С. Сухарев
Фото из архива С. Сухарева.

Врач-хирург отделения гнойной хирургии РНПЦ детской хирургии Сергей Сухарев вернулся из Белорусской антарктической экспедиции, которая для нашей страны стала уже 11-й по счету. В интервью корреспонденту «МВ» специалист поделился своими впечатлениями от путешествия на белый континент.

 

Не туризм, а работа

 
В самом начале беседы Сергей Сухарев признается, что об экспедиции узнал случайно еще несколько лет назад. Сходил на встречу в Республиканский центр полярных исследований — и там впервые зародилась мысль о том, что поездка в Антарктиду может стать для него реальностью. 
 
 
06 2 vnutr 1 2 3 4 5 6Сергей Сухарев, врач-хирург отделения гнойной хирургии РНПЦ детской хирургии     Фото автора. 
— Я собирался отправиться в экспедицию в 2016-м, но тогда в числе участников врача вообще не оказалось, — рассказывает собеседник. — При необходимости помощь мог оказать специалист с соседней российской станции «Молодежная», которая находится в 25 км от нашей базы. В позапрошлом году меня не отпустили с основного места работы. А вот в прошлом по иронии судьбы сам не собирался ехать, однако начальник центра Игорь Пильщиков уговорил, за что я ему очень благодарен.
 
При формировании экспедиции готовят основной и дублирующий составы. Обязательными для всех участников являются медосмотр и психологическое тестирование. Медосмотр включал не только консультации узких специалистов, лабораторные исследования, УЗИ, но и ряд нагрузочных кардиотестов. Особенно суров был стоматолог. И это вполне оправданно: зубы в Антарктике лечить негде.
 
Второй этап — психологическое обследование, которое проводилось на базе МЧС. Тестирование состояло из нескольких блоков и длилось два часа. По его итогам специалисты составляют психологическую карту человека, определяют совместимость людей в группе. Это необходимо для оптимизации состава участников экспедиции. Все же продолжительное время им предстоит находиться в замкнутом коллективе. Данные сведения конфиденциальны и предоставляются только начальнику экспедиции.
 
По словам Сергея Сухарева, непосредственно подготовка заняла у него 1,5–2 месяца. За это время необходимо определить, какие препараты есть в наличии, а какие надо заказать с учетом индивидуальных особенностей участников экспедиции, чтобы быть готовым к разным ситуациям в пути и непосредственно на станции.
 
— Перечень включает более ста позиций. Что-то берем сразу в экстренную сумку, а остальное идет отдельным грузом, — уточняет Сергей Сухарев. — Основной целью экспедиции является строительство круглогодичной белорусской антарктической станции. Каждый год в Антарктиду кораблем доставляются современные жилые, хозяйственные, лабораторные модули белорусского производства, из которых строится станция, и разборные платформы, на которые эти модули устанавливаются. Один из самых тяжелых этапов каждой экспедиции — это разгрузка металлоконструкций и монтирование платформы, на которую с научно-исследовательского судна вертолетом доставляются модули. 
 
Сложность заключается в том, что на это отводятся только сутки. Работать приходится быстро и при любых погодных условиях. В разгрузке и сборе платформы задействованы все члены экспедиции: неважно, доктор ты, биолог или электрик. И данный пункт прописан в наших трудовых договорах. Поэтому за два месяца до начала экспедиции помимо подготовки медицинской составляющей несколько раз ездил вместе со всеми тренироваться собирать платформу.
 
А вот личная подготовка у собеседника прошла куда проще. Говорит, что в силу профессии он морально всегда готов к ситуациям, когда нужно принимать быстрые и важные решения. Некоторые затруднения вызвали сборы. Едешь в отпуск на 10 дней — и то иногда задумываешься, что положить в чемодан. А здесь надо было продумать подбор одежды и обуви на 7 месяцев, с учетом пребывания в разных климатических поясах; не ошибиться с количеством мыла, шампуня и т. д. Кстати, средства гигиены рекомендовали брать с выраженным запахом, чтобы тренировать рецепторы обоняния — в Антарктиде запахов нет. 
 
— Вообще возможность поехать в Антарктиду с научной экспедицией с самого начала вызывала у меня неподдельный интерес. Для меня это в первую очередь новый опыт, проверка себя на прочность, — делится Сергей. — Кроме того, шанс узнать что-то новое, пообщаться с людьми из других сфер, не связанных с медициной. Нужно понимать, что экспедиция — это не туризм, а работа. Да и не каждому в жизни удается такое путешествие совершить. Спасибо моей семье и коллегам, что поняли и поддержали меня. 
 

Антарктическое лето 

 
Участники Белорусской антарктической экспедиции отправились из Минска 8 ноября 2018-го. Сперва был перелет до Стамбула, оттуда до Кейптауна, там провели несколько дней. А уже 14 ноября полярники были на взлетно-посадочной полосе «Новолазаревская». 
 
— На взлетно-посадочной полосе мы находились почти 2 недели: ждали перелета к себе на станцию «Гора Вечерняя». А это около 1 500 км. Все дело было в погоде: пока там хорошая, тут плохая, и наоборот. С учетом, что лететь нужно на небольшом самолете на приличное расстояние с двумя посадками для дозаправки, метеоусловия особенно важны. Помню свои первые ощущения, когда мы выгрузились: стоишь в заснеженном поле, смотришь на улетающий самолет и понимаешь, что в радиусе ближайших 350 км — а они в условиях Антарктиды приравниваются к бесконечности — кроме нас никого нет. Но для долгих размышлений на эту тему времени не было. Из выгруженных вещей взяли самое необходимое и отправились откапывать базу. Перед отъездом друзья шутили — главное, ключи не забудьте, а то возвращаться далековато!
 
Полярники предыдущей экспедиции, покидая станцию, убирают все, кроме лопат. Их высоко подвешивают, чтобы не замело снегом. А заметает за зиму значительно. Например, основная задача полярников, приезжающих на соседнюю российскую, некогда самую большую станцию, — поддержание ее существования. Иными словами, если регулярно за ней не следить, то она навсегда уйдет под снег.
 

Во главе с начальником экспедиции Алексеем Гайдашовым, биологом Дмитрием Лукашанцем, инженером-радиометристом Владиславом Базылевичем, инженером-механиком Артуром Ивашко они составили так называемую авангардную группу. По прилету расконсервировали базу: запустили дизель электростанции, запасли воду, подготовили камбуз и снегоходы. Климат Антарктиды неприятных сюрпризов особо не преподносил. Когда прилетели на российскую станцию, вспоминает Сергей, там был полярный день. А жили они с коллегами в вагончиках с плотными жалюзи на окнах, так что «заход» и «восход» солнца осуществлялся вручную.

 

— Ветра на южнополярном материке очень сильные. Привычная для этой местности скорость 20 м/с. Для сравнения, в Беларуси при ветре 15–20 м/с синоптики объявляют штормовое предупреждение. Наш рекорд в этом сезоне — 56 м/с. А с вечера и до полудня с континента дуют так называемые стоки. Эти потоки воздуха особенно холодные.

 

Нам выдали специальные климатические костюмы — облегченный и утепленный вариант. Если продуманно одеться, то и в минус 20 градусов будешь чувствовать себя комфортно. В целом сезон, по сравнению с прошлым, выдался холодным. Температурный диапазон колебался от +8 °С до –25 °С. Кроме одежды важны еще и очки — необходимо защищать глаза от большого количества ультрафиолета и отраженных солнечных лучей. По этой же причине необходимо пользоваться солнцезащитными кремами, чтобы не сгореть.

 

Будни на белом континенте

 

Что касается медицинской помощи, то ребята в экспедиции подобрались крепкие, молодые, поэтому серьезных проблем со здоровьем у них не было. Легкие травмы, растяжения, мелкие ссадины… Из лекарственных средств особой популярностью пользовались нестероидные противовоспалительные, таблетки «от головы» и от морской болезни (на обратном пути). Фиксирующие повязки, перевязочный, шовный материал тоже пригодились.

 

— Еще трое участников экспедиции пришли на судне. У одного из парней проявилась легкая акклиматизация, поднялась температура. Но за пару дней смогли поставить его на ноги, — рассказал специалист. — Один раз пришлось столкнуться со стоматологической проблемой. Хорошо, что ситуация была контролируемая — удалось обойтись антисептиком и антибиотиком. Кстати, в той или иной степени на этапе адаптации мы все ощутили проявление дисбаланса макро- и микроэлементов, в том числе в виде повышенной чувствительности зубной эмали. Связано это, скорее всего, с особенностями воды. Дело в том, что вся пресная вода в Антарктиде подобна дистилляту, лишена солей, ей невозможно утолить жажду. Чтобы нивелировать дефицит микронутриентов, в наш ежедневный рацион входили минеральная вода и витаминно-минеральные комплексы. В антарктических условиях питание обязательно должно быть полноценным. Мясо, рыба, в достатке овощей и фруктов, из молочных продуктов были сыр, йогурты, сметана, молоко. Часть продуктов мы привезли с собой, минимальный набор есть на станции. Основной запас доставляли судном. Хлеб каждый день пекли сами. Что касается спиртного, то на нашей базе существует сухой закон. Разрешалось 300 мл пива на человека один раз в неделю в банный день. К слову, банными днями отсчитывали время до эвакуации. В праздничные дни полагался дополнительный паек: шоколад и сгущенное молоко.

 

Помимо основных обязанностей на станции доктор отвечал за приготовление пищи, обеспечение санитарно-гигиенических условий, следил за температурным режимом хранения продуктов, что в условиях холодного континента особенно актуально для овощей и фруктов. Стандартный день начинался в 6 утра: необходимо было приготовить завтрак для девяти участников экспедиции. Также в обязанности врача входило приготовление обеда и ужина 3–5 дней в неделю. В субботу и воскресенье готовили по графику другие члены экспедиции. И здесь уж ребята давали волю фантазии: за тысячи километров от цивилизации умудрялись печь пиццу, лепить пельмени, варить фирменный щавелевый суп и даже делать желе.

 

Новый год группа встречала с маленькой елочкой, оливье и винегретом в антарктическом варианте. К празднику все ждали остальных участников экспедиции, но льдины остановили их примерно в 300 км от места назначения. Поэтому встреча состоялась только в первых числах января.

 

В промежутках между медицинскими и бытовыми делами Сергей Сухарев отправлялся на помощь другим участникам экспедиции. Вместе с биологом собирали пробы воды, грунта, с помощью глубоководного аппарата «Гном» изучали флору и фауну дна океана, с физиком измеряли альбедо — отражательные способности поверхностей. Помимо этого врач выполнял задание Института физиологии НАН Беларуси — факультативную научную программу «Исследования закономерности контроля нейронными сетями головного мозга жизненно важных функций полярников в экстремальных условиях Антарктики».

 

— Перед экспедицией все участники прошли тест на определение темперамента. Нам выдали трекеры, с которых считывались частота сердечных сокращений, пройденное расстояние, что можно было принять эквивалентом физической нагрузки, а также показатели сна. Сопоставив эти данные и результаты теста, наметили направление по изучению взаимосвязи темперамента и адаптации полярников в экстремальных условиях Антарктики.

 

Долгий путь домой

 

В составе из девяти человек экспедиция работала до 2 февраля, а после остались вшестером. И в тот момент, по словам Сергея,  впервые появился эмоциональный дискомфорт: часть коллег уже в марте была дома, а им только в начале апреля предстояло эвакуироваться на судно и два месяца находиться в пути.

 

— На российском научно-исследовательском судне «Академик Федоров» дошли до Санкт-Петербурга, преодолев порядка 20 тысяч морских миль. Мы двигались вдоль Антарктиды в сторону Южной Америки, пересекли пролив Дрейка, где сходятся вместе три океана, — добавляет Сергей Сухарев. — Видели пингвинов, китов, тюленей, морских слонов, дельфинов. Выручили индийскую экспедицию, чье судно сковало льдами и оно дрейфовало. На «Академике Федорове» я познакомился с корабельным доктором. Он рассказал, как организовано оказание медицинской помощи, показал оснащение. Я сделал ряд пометок: эта информация пригодится при организации нашего медицинского модуля. Интересно было пообщаться с океанологами, экологами, гляциологами. Кстати, экологи говорят о том, что глобальное потепление — это не столько результат жизнедеятельности человека, сколько закономерное явление, которое должно привести к глобальному похолоданию. Как говорится, все развивается по спирали. И это очередной виток. Хотя, несомненно, действия человека ускоряют этот процесс.

 

Подводя итог, собеседник отмечает, что нисколько не жалеет о поездке на Белый континент. И при возможности хотел бы повторить. Тем более сейчас станцию готовят к зимовке, чтобы там можно было находиться круглый год. 11-я Белорусская антарктическая экспедиция — очередной этап строительства и введения ее в эксплуатацию. К слову, в следующем году должен прийти медицинский модуль, состоящий из трех секций. Он будет оснащен операционной, перевязочной, стерилизационной, стоматологическим креслом, палатой, а также каютой для доктора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».