Фото Виталия Гиля, «МВ»
Фото Виталия Гиля, «МВ»

О работе фармацевтической промышленности в условиях пандемии и планах по развитию отрасли накануне профессионального праздника в интервью «МВ» рассказал генеральный директор управляющей компании холдинга «Белфармпром» Сергей Казакевич.

 

Удовлетворить спрос, сохранив цены

 

Сергей Анатольевич, расскажите об основных итогах работы за 2019 год.

 

«Фармпромышленность в нашей стране развивается не один десяток лет, на протяжении которых государство уделяло отрасли особое внимание. В стране были созданы координирующие органы, регулирующие деятельность данной сферы. С 2017 года эту функцию выполняет холдинг «Белфармпром».

 

Проделана большая работа, реализован ряд инвестиционных проектов, в том числе при поддержке государства. И это дало свои плоды. Если говорить о текущей пятилетке, то объем производства, к примеру, вырос в 1,7 раза, экспорт в 1,8.

 

В прошлом году принят ряд дополнительных мер по оптимизации деятельности в целом. Один из ключевых моментов — работа по снижению затрат. Если в 2019-м по удельному весу затрат к объему производства мы прирастали, то в 2020-м идем с опережением графика. К концу года ожидаем, что доведенное задание в -1 % будет выполнено.

 

А самое главное, что принятые тогда решения дают сейчас результат».

 

Как пандемия COVID-19 сказалась на деятельности фармпромышленности?

 

«Наша отрасль столкнулась с теми же проблемами, что и другие в стране. Сложности были с логистикой в поставках сырья и материалов. При производстве лекарственных средств мы используем много импортных фармсубстанций. И дело даже не в том, что страдала оперативность в доставке сырья, но и в значительном росте цен на него. Увеличилась и стоимость транспортных услуг. Соответственно, резко пошли вверх наши затраты. Но проделанная нами начиная с прошлого года работа позволила, несмотря на такие изменения, обеспечить отрицательное соотношение затрат к объему производства.

 

Сложности были в сбыте продукции. Хотя, с одной стороны, можно говорить, что спрос на отдельные лекарственные средства вырос везде, в том числе и на зарубежных рынках, серьезное влияние оказали закрытые границы. По нашим оценкам, за весенний период мы потеряли примерно 12 млн долларов экспорта. Это связано как с логистическими проблемами, так и с приоритетным обеспечением собственного здравоохранения, для чего некоторые особо востребованные препараты, произведенные на поставку, перенаправлялись на внутренний рынок.

 

Если сравнивать с другими отраслями, то у нас ярко выраженная социальная направленность. И на тот момент эта задача была успешно выполнена. Минздрав сформировал перечень лекарственных средств для терапии пациентов с COVID-19 — в основном антибиотики, противовирусные, сердечно-сосудистые и другие препараты. При этом из всего списка 149 позиций составляла продукция белорусских фармпредприятий, и подавляющее большинство из них выпускалось организациями холдинга. К слову, из 149 наименований свыше 40 за весну были отгружены в объемах более стандартной годовой потребности. А по некоторым вышли и на двухлетний объем.

 

В первые непростые месяцы в ежедневном режиме был налажен контроль поставок субстанций и сырья, остатков на складах, отгрузки в адрес потребителей. Когда эпидситуация стабилизировалась, перешли на еженедельный формат. Но сегодня снова возвращаемся к ежедневному отслеживанию.

 

На некоторые препараты, не вошедшие в перечень Минздрава, наблюдался ажиотаж со стороны населения. И нам удалось удовлетворить этот спрос. В частности, за два месяца парацетамола было отгружено в объеме трехлетней потребности.

 

Кроме того, на тот период смогли сохранить цены, хотя стоимость сырья, материалов увеличилась. Надо отметить, что 43 % препаратов, выпускаемых предприятиями холдинга, стоят меньше одного доллара.»

 

На сегодня ситуация улучшилась?

 

«Уже более-менее наладились логистические цепочки, благодаря чему упростились поставки субстанций, улучшился экспорт продукции. Но тем не менее ситуацию еще нельзя назвать позитивной. Даже в июле-августе, когда был наибольший спад, нам приходилось не так легко, как хотелось бы. А в некоторые регионы было в принципе сложно поставить продукцию.»

 

Каким еще странам оказывалась помощь в плане поставок отечественных лекарственных средств?

 

«География наших поставок — а это более 30 стран — сохранилась и в тот непростой период. Отдельные просьбы о помощи, конечно, поступали. В частности, из Узбекистана. А в начале года, когда в Беларусь пандемия еще не пришла, государство отправило 2 груза товарной помощи в Китай, в том числе с продукцией наших фармпредприятий.

 

Хочу подчеркнуть, что с распространением COVID-19 стала остро ощутима важность собственной развитой фармпромышленности. В пиковый период каждое государство прежде всего заботилось о своих нуждах. На помощь особо рассчитывать не приходилось. И у нас как раз была возможность обеспечить своих потребителей необходимыми лекарственными средствами.»

 

Именно о доле отечественных лекарственных средств на внутреннем рынке республики говорил Президент в ежегодном послании к народу и Парламенту. Планируется ли изменение этого показателя?

 

«Мы подготовили предложения по измененному подходу к этому показателю. В свое время Президент поставил задачу достичь 50 % доли отечественных лекарственных средств в стоимостном выражении. Она была выполнена, и мы ее придерживаемся. Так, если в прошлом году цифра была чуть ниже данного показателя, то по итогам 8 месяцев нынешнего составляет 51,2 %. То есть уровень в целом сохраняется.

 

Но дело в том, что этот показатель зависит от факторов, которые никак не влияют на лекарственную безопасность государства. Если изменился курс доллара, то, независимо от объема поставок, цифра ухудшится. Ведь импорт считается в валюте, а наши объемы производства — в белорусских рублях. Есть и другой аспект: последние несколько лет активное внимание здравоохранение уделяло тому, чтобы применять для лечения ряда сложных заболеваний, в частности, СПИДа, инновационные импортные дорогостоящие препараты. И хоть закупки были небольшими по объему, из-за высокой цены изменялся и параметр доли отечественных лекарственных средств. Однако сохранять цифру в стоимостном выражении, жертвуя здоровьем граждан, тоже неправильно.

 

Чтобы обеспечить лекарственную безопасность страны, предлагаем долю в количестве упаковок. Здесь ситуация отличается разительно. За первое полугодие 2020-го мы поставили в упаковках более 68 % от всей потребности рынка. Если взять розницу, там доля составила около 65 %, а в госпитальном секторе вообще 91,5 %. Более того, предлагаем сформировать перечень препаратов, которые должны быть гарантированно оперативно поставлены здравоохранению с учетом эпидемической ситуации».

 

Обеспечить высокое качество продукции

 

Одна из задач, поставленная Минздравом в начале года, — выпуск новых наименований лекарственных средств. Что сделано в этом направлении и какие перспективы?

 

«Надо понимать, что данный процесс длительный. Разработка препарата, постановка на производство занимает не год и не два. Мы говорим о том, что вопрос расширения номенклатуры сегодня ведется в отношении следующей пятилетки и даже идущей за ней.

 

В нынешнем году, несмотря на пандемию, каждая организация, входящая в холдинг, разрабатывала стратегию развития на этот период. У каждой из них есть инвестиционные проекты, которые планируются к реализации, и перечень лекарственных средств для разработки и освоения.

 

Подготовлен проект стратегии развития вида экономической деятельности «Фармацевтическая промышленность» до 2030 года. Он прошел первое чтение и в Минэкономики, и в Совмине. Сейчас ожидаем, когда правительство примет параметры развития на пятилетку, чтобы необходимым образом скорректировать этот документ и в установленном порядке утвердить.

 

Что касается перечня лекарственных средств, то к его формированию подходили, основываясь на нескольких моментах. Первый, сугубо прагматичный, — экономический. Мы проанализировали импорт, выбрали наиболее валютоемкие позиции, оценили, сможем ли освоить эти препараты. Второй — практический. Главные внештатные специалисты Минздрава по направлениям предоставили нам свое видение, каких препаратов не хватает отрасли, в том числе из тех, что полностью сегодня отсутствуют на рынке.

 

Еще один нюанс: понятно, что все хотят производить оригинальные инновационные препараты, поскольку это выгоднее. Но чтобы обеспечить потребителя максимально доступными и качественными лекарственными средствами, в качестве основных продуктов рассматриваются дженерики. Мы также проанализировали перечень оригинальных препаратов, которые в ближайшее время выходят из-под патентной защиты, чтобы оценить, готовы ли мы к их освоению.

 

В результате всей этой работы на период до 2030 года примерно планируем освоить 600 наименований лекарственных средств».

 

А какие данные можете привести по нынешнему году?

 

«За текущую пятилетку зарегистрировано 450 наименований (с учетом различных форм и дозировок), только в первом полугодии 2020-го — 35. Преимущественно это препараты для лечения патологии сердечно-сосудистой и нервной систем, сахарного диабета, инфекционных заболеваний. Конечно, в связи с пандемией планы по освоению этого года немного скорректировали. Но мы не ставим задачу по достижению количества, главное все-таки — качество продукции».

 

Помимо расширения номенклатуры лекарственных средств планируете ли расширять географию поставок?

 

«Безусловно. Но сейчас стремимся не столько к увеличению количества стран, сколько к диверсификации экспортных потоков. Сегодня у нас, как и 10 лет, один из основных рынков сбыта — Россия. На втором месте — другие страны СНГ. Дальнее зарубежье занимает наименьшую долю. Рассчитываем повысить этот показатель. Правительство поставило задачу, чтобы три данных направления были примерно равными. Такой подход при любых колебаниях, в том числе экономических и политических, позволяет наиболее эффективно работать. Сегодня активно стараемся увеличить поставки в те регионы, где наши лекарственные средства реализуются, но в небольших объемах. Это Ближний Восток: работаем с Сирией, Ираком. До пандемии строили планы по освоению Африканского континента. Но в условиях пандемии пока все сохраняется на уровне переписки с возможными партнерами».

 

Перспективы развития и готовность ко второй волне

 

С июля 2020 года поставка лекарственных средств в Россию осуществляется с применением маркировки. Данное изменение коснулось и белорусских фармпроизводителей. Какие другие внешние факторы сейчас влияют на работу отрасли?

 

«Наши основные предприятия в свое время реализовали проекты, приобрели и установили необходимое оборудование. И сегодня они поставляют продукцию по новым требованиям. Надо признать, несмотря на предварительную подготовку, не все так гладко прошло. Эта система сложная и зависит от многих факторов. В июле часть фармпродукции смогли отгрузить с маркировкой, а сейчас уже вышли на полный объем. Положительным такое нововведение назвать нельзя из-за затрат на оборудование и организацию самого процесса. Тем не менее мы вынуждены соблюдать требования нашего основного потребителя.

 

Что касается других внешних изменений, даже если не принимать во внимание пандемию, уже 1,5–2 года существует устойчивая тенденция к удорожанию фармсубстанций в мире. Для этого есть несколько предпосылок. В частности, в Китае, который является одним из основных производителей, ужесточились экологические требования. Часть предприятий закрылись, остальные были вынуждены модернизироваться, что повлекло затраты и отразилось на ценах.

 

Еще один момент — практически все государства проводят работу по защите либо поддержке своего локального производителя. В России несколько лет назад реализовали ряд программ развития: были вложены большие средства, построены новые предприятия. И нам становится сложнее конкурировать. Да и во многих странах введены ограничительные меры в плане присутствия на рынке».

 

Если говорить о развитии белорусской фармпромышленности, по каким направлениям оно будет осуществляться?

 

«Мы подготовили ряд предложений и в ближайшее время выступим с ними. Во-первых, высказались за стимулирование производства по полному циклу. Сегодня есть предприятия, которые, по сути, осуществляют вторичную фасовку препаратов. Хотя, замечу, в некоторых ситуациях такой формат работы вполне приемлем. Например, когда приступаем к сотрудничеству с каким-либо иностранным партнером по локализации продуктов: начинаем с упаковки и за 1–3 года выходим на производство по полному циклу.

 

Во-вторых, у нас в стране реализуются государственные, в том числе научно-технические, программы. На наш взгляд, необходимо обеспечить, чтобы разработанные продукты спустя какое-то время в установленных объемах гарантированно приобретались для государственных нужд.

 

В-третьих, стимулирование экспорта. Наши предприятия работают на зарубежных рынках давно, и с учетом мощностей, объемов производства без этого просто невозможно. Но создается много предприятий негосударственной формы собственности. Для них выйти на экспортные рынки впервые непросто, да и порой нет заинтересованности. Тем не менее в масштабах государства все должны в той или иной степени ориентироваться на то, чтобы участвовать в экспорте. Со своей стороны будем предлагать стимулирующие механизмы. Как один из вариантов — поддержка государства по регистрации продуктов за рубежом».

 

Каковы перспективы развития непосредственно холдинга «Белфармпром»?

 

«Как я говорил, у каждого предприятия есть стратегия развития, конкретные инвестиционные проекты. Мы их рассматривали неоднократно. Это результат работы всего холдинга. Постарались в той или иной степени, чтобы у каждого предприятия была своя специализация. Кроме того, предусматриваем кооперацию между нашими участниками и стараемся ее максимально развивать для улучшения экономики холдинга».

 

Сегодня все говорят о начале второй волны пандемии COVID-19. Как оцениваете готовность фармпредприятий?

 

«Основная проблема, что нельзя четко спрогнозировать ее сроки и масштабы. Исходя из опыта, полученного в начале года, проанализировали свои возможности, попросили предприятие «Фармация» сформировать потребность в продукции до конца текущего года в целом, в том числе по ковидному перечню. Оценили запасы, которые имеются у них и у нас. Всем организациям поставлена задача не только сформировать, но и поддерживать определенные запасы фармсубстанций. На основе заявок потребителей видим, что потребность вполне закрываем. Но понимаем, что вторая волна пандемии может развиваться по-разному. Поэтому проводим ряд мероприятий по обеспечению дополнительным сырьем и материалами, чтобы иметь возможность оперативно отреагировать на все вызовы.»

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».