Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Натуральная оспа — опасное инфекционное заболевание, имевшее большое распространение и уносившее тысячи человеческих жизней. Выживших же часто приводила к слепоте или к обезображиванию. На протяжении столетий люди искали средство от этой болезни, но только в конце 18-го века удалось создать первую вакцину.

 

«Коровья» прививка

 

Еще в древности было подмечено, что переболевший оспой человек больше не заражается. Это стремились использовать, чтобы предупредить тяжелую форму заболевания. Люди вдыхали через нос порошок из мелко истолченных струпьев оспенных больных или вставляли в уши кусочки ваты, вымоченные в оспенном гное, протаскивали через кожу пропитанную гноем нитку и т. д. Однако все эти способы, дающие в ряде случаев ожидаемые результаты, оказывались небезопасными. Часто вместо легкой у человека развивалась тяжелая, а иногда и смертельная форма заболевания.

 

Между тем английские фермеры давно заметили, что коровья оспа для человека заразна, но не смертельна. Врач Эдвард Дженнер, наблюдая за доярками, заразившимися коровьей оспой, убедился, что болезнь у них протекает значительно легче. Изучив это явление, он создал на основе коровьей оспы надежную и безопасную вакцину. В 1796 году Эдвард Дженнер взял гной из оспин зараженной доярки и втер его в царапину на руке 8-летнего фермерского сына Джеймса Филипса — мальчик переболел легкой формой. Это был первый шаг к созданию вакцины. Оставалось еще удостовериться, что данная прививка действительно предостерегает от натуральной оспы. Когда появилась возможность, Эдвард Дженнер опять привил Джеймса Филипса, но в этот раз гноем с руки оспенного больного. В результате такого эксперимента мальчик остался совершенно здоров.

 

Английский врач провел многочисленные исследования на большом количестве людей и только в 1798 году, когда не осталось никакого сомнения в полной безопасности и безвредности найденного способа, опубликовал результаты своей работы. Почти через 100 лет Луи Пастер из уважения к Эдварду Дженнеру предложил назвать все основанные на принципе создания искусственного иммунитета препараты вакцинами: от французского слова vache — «корова».

 

Медаль за прививание

 

На территории Беларуси натуральная оспа широко распространилась уже в 16-м веке, а к началу 17-го население знало слово «воспа» и отличало это заболевание от других. В сохранившихся литературных и архивных источниках отмечалась массовость эпидемических вспышек оспы.

 

В Москве и Петербурге оспопрививание началось в октябре 1801 года. В том же году в Беларуси инспектор Минской врачебной управы Иван Александрович Бернард «ввел в употребление прививание коровьей оспы». Осенью 1802-го оператор Витебской врачебной управы Андрей Васильевич Сварика начал делать прививки от оспы в Витебске и Витебской губернии. К 1805 году метод «прививания коровьей оспы» получил повсеместное распространение на территории всех четырех белорусских губерний.

 

Своим опытом в деле оспопрививания белорусские врачи делились на страницах печатных изданий. Так, в 1803 году гродненский уездный лекарь Карл Тиффенбах выпустил книгу на польском языке «Краткий трактат о так называемой вакцине, или коровьей оспе, и ее прививании как предупредительном способе против натуральной оспы». Одновременно в Полоцке была издана брошюра акушера Могилевской врачебной управы Стунца «Воззвание к почетной публике о расширении прививания коровьей оспы». Активным пропагандистом оспопрививания был уроженец Гродно, первый профессор кафедры физиологии Виленского университета Август Бекю. В 1803 году он написал одну из первых крупнейших монографий на эту тему «О вакцине, или так называемой коровьей оспе».

 

В 1811 году в белорусских губерниях и уездах начали создаваться оспенные комитеты, но из-за Отечественной войны 1812-го оспопрививание прекратилось. Поводом к активизации противооспенной работы послужила волна эпидемических вспышек, в частности, большая эпидемия оспы в Могилевской губернии в 1824–1825 годах. Восстановленные оспенные комитеты должны были вести учет непривитых детей, проводить поголовное оспопрививание детскому населению, собирать сведения об умерших от оспы, снабжать оспопрививателей инструментарием, наставлениями и свежей оспенной «материей».

 

Первоначально обязанности по оспопрививанию выполняли уездные врачи. Они же должны были привлекать к этому мероприятию своих старших лекарских учеников, обучать повивальных бабок и «разного звания людей». Оспопрививанию обучались выпускники публичных училищ, «а особливо в духовных и народных». В губерниях было установлено штатное число оспопрививателей с годовым окладом в 250 рублей. В их ряды могли вербоваться крестьяне и их дети.

 

По сообщению Минской врачебной управы от 21 января 1850 года, в Минском уезде цирюльник-оспопрививатель, крестьянин имения Станьково И. П. Лебедзевич за 7 лет привил оспу 4 910 младенцам, а также обучил оспопрививанию своего сына Якова. Таких оспопрививателей на территории Беларуси работало довольно много.

 

В 1826 году учреждены государственные медали «За прививание оспы» для поощрения лиц, занимавшихся прививанием натуральной оспы. Среди первых награжденных «золотой медалью в 10 червонцев (без ленты)» в 1831 году «за подвиги по оспопрививанию, выразившиеся в привитии оспы 3 546 младенцам» по Могилевской губернии был старший лекарский ученик из дворян Иван Висковский. В 1850-е по представлению Вольного экономического общества была награждена большая группа белорусских оспопрививателей «серебряными медалями на зеленой ленте для ношения на груди»: баварский подданный Фердинанд Дерш, невельский мещанин Янкель Ерохов, полоцкий мещанин Ицка Левман, суражский старший лекарский ученик Яков Шоппо (занимался оспопрививанием в течение 20 лет), старший лекарский ученик Штенгель, вакцинировавший 8 395 детей.

 

Первые результаты борьбы с оспой были весьма скромные. Среди населения, которое в большинстве своем было безграмотным, не велась разъяснительная работа о пользе оспопрививания, мешали религиозные предрассудки.

 

Известный деятель здравоохранения первой половины 19-го века инспектор Витебской губернской врачебной управы Карл Гибенталь при ревизии медицинской части в уездах сталкивался с жалобами врачей, «что некоторые жители городов, а паче поселяне не токмо под разными предлогами не соглашаются на прививание в семействах своих предохранительной оспы, но даже скрывают детей своих, или же по прививанию оспы вымывают и растравливают места прививания...»

 

Дальнейшее развитие оспопрививания приходится на конец 1850-х годов. В этот период увеличивается число оспопрививателей, растет охват детского населения, уезды районируются на участки с прикрепленными к ним врачами «для прививания с подчиненными своими и другими вакцинаторами оспы».

 

В 1871 году Вольное экономическое общество создало первый в России оспенный телятник для производства оспенного детрита, что позволило отказаться от небезопасного получения прививочного материала методом «с ручки на ручку». В Беларуси такие учреждения появляются в последней трети 19-го века. К 1888 году по одному телятнику имелось в Виленской, Минской и Могилевской губерниях.

 

За 1896–1901 годы по четырем белорусским губерниям общее число привитых составило более 1,3 млн человек. Постепенно начала внедряться ревакцинация. Однако деятельность губернских и уездных оспенных комитетов очень часто приостанавливалась, и только вспышки заболевания оспой ее оживляли.

 

В фондах Музея истории медицины Беларуси хранится письмо с воспоминаниями о работе фельдшера местечка Калинковичи Михаила Осиповича Барташевича во время эпидемии оспы 1897 года в Мозырском и Речицком уездах. «После страшных мучений умирал каждый четвертый-третий из заразившихся, остальных болезнь уродовала на всю жизнь. После этого власти выделили, наконец, необходимые средства на вакцинацию жителей губернии. В Хойникском врачебном участке эта задача была поручена молодому фельдшеру Барташевичу, и он отлично с ней справился. В 1899 и 1900 годах, в холод и зной, на наемной подводе, с инструментами и запасом вакцины Михаил объехал десятки деревень, сделав прививки более чем двум тысячам детей и взрослых, не переболевших оспой». За этот настоящий врачебный подвиг Минское губернское правление в январе 1902 года ходатайствовало о серебряной награде для Михаила Барташевича, вручение которой состоялось 7 июля 1903 года.

 

Ликвидация — за пять лет!

 

Отсутствие плановости и системности в проведении оспопрививания, недостаточное финансирование долгое время были причинами неблагополучной эпидемиологической ситуации в Беларуси по натуральной оспе в течение не только конца 19-го, но и первых двух десятилетий 20-го века. Первая мировая война привела к резкому повышению заболеваемости оспой в стране, особенно в 1919 году (Гомельская губерния — 53, Витебская — 26 заболевших на 10 000 населения).

 

Правительством Литовско-Белорусской ССР в начале июня 1919-го был издан декрет об обязательном оспопрививании населения, которому подлежали все новорожденные в возрасте до 1 года, все поступившие в учебные заведения всех типов, приюты и интернаты, все поступающие и поступившие в армию, рабочие и служащие во всех предприятиях и учреждениях, все попадающие в тюрьмы и другие места заключения. За невыполнение требований декрета виновные должны были нести ответственность перед Народным судом. В документе также отмечалось, что все расходы на организацию курсов по оспопрививанию, содержанию оспопрививательных институтов и телятников и на производство самого оспопрививания берет на себя государство.

 

В 1925 году в статье «К вопросу об оспопрививании в БССР», напечатанной в журнале «Беларуская мэдычная думка», заведующая санитарно-эпидемиологическим отделом Народного комиссариата здравоохранения БССР Валентина Владимировна Казанская отмечала, что по данным на 1923 год заболеваемость натуральной оспой занимает не последнее место и что единственной радикальной мерой борьбы с этой болезнью является оспопрививание. Исходя из финансового положения страны и в соответствии с декретом предполагалось первоначально прививать «наиболее ранимые группы... Что касается прививок оспы остальной части населения, то ликвидация должна быть разбита на пять лет».

 

Реализация плана повсеместной и поголовной вакцинации населения была невозможна без создания производства высококачественной оспенной вакцины, бесперебойно обеспечивающего нужды органов здравоохранения. В фондах музея хранится автобиография доктора медицинских наук Самуила Иосифовича Гельберга, в которой он вспоминает, как было налажено производство противооспенной вакцины в Белорусском Пастеровском институте (ныне РНПЦ эпидемиологии и микробиологии. — Прим. авт.).

 

«Под руководством директора института проф. Эльберта велась организационная работа по созданию производственного (изготовление вакцин и сывороток) и эпидемиологических секторов. Эта работа являлась весьма назревшей в связи с задачами борьбы с широко распространенными в то время в Белоруссии инфекционными заболеваниями. В первую очередь предстояло снабдить Белоруссию оспенной вакциной, т. к. эта опасная инфекция уносила немало жертв в стране. На меня была возложена задача в короткий срок наладить производство этой вакцины: освоить технику, подготовить персонал, помещение, получить необходимое оборудование и т. д. Я был направлен в Центральный Государственный оспопрививательный институт (ст. Перхушково Курской ж. д. под Москвой), который возглавлял наиболее крупный в нашей стране знаток этого дела Михаил Акимович Морозов (впоследствии действ. член АМН СССР).

 

Под его руководством на протяжении 3,5 месяцев (конец 1924 г. и начало 1925 г.), т. е. в течение всего периода — сезона изготовления оспенного детрита, я осваивал производство и получил теоретическую подготовку по указанному вопросу.

 

25 марта 1925 г. комиссия в составе М. А. Морозова, проф. Б. Я. Эльберта ознакомилась с подготовленным мною проектом помещения, предназначенного для изготовления оспенной вакцины в Минском микробиологическом институте, а также с перечнем необходимого оборудования, реактивов, стекла и утвердила представленные наметки.

 

Сразу же было приступлено к реализации намеченного плана. Оборудование было закуплено в Вене у фирмы «Чокор», был получен операционный стол, специальный инструментарий для производства прививок, получения соскоба, обработки последнего и разливки готовой вакцины.

 

Строительство помещения для оспенного отдела производилось в пригороде Минска «Новинки». Оно велось хозяйственной частью института под моим непосредственным контролем быстрыми темпами. Помещение состояло из центрального двухэтажного здания, к которому примыкали два крыла — обсервационная и операционная для телят. В центральной части помещения на первом этаже находились лаборатория по обработке, фильтрации и разливке вакцины, а также контролю ее активности и сопутствующей микрофлоры… Отметим, что серии оспенной вакцины, выпущенные отделом, с 1925 года получали неизменно положительную оценку со стороны Центрального контрольного института в Москве…»

 

Одновременно с производством вакцины организовывались отряды оспопрививателей. Для оспопрививательной кампании 1924–1925 годов было подготовлено 25 специалистов для работы в деревне в 10 округах БССР. Они укомплектовывались студентами медфака БГУ (13 человек) и лекпомами Минской фельдшерской школы. Все прошли краткосрочные двухнедельные курсы на базе Белорусского Пастеровского института, где теоретическая и практическая подготовка была возложена на Самуила Гельберга. Детритом работники снабжались из Витебского и Белорусского Пастеровских институтов. Оршанский округ выделил еще 8 оспопрививателей за счет средств местного бюджета. Всего в 1925 году были привиты 194 136 человек, но, как и 100 лет назад, находились те, кто отказывался от вакцинации: в основном люди в возрасте 60–70 лет.

 

К 1936 году натуральную оспу в СССР удалось ликвидировать, но оставалась угроза ее завоза, т. к. во многих странах Латинской Америки, Азии, Африки продолжали болеть и умирать миллионы людей.

 

Созданная в 1948 году ВОЗ на первой сессии Ассамблеи здравоохранения приняла решение сформировать совместную исследовательскую группу по оспе. В 1955-м было принято еще одно важное решение об оказании финансовой помощи некоторым правительствам, и многие страны, производившие вакцину, поддержали это предложение. А в 1958-м делегация от СССР выдвинула проект глобального искоренения оспы. В результате всех приложенных усилий натуральную оспу смогли ликвидировать, о чем официально объявили на Ассамблее ВОЗ в 1980 году.

 

истрияГруппа студентов 3-го курса с преподавателями медицинского факультета Белорусского государственного университета в оспенном отделе Белорусского Пастеровского института в Новинках. Среди присутствующих декан медицинского факультета проф. Михаил Борисович Кроль, директор института, проф. Борис Яковлевич Эльберт, заведующий оспенным отделом Самуил Иосифович Гельберг. 1925 г. Фото из архива музея.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».