Пациенты трудовой колонии для психически больных в Минске. Август 1941 г.
Пациенты трудовой колонии для психически больных в Минске. Август 1941 г.

В РНПЦ психического здоровья состоялась презентация постоянно действующей выставки «Люди, психиатрия, история». Исследователям удалось собрать немало интересных фактов о работе психиатрической службы в разное время. Особое место в экспозиции занимает история жестоких преступлений против пациентов во время Второй мировой войны.

 

Взгляд сквозь призму времени

 

Экскурсию провел историк Алексей Браточкин. Еще в 2016 году вместе с доцентом кафедры психиатрии и наркологии БелМАПО, кандидатом мед. наук Олегом Айзбергом и другими исследователями он организовал выставку, посвященную уничтожению пациентов психиатрических больниц нацистами во время Второй мировой войны. Со временем пришла мысль открыть экспозицию в РНПЦ психического здоровья. Проблема дегуманизации и принудительной эвтаназии пациентов психиатрических больниц, в т. ч. в Новинках, в период оккупации стала одной из центральных. 

 

Алексей Браточкин:

 

Начиная с 19-го века в мире и Европе стали распространяться идеи негативной евгеники (лишения неполноценных граждан возможности продолжения рода и передачи по наследству субнормальных генов. — Прим. авт.), социального дарвинизма, расизма, которые привели к дискриминации душевнобольных и исключению их из социальной жизни. Эти взгляды стали основными в Германии, где преступления против таких пациентов совершались еще до 1939 года.

 

Память о жертвах долгое время не была представлена в публичном пространстве, и рассказ о тех событиях все еще пополняется новыми фактами.

 

Экспозиция состоит из разделов «Психиатрия и психиатрическая помощь в межвоенный период», «Нацизм, дегуманизация психиатрии и события Второй мировой войны», «Врачи и пациенты: актуализация дебатов о гуманизации психиатрии после Второй мировой войны», «Память о жертвах принудительной эвтаназии и развитие медицинской этики», «Основные проблемы и современные тенденции развития психиатрии и психиатрической помощи (20-й — начало 21-го века)».РНПЦ псих. здоровьяУпоминается написанная в 1960-е годы диссертация врача-психиатра, кандидата мед. наук Лилии Костейко. Автор собрала информацию об истории психиатрии в Беларуси, одной из первых заговорив о нацистских преступлениях против пациентов.

 

Выставку посетила заместитель Чрезвычайного и Полномочного Посла ФРГ в Беларуси Аня Лютер. Как отметила гостья, экспозиция произвела впечатление, ведь в ней нашла отражение не только история психиатрии, но и судьбы людей. К слову, сама Аня Лютер из медицинской семьи.

 

Татьяна Короткевич,заместитель директора по организационно-методической работе РНПЦ психического здоровья, кандидат мед. наук:

 

Мы рады, что нам удалось организовать такую многоплановую экспозицию. Кроме истории психиатрии в целом, она содержит немало фактов об оказании помощи в нашей больнице. РНПЦ психического здоровья — самый крупный центр такого профиля в Европе, который работает с 1918 года. У нас более 1 500 коек, и мы гордимся историей своего учреждения.

 

Красной нитью через экспозицию проходит история врачей и пациентов психиатрической больницы в Новинках. На мониторах можно посмотреть фотографии учреждения — от момента его образования до наших дней, прослушать воспоминания сотрудников.

 

На выставке можно увидеть истории болезней, датированные 1955 годом, старые учебники, приказы, почетные грамоты, полистать альбом с фотографиями о жизни учреждения в 1918–1958 годах. Сохранилась трудовая книжка медсестры Раисы Кривицкой, которая в Минской областной психиатрической больнице проработала 57 лет, начиная с 1947 года.

 

Судьбы врачей и пациентов

 

Люди с психическими заболеваниями с точки зрения расовой гигиены рассматривались нацистами как не имеющие права на существование, бесполезные едоки, не способные к труду и к тому же распространяющие инфекции. Немцы ограничивали обеспечение психиатрических лечебниц, из-за чего пациенты погибали от голода и болезней (как на оккупированных территориях, так и в самой Германии). Специализированная психиатрическая помощь не оказывалась. При этом у многих во время войны развивались психические и психосоматические расстройства.

 

В материалах «Черной книги» под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга упоминается история бабушки Татьяны Короткевич — Ксении Савельевны Сидорцовой:

 

«Причины, сводившие людей с ума, лишавшие их рассудка, были самыми разными. В начале оккупации К. С. с двумя сыновьями, Владимиром и младшим Валерием, переехали из д. Климовка к бабушке в пос. Ново-Белицу (ныне район Гомеля). Дома у рачительной хозяйки остался неубранным урожай. К. С. была вынуждена вернуться за ним, однако в деревне уже хозяйничали немецкие солдаты. Один из офицеров, увидев женщину, предложил ей вымыть в помещении школы полы, К. С. отказалась. Ее завели на школьный двор и поставили к стене, автоматчик выпустил очередь ровно над головой почувствовавшей скорую смерть матери... Женщину отпустили, но домой она вернулась уже «как сама не своя».

 

Заявив о необходимости прекращения страданий больных, предотвращения эпидемий и экономии ресурсов, нацисты сначала уничтожили нетрудоспособных пациентов, а затем и всех остальных. Те, которые находились на попечении близких и родственников, также подвергались «специальной обработке».

 

По некоторым данным, в Беларуси нацисты убили от 2 до 3 тысяч душевнобольных, в т. ч. детей (на оккупированных территориях СССР — около 17 тысяч). Так, в психиатрической лечебнице в деревне Минойты Лидского района 8 июля 1941 года под предлогом предотвращения эпидемии туберкулеза расстреляны 120 пациентов. Подопечные Витебского института умственно отсталых детей в августе 1941-го были убиты инъекциями ядов и медпрепаратов. Известны также места уничтожения пациентов в Могилеве, Гродно, Пинске, Волковыске, Червене, деревнях Малейковщизна Лидского района и Василишки Щучинского района, местечке Хорощ.

 

Среди медперсонала нацисты выделяли евреев, лишали их возможности заниматься врачебной практикой, убивали. Кроме того, по приказу немцев врачи составляли списки больных для эвакуации, которых на самом деле уничтожали. Медработники пытались спасти пациентов, переводя их из хронического отделения в отделение трудотерапии…

 

Из воспоминаний Рахиль Раппопорт «Остаться собой» о бомбежке Минска 24 июня 1941 года и ситуации в психиатрическом отделении 2-й больницы, в котором она работала:

 

Дело было в том, что море огня приближалось к больнице и охватывало кольцом больничный двор. Уже загорелись находившиеся у стен постройки различных подсобных помещений. Была угроза, что пламя перекинется на больничные корпуса. Медицинский персонал потребовал открыть двери всех психиатрических отделений, чтобы в случае пожара или прямого попадания бомбы больные смогли выбежать из здания... Я не могла это разрешить — выпущенная во двор толпа психических больных полностью дезорганизовала бы работу по оказанию помощи раненым, которых во дворе становилось все больше и больше. Мне удалось упросить сестер не открывать дверей, но... спустить всех больных на первый этаж... Скученные в одном месте, спущенные со всех трех этажей больные представляли неописуемое зрелище...

 

Из воспоминаний Ольги Ольшевской — свидетеля событий в 2-й больнице Минска (после войны Ольга Иосифовна возглавляла областную психиатрическую больницу в Новинках):

 

Осенью 1941 года в психиатрическом отделении 2-й клинической больницы было около 400 больных, которых по состоянию здоровья нельзя было отпустить домой. Приблизительно в ноябре месяце военными немецкими властями было предписано подготовить к отправке в г. Могилев и в трудовую колонию «Новинки» больных, страдающих хроническими заболеваниями. Спустя несколько дней отделение, в котором находились больные, было окружено отрядами полиции и началась погрузка больных на подошедшие крытые машины. Погрузка больных производилась в грубой, жестокой форме, сопровождавшейся угрозами применения оружия, резиновых палок как в отношении персонала, так и в отношении больных. Всего было вывезено около 300 человек, причем в это число, независимо от состояния здоровья, вошли все больные евреи. Вечером этого же дня от людей, сопровождавших машины, хотя им было запрещено под угрозой смерти что-либо рассказывать, мне стало известно, что все больные были уничтожены на ст. Колодищи путем применения взрывчатых веществ.РНПЦ псих. здоровья 3

Страшные эксперименты 

 

18 сентября 1941 года в трудовой колонии «Новинки» нацисты провели эксперимент: заперли 20 пациентов в бане, к которой подсоединили шланг, идущий от выхлопной трубы автомобиля. Через полчаса живых не осталось. На следующий день таким образом уничтожали пациентов партиями по несколько десятков (всего до 200 человек). Выживших расстреливали.

 

В сентябре 1941-го в Комаровском лесу (почти в центре современного Минска) сооружен бункер со взрывчаткой внутри, в котором заперли пациентов из психиатрического отделения 2-й больницы и несколькими взрывами убили. Нацисты сочли этот эксперимент неудачным, так как в результате первого взрыва погибли не все.

 

На момент оккупации в Республиканской психиатрической больнице в Могилеве находилось, по разным данным, от 1 200 до 2 000 человек. Врачи пытались спасти пациентов, выписывая их к родственникам и даже к чужим жителям города. Но немцы, заметив сокращение числа больных, стали ежедневно их пересчитывать.

 

komandir aynzatsgruppy v gruppenfyurer artur nebeАртур Небе, командир айнзацгруппы В группенфюрер ССВ сентябре 1941-го небольшое помещение психиатрической больницы в Могилеве загерметизировали, превратив в газовую камеру, к которой подвели шланг, соединенный с выхлопной трубой легкового автомобиля. В помещении разместили несколько пациентов. Наблюдавший через окошко командир айнзацгруппы В группенфюрер СС Артур Небе отметил: выхлопные газы не вызывали смерти. Легковой автомобиль заменили на грузовой. Через восемь минут после запуска мотора все запертые погибли.

 

Происходившее немцы снимали на кинопленку, которая после войны использовалась как улика в уголовном деле шофера айнзацгруппы В Георга Френцеля, осужденного на пожизненное заключение за преступления против человечности.

 

Из показаний врача-психиатра Натальи Акимовой на судебном процессе 1946 года об уничтожении больных в трудовой колонии «Новинки»:

 

5 ноября 1941 года ко мне пришел хозяйственник и заявил о том, чтобы я в колонию не ходила, потому что туда приехала большая полицейская группа, которая окружила колонию и будет расстреливать больных. Я вышла из дому часов в 6 утра, но в колонию не входила... Я заметила следующую картину: возле рабочего отделения, где размещались мужчины, стояла большая охрана из полицейских. Как я уже показала, в рабочем отделении находились сознательные больные. Видя угрожающую им опасность, больные пытались выскочить через окна второго этажа, но и тех, кто выскакивал, сейчас же схватывали, бросали в машину и отвозили к тому месту, где была вырыта яма. То же самое происходило и с женщинами. Никакие мольбы и просьбы не помогали... В тот день было покончено с больницей и больными.

 

В 2017 году в РНПЦ психического здоровья открыт мемориальный знак в память о пациентах, убитых захватчиками в годы Великой Отечественной войны.

 

Посетить выставку можно в будни с 9:00 до 15:00 (3-й этаж административного корпуса), в  т. ч. с мини-экскурсией.

 

Телефон для согласования: +375 (17) 289-80-65 (Галина Николаевна Зусько).РНПЦ псих. здоровья 2

 

Фото автора и из открытых источников.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».