Фото Оксаны Журавлёвой, «МВ».
Фото Оксаны Журавлёвой, «МВ».

27 августа на 75-м году ушла из жизни Людмила Алексеевна Смирнова, заведующая кафедрой клинической гематологии и трансфузиологии БелМАПО, доктор медицинских наук, профессор. Людмила Алексеевна оставила о себе самую добрую память у всех, с кем была знакома. Коллеги называют ее профессионалом с большой буквы и преподавателем от Бога. Многие из них захотели поделиться воспоминаниями о работе с Людмилой Смирновой и почтить ее память словами благодарности за преданность профессии.

 

Анна Ключарева, профессор кафедры инфекционных болезней и детских инфекций БелМАПО, доктор мед. наук:

 

— С Людмилой Алексеевной мы учились на одном курсе в мединституте. В то время одновременно оканчивали школу 10-е и 11-е классы, отбор при поступлении был очень серьезным. На нашем курсе собрались сильные ребята, из которых потом выросло много настоящих профессионалов. Все студенческое время мы посвящали учебе и научным исследованиям.

 

С Людмилой Алексеевной мы дружили, было много общих интересов, не только профессиональных медицинских, но и литературных. Помню, как мы обменивались иностранной литературой, как одновременно читали запоем «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова.

 

Уже тогда она демонстрировала сильный, мужественный характер. Не все ей легко давалась. Ее путь — и в науке, и в практической деятельности — не был усеян розами. Иногда приходилось прикладывать большие волевые усилия, чтобы достичь тех целей, которые она ставила перед собой. Смирнова всего добивалась сама — интеллектом, упорством и постоянной работой.

 

Гематология и инфекционные болезни часто сочетаются, так что за годы работы мы с Людмилой Алексеевной постоянно были в контакте и помогали друг другу. Она была очень трудоспособной — делала максимум в своей профессии. Среди коллег, наверное, вообще не было ни одного человека, которому она так или иначе не помогла.

 

Профессор Смирнова блестяще знала клиническую гематологию, была экспертом в коагулопатии. Это как раз то, что сейчас так важно для лечения COVID-19. Она щедро делилась знаниями с коллегами. Ее уход — огромная утрата для всего медицинского сообщества.


Анатолий Усс, заместитель директора по гематологии МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии, руководитель Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга, доктор мед. наук, профессор, заслуженный врач Республики Беларусь:

 

— Мы познакомились с Людмилой Смирновой, когда она была молодым ассистентом кафедры клинической гематологии, а я только окончил институт и приступил к работе. Уже тогда она поражала глубоким знанием отдельных направлений гематологии, в которых разбиралась лучше, чем кто бы то ни было.

 

В начале 1990-х годов Минздрав поручил мне сформировать команду по вопросам трансплантации костного мозга. Я пригласил Людмилу Алексеевну, которая стала уже доцентом кафедры. В нашей команде она отвечала за проблемы гемостаза. Работать с ней было в радость. Мы были единомышленниками. Более надежного человека в смысле профессиональной дружбы и солидарности найти трудно...

 

Людмила Алексеевна не говорила о том, что ее отец был секретарем ЦК Компартии Белоруссии. Никто не слышал, чтобы она кичилась громкой фамилией. Она была потрясающе скромна.

 

В 2000-м руководство БелМАПО предложило мне принять участие в конкурсе на занятие вакантной должности заведующего кафедрой клинической гематологии и трансфузиологии. Людмила Алексеевна тогда отказалась от участия в мою пользу. И затем проработала несколько лет под моим началом доцентом кафедры, затем профессором.

 

А как она умела вести лекции! Заставить учиться невозможно, нужно увлечь, зажечь людей… Смирнова была преподавателем от Бога, читала лекции как поэмы. Это был ее конек!Смирнова Л. архивн. фото 3Будучи профессионалом с большой буквы, Людмила Алексеевна была очень душевным человеком. И за это ее нельзя было не любить. Наверное, не найдется ни одного человека, кто сказал бы о ней плохо. При этом отличалась решительностью. Один мой коллега-профессор как-то сказал, что делит людей на две категории: одни способны на поступок, другие нет. Людмила Смирнова всегда была способна на поступок ради дела. Она никогда не ставила свои личные убеждения выше дела. Работала не за деньги, а в команде. Не могла позволить себе кого-то подвести. Даже в последние годы, когда из-за проблем с позвоночником ей было тяжело делать срочные или ночные выезды, она всегда была на телефоне, не оставляла людей один на один с бедой.

 

Я сочувствую всем коллегам. Это большая утрата. В БелМАПО Людмила Алексеевна Смирнова была одним из самых больших авторитетов. Говорят, что незаменимых людей нет, но вот она была незаменима. Гематологов ее уровня в стране нет.


Наталья Митьковская, директор РНПЦ «Кардиология», заведующая кафедрой кардиологии и внутренних болезней БГМУ, доктор мед. наук, профессор:

 

— Мне посчастливилось работать с Людмилой Алексеевной в течение многих лет на базе 9-й городской клинической больницы. Ее участие в самых сложных консилиумах по поводу тяжелейших пациентов с редкими заболеваниями было всегда чрезвычайно важным и полезным. И для врачебного коллектива, и для пациентов. Она обладала абсолютно энциклопедическими знаниями в медицине, добрым, позитивным, философским отношением к пациентам. Не раз возникали ситуации, когда ее участие во врачебном консилиуме значимо меняло позицию консилиума и прогноз пациента.

 

При этом Людмила Алексеевна была невероятно скромным человеком. Однажды мне пришлось услышать из ее уст: «Я так мало знаю в медицине!» Я тогда совершенно опешила от таких слов, потому что видела ее высочайший профессионализм и невероятную грамотность в профессии. Эти слова говорили только о том, что она была чрезвычайно критична и требовательна к себе.

 

Мы с Людмилой Алексеевной были близки в том, что касалось профессии — одинаково чувствовали пациентов, одинаково относились к их боли и проблемам. Я знала, что она всегда поймет меня. И насколько бы занята ни была, Людмила Алексеевна откликнется на любую просьбу. Не помню ситуации, чтобы она пыталась уйти от решения проблемы. Профессор Смирнова всегда была в гуще вопросов самых тяжелых пациентов. И я чрезвычайно благодарна за те ситуации, когда она помогла справиться со сложными случаями.

 

Безотказность и требовательность к себе были важными чертами характера профессора Смирновой. Эта удивительная женщина всегда вызывала интерес и уважение окружающих. Я уверена, что ее аура останется с нами и долгие годы в своих действиях мы будем равняться на ее отношение к профессии.


Олег Руммо, директор МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии, член-корреспондент НАН Беларуси, доктор мед. наук, профессор, заслуженный врач Республики Беларусь:

 

— Еще будучи молодым хирургом, я не раз сталкивался с сотрудниками кафедры гематологии, которая располагалась на базе 9-й больницы (сейчас это МНПЦ ХТиГ). Людмила Алексеевна Смирнова на тот момент была ассистентом, затем доцентом кафедры и представляла эксклюзивную часть медицины — гематологию. Гематологов в нашей стране и сейчас немного, а на тот момент таких специалистов можно было пересчитать по пальцам. Конечно, такие люди были уникальны и высоко ценились, они притягивали к себе остальных.

 

Людмилу Алексеевну я запомнил тогда как зрелого врача, человека, который уже много всего видел в медицине. С ней можно было посоветоваться по разным вопросам лечения гематологических больных и получить квалифицированную консультацию. Людмила Алексеевна ни разу не отказала, всегда старалась помочь.

 

Наше дружеское общение началось в 2008 году, когда я уже стал заместителем главврача больницы. Мы начали заниматься программой трансплантации печени. В очень тяжелом состоянии к нам привезли пожилую маму Людмилы Алексеевны. Я прооперировал ее. Эта успешная операция позволила подарить маме несколько лет жизни.

 

С тех пор мы стали больше общаться, узнавать друг друга. Людмила Алексеевна к тому времени возглавила кафедру, я готовил докторскую диссертацию к защите. Мы обменивались мнениями и знали, что в любой момент могли рассчитывать на обоюдную поддержку.

 

Людмила Алексеевна для меня является не только профессионалом чрезвычайно высокого уровня, но и очень доброжелательным человеком, который всегда готов прийти на помощь.

 

Она достигла уровня профессора, доктора наук, руководителя кафедры. Без сомнения, состоялась в профессии, стала автором множества публикаций и научных работ. Но самое большое значение, на мой взгляд, имеет то, что благодаря своим знаниям, опыту и трудолюбию Людмила Алексеевна спасла огромное количество пациентов. В этом и есть смысл профессии врача.Смирнова Л. архивн. фото 2Михаил Потапнев, заведующий отделом клеточных биотехнологий РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий, доктор мед. наук, профессор:

 

— С Людмилой Смирновой я познакомился, когда она работала над докторской диссертацией. Это было начало 2000-х годов. И тогда я заметил две ее черты: преданность врачебному делу и глубокий научный интерес к изучению анемий. Меня очень удивило это сочетание науки и практики.

 

Позже мы встречались неоднократно. Когда ко мне обращались пациенты или коллеги по вопросу анемии, я прежде всего советовал проконсультироваться у Людмилы Алексеевны. Знал, что она с этим разберется.

 

Людмила Смирнова запомнилась мне как интеллигентный человек. Каждому пациенту она старалась помочь не только как врач, но и вдохновить, поддержать добрым словом.

 

Людмила Алексеевна была спокойным, ровным человеком, но при этом энергичным. У нее был любопытный ум. В возрасте за 70 профессор Смирнова продолжала с энтузиазмом работать с пациентами, консультировать коллег и общаться с курсантами. Когда 4 месяца назад я проходил курсы на кафедре, мне приятно было слышать ее бойкий голос.

 

Многие годы Людмила Алексеевна проработала на кафедре гематологии и трансфузиологии на базе 9-й ГКБ. Я практически все время — в институте гематологии (теперь РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий). Территориально мы были разделены. Но между нами всегда оставались теплые отношения. Как профессионалы мы поддерживали друг друга.


Оксана Романова, заведующая кафедрой детских инфекционных болезней БГМУ, доктор мед. наук, профессор:

— Фамилию Смирнова я впервые услышала в клинической ординатуре при мединституте. Людмила Алексеевна работала на кафедре БелГИУВ (ныне БелМАПО). Эта фамилия была на слуху — никто лучше Людмилы Алексеевны не разбирался в гемостазе. Она была асом.

 

В 1995 году я перешла на кафедру гематологии, где работала Смирнова. Мы стали часто встречаться. Людмила Алексеевна была внутренним рецензентом моей кандидатской диссертации. Постоянно советовалась с ней в годы моей работы в детском онкогематологическом центре.

 

Людмила Смирнова была высококлассным специалистом с аналитическим умом. Ее кандидатская и докторская диссертации стали большим вкладом в белорусскую науку.

 

Я буду помнить Людмилу Алексеевну как уникального добрейшего человека. Терять таких людей очень горько. Она всегда помогала. Какую бы методическую рекомендацию или статью мы ни писали, за рецензией обращались к ней и всегда получали совет. Она воодушевляла, поддерживала добрым словом. С ней было очень приятно общаться.

 

Когда мой муж тяжело заболел коронавирусной инфекцией, обнаружились проблемы с гемостазом, мы, естественно, обратились за помощью к Людмиле Алексеевне. То, что она посоветовала, спасло ему жизнь. И я никогда этого не забуду.

 

Уход Людмилы Алексеевны Смирновой — это невосполнимая утрата для всех коллег, знакомых и близких людей.


Екатерина Кабаева, доцент кафедры клинической гематологии и трансфузиологии БелМАПО, кандидат мед. наук:

 

— Людмила Алексеевна была редким человеком. Она принадлежала к послевоенному поколению, не испорченному потребительством. К тем самоотверженным людям, которые посвящали себя высоким идеалам. Сейчас это может звучать высокопарно, но тогда люди в них верили. Людмила Смирнова родилась в СССР и видела все этапы: становления, расцвета, развала страны, 1990-е годы… Она и верила, и теряла. Но саму себя она не теряла никогда. У Людмилы Алексеевны был девиз: «Будь верен самому себе». И несмотря на то, что происходило в стране, с людьми, она всю свою жизнь прожила с этим девизом.

 

Мы познакомились в 1997 году, когда я пришла на кафедру клинической гематологии и трансфузиологии БелМАПО. Она тогда была доцентом. В 2007-м я поступила в аспирантуру. Людмила Алексеевна не была руководителем моей научной работы, но тем не менее поддерживала меня советами. И поощряла самостоятельность.

 

Для своей кандидатской диссертации Людмила Смирнова выбрала тему «Резус-ингибирующая активность фосфолипидов эритроцитарных мембран и фосфолипиды плаценты человека при гемолитической болезни новорожденных». Тогда она сотрудничала с институтом переливания крови в Москве, там были ее учителя.

 

В дальнейшем, когда распался Советский Союз и уже не было возможности ездить в Москву, Людмила Алексеевна сосредоточилась на изучении проблемы железодефицитной анемии. Она читала лекции, ездила по всей стране, стремилась донести до врачей-акушеров-гинекологов важность ферритина в диагностике. У ее докторской работы «Ферропротеины человека: патогенетическое, диагностическое, прогностическое значение» была огромная практическая значимость.

 

В наших дружеских беседах Людмила Алексеевна много рассказывала про свою семью, сына Андрея, маму. Мы с ней были близки по духу и успевали соскучиться друг по другу за время отпусков.

 

Профессор Смирнова обладала не только глубочайшими знаниями в медицине, но была очень разносторонним человеком. У нее было классическое музыкальное образование, которое тогда получали все девочки из интеллигентных семей. Хорошо разбиралась в искусстве, литературе. Читала наизусть выдержки из любимого Лермонтова, Пушкина. Она всегда умела находить в серой жизни прекрасные моменты. Человек такого масштаба мне, наверное, больше никогда не встретится...


Андрей Семенихин, сын Людмилы Смирновой, кандидат мед. наук, заместитель генерального директора по коммерческим вопросам фармацевтической компании:

 

— Для мамы работа являлась, наверное, чуть ли не самой важной составляющей жизни. Она писала кандидатскую, когда была беременна мной, и защищала ее, когда мне был год.

 

С детства помню, как мама в любое время суток выезжала на тяжелые случаи. Она любила вспоминать забавную историю, которая произошла, когда мне было 4 года. В очередной раз ее вызвали, она полетела по санавиации куда-то в глубинку спасать роженицу в тяжелом состоянии. Вернулась под утро. Я просыпаюсь, смотрю на нее сонными глазами и спрашиваю: «ДВС?» Она говорит: «Да!» И я снова засыпаю.

 

В нашем доме все время звучали медицинские термины, обсуждались клинические случаи. Мама хотела, чтобы я стал врачом, но никогда не настаивала на этом. Она была поддерживающим человеком. Подталкивала к формированию собственного мнения, но не заставляла что-то делать. Учила мыслить, отстаивать свою позицию. И относилась ко мне как к личности с самого детства.Смирнова Л. архивн. фотоМама была высокоэрудированным, начитанным человеком. В мои школьные годы она часто помогала с литературными сочинениями. Очень любила читать и знала наизусть множество произведений, цитировала Вознесенского, Блока, Цветаеву, Ахматову, Ахмадулину…

 

Ее пример укрепил меня в решении идти в медицину. Я поступил в мединститут, работал врачом общей практики, защитил кандидатскую, получил второе медицинское образование по специализации «психотерапевт»...

 

Мама была скромным человеком. Она родилась в семье партийной элиты, но никогда не пользовалась возможностями фамилии и связями отца, всего добивалась своими силами. Верила в идеалы и была абсолютно предана профессии, людям. Кафедра клинической гематологии и трансфузиологии БелМАПО, которой она руководила, стала ее вторым домом.

 

В последние годы мама продолжала работать, преподавать, консультировать коллег, принимать людей. В ее возрасте она могла бы ограничить прием — хотя бы тех пациентов, кто игнорировал средства защиты и приходил к ней без маски. Но она не могла отказать людям. Мама жила медициной. И даже на своем последнем отдыхе в санатории она все время думала, как бы поскорее вернуться к работе...


Тамара Дальнова, доцент кафедры клинической лабораторной диагностики БелМАПО, кандидат мед. наук:

 

— Людмила Алексеевна Смирнова была счастливым человеком. Невзирая на трудности, которые ее не миновали, была полна сил, энергии, света.

 

Она начинала на нашей кафедре лабораторной диагностики. Всегда серьезно относилась к тому, что ей поручали. Мне кажется, дальнейший успешный профессиональный путь профессора Смирновой — это результат ее живого интереса к своему делу. Людмила Алексеевна стремилась узнать глубины, тонкости тех или иных медицинских вопросов. Ее консультации были необычайно полезны, ценны. Она не просто делала заключения, а задумывалась над каждым пациентом, пыталась заглянуть в глубину.

 

У Людмилы Алексеевны был интерес к редким, запутанным болезням, которые трудно диагностировать. Она была не только великолепным гематологом, но и грамотным патофизиологом.

 

Ее очень любили пациенты. Одной своей молодой пациентке Смирнова подобрала правильное лечение, в результате у той исчезла угроза тромбоза. Семья этой пациентки была так благодарна Людмиле Алексеевне, что устроила для замечательного доктора самодеятельный бардовский концерт!

 

Людмила Алексеевна была прекрасным преподавателем. Ее лекции были артистичными, в них чувствовался тот драйв, который должен быть у любого хорошего лектора. Курсанты с замиранием сердца слушали эти лекции.

 

Она с добрым юмором относилась и к людям, и к самой себе. Шутила про себя: «Я не очень хорошая хозяйка. Я люблю только стирать и делать сырники!»

 

Людмила Смирнова была многогранным человеком. Ее очень интересовало то, что является тайной областью нашей жизни, — религия, душа, Бог. Она читала религиозную литературу. Любила проповеди святителя Луки (хирург, профессор медицины и духовный писатель, архиепископ Симферопольский и Крымский). Подарила мне его книгу, которая теперь будет хранить память о ней. В книге эпиграф: «Сила моя в немощи совершается». В последние годы Людмила Алексеевна страдала из-за болей в позвоночнике, но все равно читала лекции. Говорила: «Я обопрусь о стул, и уже легче». Так и получалось — сила в немощи совершалась. Эту силу и стойкость ей давала живая любовь к работе.

 

Фото из архива БелМАПО.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».