189 390 (14,9 %): 22 931 (1,7 %) умерли, 88 132 (6,7 %) были вновь госпитализированы, а 114 421 (8,7 %) получили те или иные осложнения.

 

Примечательно, что женщины-хирурги в целом были моложе и имели меньший годовой объем операций по сравнению с коллегами мужского пола. Аналогично женщины-хирурги лечили более молодых пациентов с меньшей коморбидностью, чем врачи-мужчины.

 

Наблюдались заметные расхождения по результатам между хирургическими специальностями; однако общая оценка показала, что половое несовпадение (дискордантность) хирургов и их пациентов ассоциировалось с частотой неблагоприятных исходов для всех специализаций. Имел значение и возраст врачей и пациентов, причем с его увеличением влияние половой дискордантности на послеоперационный исход возрастало.

 

Наблюдалась незначительная разница в результатах, связанных с половым несоответствием, между плановыми и экстренными операциями, сводившаяся практически к нулю для пациентов, перенесших экстренное вмешательство. Дискордантность ассоциировалась с худшими результатами для пациенток, но с лучшими результатами для пациентов мужского пола. Результаты в дискордантных парах женщина-хирург/мужчина-пациент были сопоставимы или лучше, чем в парах мужчина-хирург/мужчина-пациент, в то время как дискордантные пары мужчина-хирург/женщина-пациент стабильно показывали статистически худшие результаты, чем пары женщина-хирург/женщина-пациент.

 

Самые плохие результаты были у пациенток, которых лечили хирурги-мужчины. Когда вмешательство проводил мужчина, а на операционном столе оказывалась женщина, угроза осложнений возрастала на 16 %, риск больше времени провести в больнице увеличивался на 20 %, риск повторной госпитализации — на 11 %, а вероятность летального исхода — на 32 % по сравнению с теми случаями, когда операцию пациентке выполняла женщина (в среднем риск неблагоприятного исхода был выше на 15 %).

 

Для пациентов-мужчин, которых оперировали женщины, риск умереть был на 13 % ниже, чем если бы они попали на стол к мужчине-хирургу, риск повторной госпитализации уменьшался на 6 %, правда, при этом у них на 2 % повышались опасность осложнений и вероятность подольше задержаться в больнице.

 

Исследователи напоминают, что в практике оказания первичной медицинской помощи половые или гендерные различия между пациентами и врачами (особенно между врачами-мужчинами и их пациентками) связаны с недостатком взаимопонимания, меньшей вероятностью оценки состояния пациента как тяжелого, опасениями по поводу скрытых намерений, разногласиями из-за данных врачом советов и меньшей уверенностью в диагнозе.

 

Эти негативные последствия межличностного взаимодействия, как было показано ранее в многочисленных исследованиях, отрицательно влияют на показатели лечения, такие как соблюдение протоколов профилактического наблюдения (например, скрининг рака), и клинические результаты, такие, к примеру, как смертность от инфаркта миокарда. Но канадские ученые представили первый анализ, где оценивается связь совпадения пола хирурга и пациента с результатами хирургического вмешательства.

 

Любопытно, что проведенное в 2018 году исследование пациенток больниц во Флориде (США), поступивших с инфарктом, показало, что уровень смертности среди них был выше, когда они попадали к врачам-мужчинам. При этом у врачей-женщин разницы в исходе лечения практически не наблюдалось, независимо от того, пациенту какого пола они оказывали помощь.

 

В Канаде женщины составляют 27 % от общего числа хирургов общего профиля, в США — 22 %.

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».