Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Любовь, послужившая источником вдохновения для бесчисленных произведений искусства и пронизывающая все аспекты жизни человека, глубоко биологична. Это не просто эмоция, но биологический процесс, который определяет психическое и физическое состояние. Разбитое сердце или неудачные отношения могут иметь катастрофические последствия, тяжелая утрата буквально разрушает физиологию человека и способна привести к смерти. Но главное, без любви люди никогда не бывают успешными, даже если удовлетворены все их основные потребности.

 

стивен порджесСтивен Порджес, профессор психиатрии Университета Северной Каролины.Стивен Порджес, профессор психиатрии Университета Северной Каролины, экс-директор Центра исследований тела и мозга Университета штата Иллинойс (США), является ведущим мировым специалистом в области психофизиологии развития и поведенческой неврологии.

 

Результатом многолетних исследований стала созданная ученым новаторская теория (получившая название поливагальной), которая выдвигает и обосновывает предположение о том, что вегетативная нервная система неосознанно опосредует социальную активность, доверие и близость.

 

Сью КартерСью Картер, нейробиолог, эксперт по роли вазопрессина и окситоцина в социальном поведении.Автор утверждает, что с ее помощью удается добиться потрясающих успехов в лечении посттравматического стрессового расстройства, тревоги, депрессии, психологических травм и аутизма. Женат на нейробиологе Сью Картер, пожалуй, ведущем мировом эксперте по роли вазопрессина и окситоцина в социальном поведении. Нам представляется интересным, что думают супруги-ученые о любви…  

 

Сила обратной связи

 

Поддержание любовных отношений требует постоянной обратной связи через сенсорные и когнитивные системы; тело ищет любви и реагирует на взаимодействия с близкими или на отсутствие таких взаимодействий. Благотворное и исцеляющее действие любовных отношений поддерживают гормональные и нейронные системы, сложившиеся в ходе эволюции.

 

Жизнь на Земле в основе своей социальна: способность динамически взаимодействовать с другими живыми организмами для поддержания гомеостаза, развития и воспроизводства появилась очень давно. Социальные взаимодействия присутствуют у примитивных беспозвоночных и даже среди прокариот: бактерии распознают представителей своего вида, более успешно размножаются в присутствии себе подобных и способны образовывать сообщества с физическими и химическими характеристиками, которые выходят далеко за пределы возможностей отдельной клетки. Различные виды насекомых развили особенно сложные социальные системы, известные как эусоциальные.

 

Эусоциальность, для которой характерно разделение труда, по-видимому, развивалась у разных видов насекомых по крайней мере 11 раз независимо друг от друга. Исследования медоносных пчел показывают, что сложный набор генов и их взаимодействия регулируют эусоциальность, и это результат ускоренной эволюции. В целом молекулярные механизмы, благоприятствующие высокому уровню социальности, эволюционируют очень быстро.

 

Все это позволило появиться уникальным анатомическим системам и биохимическим механизмам, обеспечивающим выборочную социальность. Рептилии демонстрируют минимальные родительские инвестиции в потомство и формируют неизбирательные отношения между особями. А вот владельцы домашних животных могут эмоционально привязаться к своей черепахе или змее (увы, эти отношения не взаимны!).

 

Большинство млекопитающих демонстрируют интенсивные родительские инвестиции в потомство и формируют прочные связи со своими детьми. А многие виды млекопитающих — еще и избирательные отношения между взрослыми особями, с некоторыми особенностями того, что люди воспринимают как «любовь». В свою очередь эти взаимодействия запускают механизмы динамической обратной связи.

 

Но человеческая любовь сложнее простых механизмов обратной связи. Любовь создает свою реальность! Биология любви берет начало в примитивных частях мозга — эмоциональном ядре нервной системы человека, которое развилось задолго до коры головного мозга. «Влюбленный» мозг переполнен неопределенными ощущениями, часто передающимися через блуждающий нерв и создающими многое из того, что мы воспринимаем как эмоции. Неокортекс же изо всех сил пытается интерпретировать первичные послания любви и сплетает своеобразное повествование вокруг поступающих интуитивных переживаний, реагируя именно на это повествование, но не на реальность.

 

Гормон, берущий в плен

 

Один из элементов, который задействован в биохимии любви, — нейропептид окситоцин. У крупных млекопитающих окситоцин играет центральную роль в воспроизводстве, регулируя сокращение матки, выделение молока из молочной железы и герметизируя прочную связь между матерью и потомством. Однако женщины, которые рожают путем кесарева сечения или отказываются от грудного вскармливания, также формируют сильную эмоциональную связь со своими детьми. Отцы, бабушки, дедушки и приемные родители на всю жизнь привязываются к детям.

 

Биология отцовства изучена хуже, чем материнство. Однако мужская забота о потомстве, по-видимому, также зависима от окситоцина и вазопрессина, которые, вероятно, частично влияют на вегетативную нервную систему. Предварительные данные свидетельствуют о том, что простое присутствие младенца может высвобождать окситоцин у взрослых. Младенец буквально заставляет любить его!

 

Эксперименты на людях показали, что интраназальная доставка окситоцина может способствовать социальным проявлениям, включая зрительный контакт и интерес к другому, а ведь именно эти формы поведения лежат в основе любви. Конечно, молекулярным эквивалентом любви окситоцин не является. Скорее это всего лишь один важный компонент сложнейшей нейрохимической системы, которая позволяет телу адаптироваться к весьма эмоциональным ситуациям.

 

Взаимное социальное взаимодействие требует включения обширных нейронных сетей и вегетативной нервной системы, динамично меняющихся на протяжении жизни человека. Достоверно известно, что свойства окситоцина не предопределены и не зафиксированы. Клеточные рецепторы окситоцина регулируются другими гормонами и эпигенетическими факторами. Эти рецепторы меняются и адаптируются в зависимости от жизненного опыта. Стоит ли удивляться, что любовные чувства со временем могут изменяться! Новые знания о свойствах окситоцина оказались полезными для объяснения нескольких загадочных особенностей любви.

 

Эмоциональные связи могут формироваться в периоды крайнего принуждения, особенно когда выживание одного человека зависит от присутствия и помощи другого. Окситоцин может помочь в поиске и получении поддержки от других в трудные времена. Также есть свидетельства того, что окситоцин высвобождается в ответ на острый стресс, что, возможно, служит гормональной страховкой от сильных переживаний.

 

Окситоцин + вазопрессин = сладкая парочка?

 

Конечно, окситоцин действует не один. Его высвобождение и функционирование зависят от многих других нейрохимических веществ, включая эндогенные опиоиды и дофамин. Особенно важным для формирования социальных связей является взаимодействие окситоцина с родственным нейропептидом вазопрессином. Оба пептида участвуют в поведении, которое требует социальной активности. Если мы принимаем избирательные социальные связи, воспитание детей и защиту партнера в качестве заместителей любви у людей, исследования подтверждают гипотезу о том, что окситоцин и вазопрессин взаимодействуют, обеспечивая динамические поведенческие состояния, необходимые для любви.

 

Окситоцин и вазопрессин имеют общие функции, но их действие не идентично. Определенные поведенческие роли окситоцина и вазопрессина особенно трудно распутать, потому что они являются компонентами интегрированной нейронной сети с множеством точек пересечения. Более того, гены, регулирующие выработку окситоцина и вазопрессина, расположены на одной хромосоме, что, возможно, позволяет скоординированный синтез или высвобождение этих пептидов. Оба пептида могут связываться с рецепторами друг друга и оказывать антагонистическое или агонистическое действие. А сами пути, необходимые для реципрокного социального поведения, постоянно перестраиваются: пептиды и системы, которые они регулируют, находятся в постоянной динамике.

 

Химический коктейль на двоих

 

Влечение диктует половой гормон тестостерон. Он не заставит человека влюбиться, но обеспечивает либидо. Его поддерживает нейромедиатор дофамин, обещая удовольствие и провоцируя добиваться объекта желания. Стрессовое состояние для влюбленного обеспечит кортизол, он же приумножит силы.

 

Адреналин, который активно вырабатывается в надпочечниках, заставит сердце биться как бешеное, а ладони вспотеть, когда мы видим того, кто нам нравится. Ну а норадреналин не позволит забыть образ возлюбленного, этот гормон отвечает в том числе за закрепление в памяти новых стимулов. К тому же думать о предмете страсти мы будем очень часто (иногда до навязчивости), потому что в стадии острой влюбленности понижен серотонин — точно так же, как и у страдающих обсессивно-компульсивным расстройством.

 

Серотонин снова поднимется, а кортизол понизится, когда влюбленные сформируют пару. В свои права вступают гормоны привязанности, прежде всего окситоцин. Он вырабатывается во время социального и телесного контакта, объятий, секса  — и его уровень выше в тех парах, которые провели рядом друг с другом больше времени.

 

Вазопрессин vs окситоцин

 

Вазопрессин связан с физической и эмоциональной мобилизацией и может помочь поддерживать бдительность и поведение, необходимое для охраны партнера или территории, а также другие формы адаптивной самообороны. Он также может защитить от физиологического «выключения» перед лицом опасности. У многих видов млекопитающих матери проявляют агонистическое поведение, защищая своих детенышей, возможно, благодаря интерактивному действию вазопрессина и окситоцина.

 

Окситоцин, напротив, ассоциируется с неподвижностью без страха. Это расслабленные физиологические состояния и позы, которые допускают роды, кормление грудью и сексуальное поведение по обоюдному согласию. Повышение уровня окситоцина, связанное с рождением и лактацией, хотя и не является важным для воспитания детей, может помочь женщине меньше беспокоиться о младенце, а также испытывать и выражать любовь к своему ребенку. У очень социальных видов сложные молекулярные танцы окситоцина и вазопрессина тонко настраивают сосуществование агрессии защиты и заботливого ухода.

 

Все начинается с чувства безопасности

 

Родительская забота и поддержка особенно важны для психического здоровья социальных млекопитающих. Исследования показывают, что окситоцин обладает важной способностью модулировать поведенческий и вегетативный дистресс, который обычно следует за разлукой с матерью, ребенком или партнером, снижая защитное поведение. Отсутствие любви в детстве причинит ущерб психическому и физическому здоровью. В частности, травма в раннем возрасте может вызывать у людей социально патологическое поведение. Поскольку процессы, участвующие в создании социальных эмоций, тонко сбалансированы, они могут запускаться в неподходящих контекстах, что приводит к агрессии по отношению к друзьям или семье. В качестве альтернативы могут быть установлены связи с потенциальными партнерами, которые не станут обеспечивать социальную поддержку или защиту.

 

Мужчины кажутся особенно уязвимыми к негативным последствиям раннего опыта, что, возможно, помогает объяснить их повышенную чувствительность к различным нарушениям развития. Влияние половых различий на нервную систему и реакцию на стрессовые ситуации постепенно становится очевидным для ученых. И мужчины, и женщины производят вазопрессин и окситоцин и способны реагировать на оба гормона. Однако в областях мозга, которые участвуют в защитной агрессии, таких как расширенная миндалина и боковая перегородка, выработка вазопрессина зависит от андрогенов. Таким образом, перед лицом угрозы у мужчин могут наблюдаться более высокие центральные уровни вазопрессина.

 

Пути окситоцина и вазопрессина, включая пептиды и их рецепторы, регулируются скоординированными генетическими, гормональными и эпигенетическими факторами, которые влияют на адаптивные и поведенческие функции. В результате эндокринные и поведенческие последствия стресса могут быть разными для мужчин и женщин. Иными словами, у мужчин и женщин разные стратегии выживания, и, возможно, поэтому они могут испытывать как стрессовые переживания, так и любовь, находясь под прессом своего пола.

 

Тепло детства

 

Положительный опыт в раннем детстве может влиять на экспрессию определенных генов и изменять их. Не исключено, что простые биохимические изменения, такие как добавление метильной группы к определенному сайту в геноме, могут быть переданы следующему поколению. Социальное поведение, эмоциональная привязанность и длительные взаимные отношения так же пластичны и адаптивны, как и биология, на которой они основаны. Например, младенец от травмированной или переживающей стресс матери может подвергаться хроническому воздействию вазопрессина либо из-за собственной повышенной выработки пептида, либо из-за более высоких уровней пептида в грудном молоке. Такое воздействие может создать пожизненную тенденцию остро реагировать на угрозу. Иными словами, и родительская забота, и воздействие нейропептидов в нежном возрасте могут навсегда изменить гормональную систему, изменяя тем самым и способность формировать отношения на протяжении всей жизни.

 

Проблема одиночества

 

Учитывая силу положительного социального опыта, неудивительно, что отсутствие социальных связей или изоляция могут приводить к изменениям в поведении, а также к изменениям проводящих путей окситоцина и вазопрессина. Социальная изоляция снижает экспрессию гена рецептора окситоцина и в то же время увеличивает экспрессию генов пептида вазопрессина.

 

В современных обществах взрослые люди могут выжить, практически не контактируя с другими. Электронные коммуникационные технологии, социальные сети и другие технологические достижения способны подвергать как детей, так и взрослых риску социальной изоляции и расстройств вегетативной нервной системы, включая дефицит их способности к социальному взаимодействию и любви.

 

Социальная активность действительно помогает нам справляться со стрессом. Те же гормоны и области мозга, которые увеличивают способность организма выдерживать стресс, позволяют нам лучше адаптироваться к постоянно меняющейся внешней среде.

 

Люди с сильной эмоциональной поддержкой и надежными отношениями более устойчивы к стрессовым факторам, чем те, кто чувствует себя изолированным или одиноким. Органические поражения в различных тканях и органах, включая мозг, заживают быстрее у животных, которые живут социально, а не изолированно. Защитный эффект социальности, похоже, основан на том же коктейле из гормонов, который несет биологическое послание «любви» по всему телу.

 

Может ли окситоцин быть лекарством?

 

Есть множество доказательств того, что окситоцин влияет на физиологические реакции на стресс и травмы. Вот только один пример: молекулы, которые наука отождествляет с любовью, обладают восстанавливающими свойствами, включая способность буквально исцелять разбитое сердце. Рецепторы окситоцина экспрессируются в сердце и, по-видимому, могут играть роль в эмбриональном развитии сердца путем содействия дифференцировке кардиомиоцитов (окситоцин оказывает защитное и восстанавливающее действие отчасти благодаря своей способности превращать недифференцированные стволовые клетки в кардиомиоциты).

 

Окситоцин может способствовать нейрогенезу и восстановлению тканей у взрослых, особенно после стрессового опыта. Окситоцин демонстрирует прямые противовоспалительные и антиоксидантные свойства в моделях атеросклероза in vitro. Кажется, что сердце полагается на окситоцин как на часть нормального процесса защиты и самоисцеления.

 

Таким образом, воздействие окситоцина не только регулирует способность любить и формировать социальные связи, но также влияет на здоровье и благополучие. Окситоцин модулирует гипоталамо-гипофизарную ось надпочечников (HPA), особенно в ответ на нарушения гомеостаза, и координирует потребности иммунной системы и энергетического баланса.

 

Долгосрочные безопасные отношения обеспечивают эмоциональную поддержку и снижают реактивность оси HPA, тогда как сильные стрессовые факторы, включая роды, вызывают активацию оси HPA и симпатической нервной системы. Способность окситоцина регулировать эти системы, вероятно, объясняет исключительную способность большинства женщин справляться с проблемами при родах и воспитании детей.

 

В настоящее время пытаются изучить терапевтический потенциал окситоцина при различных расстройствах, от аутизма до болезней сердца. И хотя исследования механизмов, с помощью которых любовь или гормоны, такие как окситоцин, могут защитить нас от стресса и болезней, находятся все еще в зачаточном состоянии, эти знания в конечном итоге улучшают понимание того, как эмоции влияют на здоровье и болезни. Те же молекулы, которые позволяют нам дарить и получать любовь, связывают нашу потребность в других со здоровьем и благополучием.

 

Разбитое сердце

 

Если цикл любви по какой-либо причине внезапно прерывается, организм испытывает серьезный дисбаланс. Дофамин еще некоторое время поддерживается на высоком уровне, поэтому потребность в другом человеке очень сильна и так же сильна неудовлетворенность. Но когда по инерции процесс выработки дофамина замедлится, мотивация исчезнет и ей на смену придут апатия и депрессия. Кого-то потянет на заменители — алкоголь, психоактивные вещества, беспорядочные связи, кто-то станет искать спасение в антидепрессантах.

 

Человек чувствует себя потерянным, ему страшно и тревожно, он испытывает боль, и эта боль настоящая. Эксперименты доказывают, что в мозге утратившего своего партнера происходят те же реакции, что и при физической боли. Активизируются вторичная соматосенсорная кора и островковая доля, которые отвечают за формирование сложных физических ощущений, — они же «вспыхивают», стоит ударить себя молотком по пальцу. В момент любого социального отвержения в мозг выбрасываются опиоиды — натуральные обезболивающие, присутствие которых обычно указывает на реальную травму.

 

Ученым хорошо известно, что так называемый синдром такоцубо, или разбитого сердца (стрессовая кардиомиопатия), чаще всего развивается на фоне потрясений, вызывающих сильные резко негативные эмоции. Такими событиями могут стать смерть близкого человека или внезапное расставание. Предполагается, что этот синдром может быть связан с повышением уровня гормонов стресса, например адреналина.

 

Больше всего риску подвержены сердца женщин в постменопаузе, но от него случается страдать обоим полам в любом возрасте. В Великобритании, например, синдром разбитого сердца выявляется приблизительно у 2 500 жителей ежегодно.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».