Фото Виталия Гиля, «МВ»
Фото Виталия Гиля, «МВ»

В медицине Ирина Лаптева более 50 лет. По сути, она стояла у истоков создания пульмонологической службы в Беларуси: 34 года назад пульмонология была выделена из терапии в самостоятельную сферу здравоохранения с признанием специальности, выделением ее шифра, организацией специализированной помощи, работы пульмонологических кабинетов, отделений, центров. До сих пор врачи-пульмонологи страны на связи со своим главным консультантом и организатором. Ирину Михайловну и коллеги, и пациенты уважают как неравнодушного человека, который все делает профессионально и по совести.

 

Справка «МВ»

 

Ирина Лаптева — отличник здравоохранения, заслуженный врач Республики Беларусь, доцент кафедры общей врачебной практики БГМУ, кандидат мед. наук. Долгое время работала ведущим научным сотрудником, руководителем клинического отдела пульмонологии в РНПЦ пульмонологии и фтизиатрии, главным внештатным пульмонологом Минздрава Беларуси. Член Европейского респираторного союза (ERS) и Белорусского респираторного общества, национальный делегат Беларуси в ЕRS (2006–2011).

 

Под ее руководством защищено 8 кандидатских диссертаций, посвященных актуальным проблемам диагностики и лечения болезней органов дыхания. Автор более 200 публикаций, 3 патентов на изобретение, 28 рекомендаций и инструкций по применению. Принимала активное участие в совершенствовании метода спелеотерапии в Республике Беларусь, курируя работу Республиканской больницы спелеолечения в Солигорске.


Профессию выбрала… жизнь

 

— Наверное, мне было предопределено стать врачом, — признается Ирина Михайловна. — Родилась я в семье врачей. Папа, Михаил Александрович Пугач, начинал учебу в Вильнюсском мединституте, но война ее прервала, и оканчивать пришлось уже во Львове.

 

Во время войны отец Ирины Михайловны помогал партизанам оккупированной Пинщины. Вместе с ним была и мама. Они лечили больных и раненых в партизанском отряде. Из соображений безопасности семья по указанию партизанского командования переезжала из деревни в деревню, прячась от немцев. Жили, где придется, если кто пускал в хату — ночевали у сельчан, а если не было такой возможности, спали под открытым небом, на подводах.

 

— Дедушка и моя сестричка в то время скончались от сыпного тифа, — вздыхает собеседница. — Некоторые эпизоды из жизни нашей семьи описаны в книге Ивана Шубитидзе «Полесские были». Мои родные вернулись в Пинск 9 мая 1944 года. Эту дату мы считаем двойным праздником…

 

Отец после короткого периода работы в Пинске переехал в Лунинецкий район, где возглавлял больницу.

 

— Там были амбулатория и стационар, — вспоминает Ирина Михайловна. — Наша семья жила в одном здании с амбулаторией. Мы с братом постоянно наблюдали каждодневную больничную жизнь. Уже тогда мы, дети, осознавали, что у отца тяжелая, но очень уважаемая работа. Его постоянно вызывали к пациентам в близлежащие села.

 

При больнице тогда была своя «карета скорой помощи» — лошадь. На ней в любую погоду Михаил Александрович спешил к своим пациентам. Был универсальным специалистом: в маленькой амбулаторной комнатушке лечил пациентов с разной патологией, в том числе болеющих открытой формой туберкулеза. Лекарств в то время было мало, и доктор широко использовал метод коллапсотерапии легкого, в частности искусственный пневмоторакс. Метод способствовал быстрейшему заживлению каверны. Важно, что пациент становился эпидемиологически безопасным для окружающих.

 

В Лунинце Ирина Михайловна окончила среднюю школу с медалью. О выборе профессии не задумывалась — выбор сделала за нее жизнь…

 

Круг домашний. Медицинский

 

Когда переехали в Пинск, мама занималась стоматологией, а папа работал врачом-рентгенологом в Пинском онкодиспансере. Ирина Михайловна отправилась в столицу — поступать в медицинский вуз.

 

— В Минском мединституте тогда не было педиатрии, — вспоминает собеседница. — Поступившим предложили обучение на педиатрическом факультете с проживанием в общежитии в других городах. Так я оказалась в Винницком мединституте, — вспоминает Ирина Михайловна. — Там мы встретились с будущим мужем Анатолием Николаевичем. Он окончил вуз раньше меня, и его направили на работу торакальным хирургом в Ворошиловград (ныне Луганск), где я окончила мединститут, а впоследствии в Киевском мединституте — аспирантуру. Защитила диссертацию «Роль ганглиоблокаторов в лечении хронического легочного сердца у больных туберкулезом легких». Муж много и тяжело, но успешно работал, пропуская через свое сердце жизненные ситуации пациентов с тяжелыми заболеваниями и непростой судьбой. Докторскую диссертацию посвятил острым гнойным заболеваниям легких. Многие пациенты вспоминают его с благодарностью и сегодня.

 

Дочь четы Лаптевых Елена после Минского мединститута также выбрала пульмонологию. Сейчас она возглавляет кафедру пульмонологии и фтизиатрии с курсом аллергологии, иммунологии и профпатологии БелМАПО. Защитила докторскую диссертацию, получила звание профессора. Так же, как и родители, искренне служит любимому делу.

 

— Наша дочка, как и я, выросла в медицинской среде, — рассказывает Ирина Михайловна. — Обсуждение профессиональных проблем зачастую продолжается дома, в семье. К диспутам присоединяется и внучка Ирина, которая пошла по стопам дедушки. Она торакальный хирург. Когда была маленькой, всем, кто спрашивал, кем хочет быть, очень уверенно отвечала, что станет кардиохирургом, но в итоге выбрала специальность дедушки. Именно он стал ее главным наставником.

 

Ассистируя, иногда по 5–6 часов, а затем выполняя самостоятельно ряд оперативных вмешательств, поняла важность приобретения практического опыта. Поступила в аспирантуру, выбрав темой диссертации органосохранную торакальную хирургию. Ирина Орлова — член ERS, в течение 3 лет выполняла обязанности секретаря ассоциации торакальной хирургии, решая экспертные задачи, в частности, по экспертизе реферативных статей для сборника конгрессов ERS, ей всегда объявлялись благодарности во время конгрессов. При этом хватает времени и на семью. Ирина мама двоих детей: шестилетней Виктории и четырехлетнего Даниила.

 

— Когда собирается наша семья, запускается активное обсуждение — словно большая профессиональная конференция пульмонологов и торакальных хирургов, только домашняя, — улыбается Ирина Михайловна.

 

В союзе с пациентом-оптимистом

 

За время практики у Ирины Михайловны было немало пациентов со сложными диагнозами, которым она помогла.

 

— Очень важно, когда в процессе борьбы за здоровье принимает активное участие сам пациент, — делится размышлениями доктор Лаптева. — Важен оптимизм и настрой на выздоровление. Помню один из случаев. Пульмонолог понимает, что при морфологических изменениях у пациента с буллезной трансформацией легочной ткани и формированием гигантских булл безуспешны все усилия. Можно лишь улучшить состояние, временно облегчить дыхание. Но патоморфологический субстрат можно убрать лишь хирургическим путем. Специалисты прогнозируют только 50 % успеха, и вот этот пациент поверил в успех. В итоге был успешно прооперирован. Прошло 7 лет, а наш пациент-оптимист звонит своим врачам каждую весну и радостно сообщает, что он работает на даче, радуется жизни…

 

Не зря говорят, лучшая защита организма — оптимизм и улыбка. Очень важно культивировать положительные эмоции.

 

Правильно мотивируя себя, получаешь шанс выжить в тяжелой ситуации. Успех врача в большой степени базируется на душевном состоянии пациента. Очень важны доверительные откровенные отношения между ним и врачом.

 

— В 1970-е годы муж получил направление на работу в медуниверситет Улан-Батора в Монголии, — вспоминает Ирина Михайловна. — Я поехала вместе с ним. Там трудилась в военном госпитале в нашей воинской части. Удивительная страна, интересные люди, традиции, обычаи. Были там и особенности в распространении некоторых заболеваний. Приходилось работать как врачу-универсалу. Лечила пневмонии, травмы, отравления, ранения, принимала роды у жен военнослужащих. Пережили чуму, распространявшуюся тарбаганами (сурками), обитавшими в степях. Особенно много неожиданных ситуаций было на ночных дежурствах — нужно было быть готовым ко всему.

 

Встреча с вирусом не неожиданность

 

И сейчас, во время пандемии, тоже важно быть готовыми к неожиданным ситуациям. По мнению доктора Лаптевой, COVID-пневмонии — это не совсем пневмонии, скорее пневмониты. И не только легкие участвуют в процессе. К сожалению, инфекция может проявиться полиорганным поражением.

 

— Мы наблюдаем, насколько серьезно повреждение организма при ослабленном иммунитете, высокой вирулентности возбудителя и при массивном внедрении его в человеческий организм, — рассуждает доктор. — От этого зависит тяжесть течения заболевания и его прогноз. Поэтому очень важно соблюдение мер защиты: санитарии и гигиены, масочного режима, социальной дистанции. Есть надежда и на вакцину, которая должна работать так же успешно, как вакцина от гриппа.

 

Универсальное и самое доступное средство для укрепления иммунитета — положительные эмоции.

 

— Очень важно, пройдя уже немалый отрезок пути, оглянуться на прожитые годы и светло им улыбнуться, потому что совесть твоя чиста и тебе ни за что не стыдно — ты прошел этот путь достойно, сохраняя порядочность в отношении к своей семье, людям, любимому делу. Это окрыляет, дает душевную радость, — говорит собеседница.

 

Радуют душу добрые, умные книги и музыка. Семья Лаптевых очень музыкальная.

 

— Отец играл на аккордеоне, гитаре, мандолине, — рассказывает Ирина Михайловна. — Дочь и внучка — на фортепиано. Любим мы и хорошее пение. Но больше всего приятно слушать природный аккомпанемент — птичьи трели, шум воды, песню ветра и леса. Эти сакральные звуки природы делают нас здоровее, мудрее и лучше.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».