Судмедэксперт Дмитрий Канин о нюансах в профессии

Фото автора
Фото автора

Работа судмедэкспертов в кино выглядит интересной и полной загадок. На экранах мы видим хладнокровных и уверенных профессионалов. А как работают реальные специалисты? Часто ли им приходится раскрывать тайны? Корреспондент «МВ» пообщалась с государственным медицинским судебным экспертом отдела общих экспертиз управления Госкомитета судебных экспертиз по Могилевской области Дмитрием Каниным.

 

Посторонним вход запрещен

 

Интервью начинается с экскурсии по отделу. Помещение приема тел, предсекционный зал, где эксперт готовится к исследованию: надевает спецодежду, средства индивидуальной защиты, обрабатывает руки. В этой профессии без надежной экипировки не обойтись.

 

— Мы идем на вскрытие, не зная, что с телом, в отличие от патологоанатомов, у которых есть карта с обследованиями и диагнозом, —  вводит в курс дела собеседник. — К нам может поступить тело с любым инфекционным заболеванием — гепатитом, туберкулезом… Обязательно надеваем медицинские очки, маску, перчатки, нарукавники, фартук.

 

Вход в секционный зал, где происходит вскрытие, посторонним запрещен. В зале два секционных стола. Дмитрий Иванович замечает: у каждого специалиста свой набор рабочих инструментов.

 

Заглядываем в помещение для хранения тел. Здесь стоят холодильные камеры, каждая на десять мест. Температура 4 °С.

 

О чем молчит эксперт

 

— Утром начальник отдела распределяет между нами экспертизы, — продолжает рассказ собеседник. — Одно исследование тела может занять весь рабочий день. Как правило, в случае тяжелой насильственной смерти. Недавно, например, имел дело с сорока колотыми ранениями. А коллега потратил два дня на экспертизу тела с сотней колото-резаных ран.

 

В среднем вскрытие длится 3–4 часа, после чего эксперт составляет заключение.

 

В структуре смертности преобладают сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. На первом месте среди внешних причин — отравления этиловым спиртом и другими веществами, на втором — механические асфиксии. Люди гибнут в результате ДТП, пожаров, утоплений, бытовых убийств, падений.

 

— В прошлом году провел несколько экспертиз по поводу утоплений в ванной. Как правило, погибают пожилые люди, страдающие сердечно-сосудистыми заболеваниями. 

 

В месяц специалист выполняет 10–15 вскрытий плюс экспертизы живых лиц, в т. ч. по медицинским документам. Амбулаторный прием ведет раз-два в неделю.

 

— Осматриваю телесные повреждения и, если этого достаточно, делаю заключение. При необходимости у инициатора назначения экспертизы запрашиваю медицинские документы, — уточняет Дмитрий Канин.

6 1

По словам эксперта, у взрослых 60 % телесных повреждений происходят по бытовым причинам. К сожалению, нередки случаи, когда мужчины избивают своих жен. Также могилевчане иногда обращаются по поводу травмирования в автобусе, маршрутке. У детей часто случаются ожоги: родители не уследили. Обращаются школьники с травмами, полученными во время драки, спортивных занятий.

 

А вот о трагических случаях с детьми эксперт предпочитает не вспоминать. Пожалуй, это единственное, что так и не научился не принимать близко к сердцу: очень тяжело, особенно когда сам отец. Дмитрий Канин говорит:

 

— Сочувствие есть у каждого эксперта, но лично я эмоции оставляю в отделе. Жена Кристина тоже медик, тем не менее дома мы не обсуждаем работу. Представители нашей специальности — люди психологически сильные и устойчивые. Другие в профессии не задерживаются.

 

Тут же интересуемся, какими еще качествами необходимо обладать государственному медицинскому судебному эксперту. Дмитрий Иванович обстоятельно отвечает:

 

— В первую очередь нужно быть очень начитанным, отлично знать теорию всех медицинских специальностей, особенно хирургию, травматологию. Чтобы докопаться до истинной причины смерти, необходим аналитический склад ума. Важна усидчивость, ведь иногда для экспертизы нужно изучить множество медицинских документов. Трудолюбие, потому что работы много. Внимательность и честность, ведь за нашим заключением стоят человеческие судьбы. Знание русского языка: грамотно написанное заключение — это тоже характеристика.

 

Кроме того, эксперты периодически дежурят — выезжают на места происшествий. Постоянно нужно быть наготове, ведь их помощь может понадобиться в любую минуту. Обычно у Дмитрия Ивановича минимум два выезда за сутки. После дежурства работа продолжается.

 

— Обслуживаем большую территорию — Могилев и Могилевский, Чаусский, Шкловский районы, — рассказывает собеседник. — К напряженной работе мы привыкли. Недавно, например, провел восемь часов на месте убийства, затем на четыре часа уехал в Чаусский район.

 

Следствие вели...

 

Заключения государственных медицинских судебных экспертов неоценимы для правоохранителей. Дмитрий Канин испытывает особую гордость, когда удается найти мельчайшие, на первый взгляд невидимые признаки насильственной смерти и помочь следствию.   

 

— Например, на месте происшествия в темное время суток внешние телесные повреждения обнаружены не были. На следующий день при вскрытии я увидел следы асфиксии — кровоизлияния в соединительные оболочки глаз, внутрикожные кровоизлияния на лице и верхней части туловища. Видя внешние признаки удушья, начинаешь искать конкретные причины смерти. В преддверии носа обнаружил мельчайшие частички перышек. Затем зафиксировал и внутренние асфиксические признаки. Началось следствие. Как выяснилось, мужчину, когда он уснул, сожительница задушила подушкой. Если бы не обнаружили следы асфиксии, то, конечно, история сложилась бы совершенно иначе, — приводит пример Дмитрий Канин. 

 

Однажды поступило тело пожилой женщины. Внешних признаков асфиксии эксперт не выявил. Однако при вскрытии обнаружил кровоизлияния в мягкие ткани шеи, то есть, поясняет специалист, человека душили рукой. Также была сломана подъязычная кость. Как установило следствие, женщину убил родственник, причина банальна — деньги.

 

Работу государственных медицинских судебных экспертов сложно представить без взаимодействия с другими судебными экспертами — биологами, химиками, гистологами…

 

— Человек умер на автобусной остановке. Видимых телесных повреждений я не обнаружил. Стал изучать более детально. В паховой области и на ноге нашел следы от инъекций. Начал осматривать одежду и в кармане обнаружил шприцы. После вскрытия отправил на исследование биологические жидкости. Судебно-химической экспертизой установлено отравление метадоном, — вспоминает случай собеседник.

 

Задачки для профессионала

 

Над разгадкой некриминальной причины смерти порой тоже приходится хорошо подумать. 

 

— При вскрытии тела обнаружил лептоменингит. Стал искать очаг воспаления. Это всегда трудно. Удалось определить: хронический этмоидальный синусит. Перед этим я вскрыл ячейки решетчатой кости и обнаружил большое количество гноя. Это первый такой случай за все восемь лет работы, — рассказывает Дмитрий Канин.

 

В 2014 году эксперт столкнулся с железнодорожной травмой:

 

— Пожилой мужчина попал под поезд. Состав проволок его по путям, в результате чего тело было расчленено, практически все кости сломаны. Подобная экспертиза занимает немало времени, так как каждый перелом нужно описать и зарисовать.

 

Тяжелые случаи в практике государственного медицинского судебного эксперта не редкость…

 

Тысяча и один способ разгадки

 

Дмитрий Канин признается: он очень любит свою профессию, и нет таких обязанностей, от которых хотел бы отказаться. К тому же в коллективе все друг за друга горой, на работу хочется идти.

 

— Всеми способами пытаемся узнать, от чего умер человек, приходится разгадывать загадки. В каждом случае нужно досконально разбираться, — обращает внимание эксперт.

 

…Дмитрий уже с пятого класса знал, что будет медиком. Мама всю жизнь трудилась медсестрой в Бобруйской городской детской поликлинике № 2. Сын бывал у нее на работе, общался с врачами, постепенно заинтересовался профессией. После девятого класса поступил в Бобруйское медучилище и через четыре года стал фельдшером-акушером. После подрабатывал в клинико-диагностической лаборатории Бобруйской ГДП № 2 и параллельно готовился к поступлению в вуз. Два года спустя был зачислен на бесплатное обучение на лечебный факультет ГГМУ.

 

— На пятом курсе встал перед выбором: кем именно хочу быть. Знакомый устроился медицинским судебным экспертом, увлеченно рассказывал о своей работе. Вскоре у нас как раз прошел цикл занятий по судебной медицине, я побывал на вскрытии. Так и решил попробовать себя в этой специальности. Но попасть в профессию было сложно: кандидаты проходили серьезный отбор, — рассказывает собеседник.

 

Студенту повезло. Через год в медуниверситет прислали запрос из Могилева — требовались медицинские судебные эксперты. Дмитрий Канин отправил свое резюме, успешно прошел собеседование и после окончания ГГМУ поступил в Институт повышения квалификации и переподготовки кадров Госслужбы медицинских судебных экспертов (нынешний Институт повышения квалификации и переподготовки кадров Госкомитета судебных экспертиз).

 

Спустя десять месяцев Дмитрий Канин получил диплом и в июле 2013-го приступил к работе государственным медицинским судебным экспертом отдела общих экспертиз управления Госкомитета судебных экспертиз по Могилевской области.

 

— Первые впечатления: новое здание, современные условия для секционных исследований, хороший коллектив. Начальником отдела на тот момент был Николай Хонин (сегодня — государственный медицинский судебный эксперт отдела общих экспертиз) — суперпрофессионал, добрый отзывчивый человек, при этом строгий и требовательный. Целый год Николай Александрович был моим куратором. В первый же день поручил мне две экспертизы и отправил на вскрытие — проверить мои навыки.

 

Три главных совета молодым коллегам:

 

  • Будьте внимательны и трудолюбивы.
  • Постоянно читайте профессиональную литературу.
  • Не бойтесь сложностей.

 

Комментарий

 

Как стать государственным медицинским судебным экспертом?

 

Порядок поясняет заведующий кафедрой судебной медицины Института повышения квалификации и переподготовки кадров Госкомитета судебных экспертиз Андрей Крылов:

 

— Человек, окончивший медицинский вуз и решивший стать медицинским судебным экспертом, должен обратиться в территориальные органы Государственного комитета судебных экспертиз. При наличии вакансии территориальные органы отправляют претендента на обучение к нам в институт. Перед этим кандидат в медицинские судебные эксперты проходит спецпроверку (нет ли проблем с законом), психологическое тестирование и собеседование. Обучение бесплатное, длится десять месяцев, по завершении слушатели переподготовки сдают госэкзамен и защищают дипломную работу. Успешно окончив институт, молодые специалисты должны отработать 2 года в структурных подразделениях Государственного комитета судебных экспертиз. Первые полгода перед экзаменом на право самостоятельного проведения экспертиз трудятся на должности эксперта-стажера.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».