Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Что делает людей восприимчивыми к модным тенденциям в области питания, независимо от их реальной биологической ценности, разбирался научно-популярный журнал The Scientist. Экспертом выступила автор книги «Беспокойные едоки: почему мы ведемся на трендовые диеты?» Джанет Хрзан — адъюнкт-профессор антропологии питания в Университете Пенсильвании (США).

 

Питание начинается с головы?

 

Ряды любого книжного магазина пестрят множеством книг по диетологии, от кулинарных по «здоровому питанию» до специальных, посвященных самым разнообразным режимам питания и диетам, от безглютеновой до кетогенной.

 

Если прочитать их все, можно всерьез обеспокоиться за свою голову: одни авторы запрещают жиры, другие предостерегают от углеводов и сахара, кто-то поощряет узкий спектр определенных продуктов, а кто-то строго-настрого требует избегать именно их. Но что самое печальное, многие эти рекомендации по питанию, как и те, что появились до них, очень скоро будут отменены — либо потому, что они не работают, либо потому, что их заменила следующая популярная диета.

 

Вместе со свои соавтором Кима Кардилл, кандидатом психологических наук Вашингтонского университета, Джанет Хрзан предприняла попытку разобраться не только во влиянии рациона на физическое состояние, но и в социальном контексте диет (с точки зрения антропологии, психологии и диетологии), опираясь на исследования в области питания — обширной междисциплинарной области, включающей историю, социологию, антропологию, психологию, географию, экономику и другие дисциплины.

 

Ведь диеты не становятся социально значимыми в вакууме и вне исторической эпохи, напротив, все телесные практики и системы пищевых убеждений создаются культурными нарративами. Они почти всегда соответствуют своему времени и месту и рациональны, только если рассматривать их в рамках культурной системы.

 

Даже если диеты кажутся радикально разными, в их основе почти всегда лежат одни и те же страхи, фантазии, надежды и убеждения человека, выбирающего диету.

 

Ешь как неандерталец?

 

В качестве примера можно привести палеодиету, которая прошла через множество культурных эпох, чтобы достичь своего нынешнего «идеологического» (да, иногда диета — это нечто сродни идеологии!)  статуса. Увлечение стилем питания неандертальцев началось в 1930-х годах с убеждения, что древние или племенные диеты могут восстановить здоровье с помощью цельных, натуральных продуктов, идеально подходящих для биологии тела.

 

С 1960-х по 1990-е годы академические данные о древних и современных диетах охотников-собирателей еще больше подчеркивали традиционную зависимость от цельных продуктов питания с мясом в качестве источника белка и небольшим количеством потребляемых обработанных продуктов.

 

В последние десятилетия диета превратилась в культурную силу: ранее ориентированная на мясо высокожировая диета Аткинса (низкоуглеводная система питания, разработанная американским кардиологом Томасом Аткинсом) переняла принципы «палео», а затем вдруг резко перескочила на причудливые «кетогенные» рельсы.

 

Акцент на цельных и натуральных продуктах пересекается с «чистыми» и безглютеновыми диетами, поддерживает прихоти Whole30 (30-дневная программа питания, разработанная спортивными диетологами и включающая строго ограниченный набор продуктов) и даже подтверждает убеждения о так называемой пищевой зависимости, поскольку целевые продукты называются опасными и вызывающими привыкание.

 

Концепция «палео» остается популярной так долго, потому что она легко переходит в другие диетические прихоти и поддерживает их. Поскольку многие из этих принципов пересекаются, увлеченные люди легко перескакивают с тренда на тренд: «чистая» (здесь акцент сделан на 8 простых правилах), кето-, палео-, Whole30, «семейная» диета и далее по списку...

 

Палеодиета также популярна, поскольку многие люди верят, что эволюционное питание обещает оптимальное состояние здоровье. Вот только реконструировать древние диеты сложно из-за неполноты археологических данных и потому что большая часть разнообразного рациона человека (который, по всей видимости, был всеяден) не окаменела и попросту нам неизвестна.

 

Более того, палеодиета стоит дорого: она строго запрещает обработанные продукты, крахмал, сахар и фастфуд, которые в большей степени составляют рацион людей с меньшим достатком. Практика «палео» поощряет женщин переходить на эту диету, чтобы обеспечить здоровье детям, поэтому палеодиета в США, например, становится даже частью хорошего воспитания. К тому же из-за акцента на употреблении мяса палеодиета охотно принята культуристами и атлетами. Смешение «палео», кето- и мясоедения, похоже, привлекает мужчин, которые хотят, чтобы их воспринимали как сильных и мужественных.

 

Вера в диеты — это вера в силу личностного роста, зависящая от идеи, что мы можем контролировать свое поведение, укрощать свое тело и манипулировать своей судьбой. Когда Исследовательский центр Пью в Вашингтоне опросил людей в 44 странах, попросив подтвердить либо опровергнуть утверждение «успех в жизни в значительной степени определяется силами, находящимися вне нашего контроля», 57 % американцев не согласились с ним, и это был самый высокий процент (намного больше, чем в большинстве других стран), при среднем мировом показателе 38 %.

 

Круговорот диет в природе?

 

Очевидно, что значение «палео» теперь выходит далеко за рамки идеи о том, что натуральные продукты могут исцелить поврежденное современным образом жизни тело; вместо этого, по мнению психологов, «палео» как образ жизни превращает человека в представителя идеализированной социальной категории — сильный мужчина, материально обеспеченный гражданин, хороший родитель.

 

Обоснование диеты заметно сместилось от биологического принципа к культурному, и в каждом узле социального функционирования диета удовлетворяет в первую очередь психологические потребности.

 

Все трендовые диеты, утверждает эксперт, преследуют социально важные цели. Они обеспечивают идентичность, поскольку то, что мы едим, служит для других символом того, кто мы есть и кем хотим быть, придает некий статус. Следование таким диетам дает ощущение телесной чистоты за счет употребления якобы здоровых продуктов и избегания тех, которые считаются вредными.

 

Кроме того, это демонстрирует способность к самоконтролю, чувству того, что мы сами управляем своим здоровьем. По сути новомодные диеты обещают трансформацию в желаемую личность, тело, которое ценят, и образ жизни, к которому стремятся. Наконец, большинство этих диет сохраняют популярность благодаря сходству — их принципы подобны, поэтому, попробовав одну, затем вторую, человек будет готов и к принятию последующих. «Палео» поощряет веру в кето-, безглютеновую и «чистую» диеты.

 

При внимательном рассмотрении становится ясно, что популярные диеты в действительности никак не связаны с едой, но сигнализируют прежде всего о принадлежности к группе и самоидентификации — двух важнейших качествах, имеющих центральное значение для психологического здоровья большинства людей.

 


Недостаточно прав для комментирования

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалызащищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».